Меню Рубрики

Онколог головы и шеи гончаров

Отделение создано в 1960 году на базе ЛОР-онкологического отделения ЦКРРБ МПС, с 1982 года работает в ЦКБ № 2 им. Н.А.Семашко ОАО «РЖД».

Отделение развернуто на 26 коек.

В отделении работают высококвалифицированные специалисты:

  • заведующий отделением, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, доцент Решетов Дмитрий Николаевич,
  • врач высшей категории, кандидат медицинских наук Соколова Ольга Борисовна,
  • хирург-онколог Матвеева Светлана Петровна,
  • логопед, кандидат педагогических наук Уклонская Дарья Викторовна.
  • медицинские сестры отделения имеют высшую квалификационную категорию.

В отделении осуществляется обследование и комплексное лечение больных опухолями органов головы и шеи, пациентов с предопухолевыми и хроническими заболеваниями органов головы и шеи

  • нос, околоносовые пазухи
  • слизистая оболочка языка, полости рта
  • верхняя и нижняя челюсть
  • гортаноглотка, гортань
  • шейная часть трахеи, пищевода (включая дивертикулы)
  • кожа
  • слюнные железы
  • лимфатические узлы
  • щитовидная и паращитовидные железы
  • внеорганные опухоли шеи (невриномы, хемодектомы, саркомы)
  • боковые и срединные кисты шеи

Отделение оказывает высокоспециализированную хирургическую помощь, проводит комбинированное и комплексное лечение с применением химиотерапии и лучевых методов лечения. А так же, является клинической базой кафедры онкологии и лучевой терапии МГМСУ им. А.И. Евдокимова.

Постоянно действующий консилиум позволяет разрабатывать индивидуальный план лечения для каждого пациента.

Отделение имеет значительный опыт по хирургической реабилитации пациентов, перенесших после расширенных операций на органах головы и шеи.

В отделении на постоянной основе работает логопед-дефектолог, проводящий реабилитацию больных, страдающих сложными речевыми расстройствами. Также оказывается реабилитационная логопедическая помощь пациента, перенесшим оперативные вмешательства по поводу опухолей головы и шеи, а также при нарушениях речи другой этиологии.

В отделении возможно проведение заочной консультации по медицинской документации и морфологическим препаратам.

Проводится амбулаторный прием населения.

В амбулаторных условиях выполняются пункционные биопсии новообразований, лимфатических узлов и щитовидной железы.

Заболевания щитовидной железы

В отделении проводится комплексная диагностика и хирургическое лечение доброкачественных и злокачественных новообразований щитовидной и паращитовидных желез, тиреотоксического зоба (совместно с эндокринологом), аутоиммунных заболеваний щитовидных желез.

Возможно выполнение комплексного обследования, включающего тиреосцинтиграфию с пертехнетатом, техетрилом, ультразвукового исследования, компьютерную томографию, исследование гормонального профиля, выполнение пункционной биопсии, консультации смежных специалистов.

Патология ЛОР — органов

Врачи отделения имеют специализацию по оториноларингологии. В отделении проводится диагностика и хирругическое лечение следующих заболеваний:

  • хронических риносинуитов (хронический гаймоит, фронтит, этмоидит),
  • кист и полипов придаточных пазух носа (эндоскопическая и шейверная технология),
  • корекция внутренних структур носа при нарушении дыхания и храпе,
  • исправление искривленной носовой перегородки,
  • операции при хроническом тонзиллите,
  • коррекция гипертрофий мягкого неба,
  • диагностика и лечение гипертрофических ларингитов с использованием эндоскопических методов.

В отделении чисто, уютно. В отделении 1 VIP — палата, одноместные палаты, четырехместные палаты. В каждой палате имеется душевая комната, санузел, холодильник.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ОТДЕЛЕНИЯ

Отделение опухолей головы и шеи НУЗ ЦКБ №2 им. Семашко является одним из старейших узко-профильных отделений в России. Отделение создано в 1960 году на базе ЛОР — онкологического отделения ЦКРРБ МПС. Отделение было организовано кмн Е.С. Огольцовой при содействии одного из инициаторов создания специализированных отделений для лечения больных с опухолями головы и шеи – профессора И.Я. Сендульского. И.Я. Сендульский заведовал кафедрой оториноларингологии Смоленского медицинского института. В 1943 г. организовал первое в Советском Союзе ЛОР-отделение в Московском онкологическом институте имени П.А. Герцена. Наряду с отделениями опухолей головы и шеи Российского онкологического научного центра, Московского онкологического института им. П.А. Герцена отделение ОГШ ЦКБ МПС являлось одним из первых и ведущих профильных отделений в стране по оказанию помощи пациентам с опухолями головы и шеи. В отделении, впервые совместно работали врачи онкологи, хирурги, ЛОР — врачи, стоматологи, радиологи. В разное время в отделении ОГШ ЦКБ МПС работали такие выдающиеся специалисты онкологи как М.П. Пузрин (возглавлял отделение с 1968 по 1982гг), профессор Ю.Л. Гамбург (возглавлял отделение с 1983–1984гг).

С 1984 по 1994гг. отделение возглавлял С.М. Беркович, с 1994 по 1996гг – Д.М. Ачеркан С 1997 по 2011г – Л.Н. Смагина с 2011 года по настоящее время – Д.Н. Решетов Несмотря на реалии сегодняшних дней кадровый состав отделения остается практически неизменным многие годы и десятилетия и представляет собой сплоченный коллектив профессионалов-единомышленников. Отделение помнит, чтит и использует в работе славные традиции человеколюбия, милосердия и профессионализма основоположников, накапливает и приумножает собственный практический и научный потенциал. Отделение в течение десятилетий сотрудничает с кафедрой онкологией и лучевой терапией Московского Государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова. В стенах клиники проводятся многочисленные научно-практические исследования, направленные на совершенствование медицинской помощи для пациентов.

Отделение опухолей головы и шеи функционирует в тесной связи со всеми подразделениями Онкологического центра ОАО «РЖД». Это позволяет оказывать всестороннюю помощь, включающую проведение комбинированного и комплексного лечения с применением лучевой и химиотерапии. В отделении выполняются сочетанные хирургические вмешательства у пациентов с множественными локализациями опухолевых процессов.

В отделении работают высококвалифицированные специалисты-онкологи, имеющие большой практический опыт лечения пациентов с заболеваниями области головы и шеи, различными заболеваниями ЛОР — органов, заболеваниями щитовидной железы, слюнных желез, образованиями кожи. Специалисты отделения с успехом занимаются реконструктивно-восстановительной хирургией, комплексной реабилитацией больных. В этой сфере активную работу ведет кандидат педагогических наук, доцент Д.В Уклонская, являющаяся уникальным специалистом, владеющая различными методиками комплексной реабилитации пациентов перенесших расширенные хирургические вмешательства и комплексное лечение. Заведующий отделением, доцент, кандидат медицинских наук Д.Н Решетов наряду с активной лечебной деятельностью широко известен в научных кругах специалистов. Д.Н. Решетов является научным редактором журналов «Онкохирургия», «Голова и шея», ведет обширную исследовательскую работу. Врач высшей категории О.Б. Соколова одна из наиболее опытных специалистов отделения, активно занимается не только лечением онкологических больных но и оказывает высококвалифицированную помощь пациентам страдающих острыми и хроническими заболеваниями ЛОР — органов. С.П Матвеева. — высококвалифицированный ответственный сотрудник, обладающая не только профессиональными, но и уникальными душевными качествами. Старшая медицинская сестра Г.А. Цап является одним из немногих сотрудников больницы, стоявших у истоков ее формирования.

источник

22.12.2019 в 20:08, просмотров: 6119

По словам российского онколога Лилии Яковлевой, завотделением опухолей головы и шеи Московского научного центра им. Логинова, успешное лечение онкологии во многом определяется своевременной диагностикой. Поэтому важно обратить внимание на некоторые тревожные симптомы.

Поводом, чтобы пройти медобследование, могут стать частые боли, уплотнения или шишечки. Многие люди привыкли не обращать внимание на выделения на слизистой полости рта или дискомфорт при глотании. Ненормальными являются белые или красноватые образования во рту, а также необычные выделения.

Не стоит откладывать с визитом к врачу, если начали шататься зубы без особых причин. Также следует следить за состоянием пигментных пятен: тревожным сигналом является их резкое изменение цвета или формы, цитирует онколога «Говорит Москва».

Яковлева подчеркнула, что при раннем обнаружении злокачественного образования можно излечить до 84% больных.

Как ранее писал «МК в Волгограде.ру», одним из признаков онкологии может быть повышенное потоотделение ночью, подробности читайте здесь.

Отметим, материал носит информационный характер и не заменяет консультации врача.

Читайте также:

Наш канал в Яндекс Дзене

Сетевое издание «МК в Волгограде» volg.mk.ru

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57444

Учредитель СМИ – ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Издатель – ООО «Издательский дом «Волгоградская правда»

Адрес редакции: 400131, г. Волгоград, ул. Краснознаменская, д. 7.

Главный редактор: Карпова Наталья Алексеевна

Материалы под рубриками «Компетентно», «Деловой круг», «По существу», «Точка зрения», «С праздником!», «Благое дело», «Спрашивали – отвечаем», «Здоровье и красота», «Хорошая новость», «Визитная карточка», «Человек и дело», «Из первых уст», «Атмосфера красоты», «Стиль жизни», «Авто Драйв», «Жилищный вопрос», «Гордость нации», «Хозяин на земле», «Есть проблема», «Обсуждаем опыт», «Подробно», «Есть мнение!» и материалы, помеченные знаком «PR», публикуются на коммерческой основе и являются рекламой. За достоверность информации в рекламных материалах несет ответственность рекламодатель. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.

Все права на материалы, опубликованные на сайте volg.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте volg.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

источник

К опухолям головы и шеи относят онкологические заболевания носа, рта, гортани, глотки, слюнных желез, придаточных пазух. Опухоли эндокринной, лимфатической, центральной нервной системы и глаз в эту группу не входят.

Доля опухолевых образований области головы и шеи составляет около 20% онкологической заболеваемости. Часто эти опухоли оказываются очень агрессивны: они быстро растут, дают множественные метастазы и с трудом поддаются лечению. Для того, чтобы успешно справляться с опухолями головы и шеи, онкологи взаимодействуют с узкими специалистами, в частности, с отоларингологами, стоматологами и дерматологами.

По расположению различают опухоли губ, слизистой оболочки и полости рта, языка, слюнных желез, глотки, гортани, носа, околоносовых пазух.
Опухоли головы и шеи могут иметь соединительнотканное, эпителиальное, нейрогенное происхождение. По степени зрелости клеток среди них выделяют высокодифференцированные и незрелые, последние хуже поддаются лечению и ухудшают общий прогноз.

Спровоцировать развитие опухолей головы и шеи могут различные причины. Вот лишь некоторые из них:

  • злоупотребление алкоголем;
  • курение и нюхательно-жевательный табак;
  • употребление спиртосодержащих жидкостей для ополаскивания полости рта;
  • некоторые вирусы (вирус Эпштейна-Барр, вирус папилломы человека и др.);
  • профессиональные вредности (контакт с древесной и текстильной пылью, сажей, краской, металлом и др.);
  • радиоактивное излучение;
  • регулярное употребление слишком горячей пищи.

Чаще всего новообразования головы и шеи возникают у пациентов в возрасте старше 50 лет. Клинические проявления опухолей данной группы в зависимости от расположения и стадии могут быть очень разнообразными.

До 95% случаев рака губы встречается у мужчин, типичным местом локализации опухоли является нижняя губа. С точки зрения гистологии, злокачественные опухоли губы обычно представляют собой плоскоклеточный рак. Ему чаще всего предшествуют предраковые состояния — хронические трещины, ограниченный гиперкератоз, бородавчатый предрак и др.

Для рака губы на разных стадиях развития характерны местные изменения в виде вдавления или болезненной эрозии, покрытой корочками. Со временем рак губы захватывает все большую площадь и может изъязвляться. Благодаря особенностям расположения рак губы легко распознается на ранних стадиях, поэтому хорошо поддается лечению.

До 50% злокачественных опухолей полости рта приходится на рак языка, еще 20% случаев составляет рак дна ротовой полости. Опухоль часто развивается на месте лейкоплакии (характерных роговых пластинок), гиперкератической красной волчанки или красного плоского лишая.

Внешне рак полости рта может иметь вид язвы или инфильтрата (уплотнения). В ряде случаев опухоль выступает над поверхностью слизистой. По строению ткани среди онкологических заболеваний полости рта преобладает плоскоклеточный рак, реже встречается аденокарцинома. Для рака полости рта характерно быстрое и незаметное прорастание в здоровые окружающие ткани и метастазирование в региональные лимфоузлы.

Уже на ранних стадиях рака ротовой полости пациентов беспокоят боль и неприятные ощущения, позднее присоединяются затруднения при глотании и разговоре, припухлость, язвочки, кровотечения из ротовой полости. По мере роста опухоли все симптомы усиливаются, что и становится поводом для обращения к врачу.

В структуре злокачественных опухолей головы и шеи рак слюнных желез составляет 3–5%. Преимущественно поражаются крупные околоушные железы, а опухоли малых слюнных желез в основном локализуются на нёбе. В слюнных железах можно обнаружить следующие формы:

Рак слюнных желез дает метастазы в близлежащие лимфатические узлы, иногда — в легкие и кости. Клинически он протекает безболезненно, при осмотре можно обнаружить лишь уплотнение. При прорастании в соседние ткани рак слюнных желез вызывает парез лицевого нерва.

Рак гортани в структуре всех злокачественных опухолей составляет около 2%. Наиболее частые его морфологические варианты- плоскоклеточный рак и аденокарцинома. Опухоль может прорастать в стенки органа или имеет вид бугристых разрастаний на широком основании. Рак верхнего отдела гортани считается очень опасным, при поражении голосовых связок прогноз благоприятнее, так как опухоль в этом случае растет медленнее и редко дает метастазы.

Пациенты с раком гортани долгое время жалуются на першение в горле, ощущение инородного тела. При поражении надгортанника рано появляются боли при глотании, если опухоль возникла в области голосовых связок, у больного может наблюдаться охриплость голоса вплоть до полного его исчезновения.

Читайте также:  Болит шея отдает в скулы

На рак глотки приходится до 12% опухолей головы и шеи. Для него характерны ранние метастазы в лимфоузлы. Рак гортани развивается в труднодоступном для обозрения месте, часто без каких-либо симптомов, поэтому, как правило, обнаруживается на поздних стадиях, когда у пациента уже затрудняется носовое дыхание, ухудшается слух, появляется гнусавость голоса.

Многие опухоли головы и шеи можно обнаружить при простом осмотре. Если поражается носовая полость, пазухи, гортань или глотка, для осмотра используют специальные инструменты с зеркалами, а также эндоскопическое оборудование. При пальпации можно обнаружить увеличенные лимфатические узлы, а также саму опухоль в виде уплотнения, подвижного или спаянного с соседними тканями.

Новообразования мягких тканей, околоушных слюнных желез легко обнаружить при помощи ультразвукового исследования. Большую роль в детализации строения опухолей головы и шеи играют рентгенологические методы исследования — компьютерная и магнитно-резонансная томография. Окончательный диагноз позволяет установить биопсия ткани опухоли и ее гистологическое изучение.

Радикальный способ лечения опухолей головы и шеи — хирургическое удаление новообразования и региональных лимфатических узлов. Для опухолей первой стадии бывает достаточно только операции, на второй стадии хирургическое лечение комбинируют с радиологическим. Иногда курс лучевой терапии назначают перед оперативным вмешательством для уменьшения размеров опухоли и предупреждения появления метастазов. Облучению в обязательном порядке подвергаются также расположенные в непосредственной близости от опухоли лимфатические узлы.

При раннем обнаружении опухоли в носовой полости, синусах, глотке применяют эндоскопический доступ, если образование небольшое, ограничено капсулой и находится на поверхности слизистой, может быть использована крио- или лазерная деструкция,фотодинамическая терапия. Это наиболее щадящие способы лечения. После удаления опухоли из-за особенностей ее расположения и функционирования пациентам часто необходима пластика в области шеи и лица.

Комбинацию лучевой и химиотерапии применяют с паллиативной целью, когда опухоль невозможно удалить полностью.

источник

Прием в Поликлинике Центра проводится ежедневно с 09.00 до 20.00 по предварительной записи, кроме субботы и воскресенья

Внимание! С 05 ноября 2019 года по понедельникам проводит прием пластический хирург, к.м.н. Чаушева С.С. Запись: 8 499 968 69 12 Подробнее

Внимание! В отделении сурдологии проводится комплексное обследование слуха ребенка в состоянии медикаментозного сна подробнее. Исследование слуха в состоянии естественного сна у детей до 6 лет и в сложных случаях

Уважаемые пациенты! В случае незаконных действий со стороны всех сотрудников Центра вне зависимости от их должности, просьба незамедлительно обращаться в Службу безопасности и режима ФГБУ НКЦО ФМБА России по тел.: 8-(499)-968-69-16. Администрация Центра рассчитывае т на Вашу помощь.

Онкологическое отделение опухолей головы и шеи (ОГШ) оказывает квалифицированную хирургическую помощь больным с доброкачественными и злокачественными опухолями головы и шеи: гортани и гортаноглотки, околоносовых пазух, щитовидной железы, внеорганными опухолями шеи,слюнных желез и другими менее распространенными новообразованиями.

Операции в отделении выполняют как традиционным способом, так и с помощью радиоволнового ножа или лазера. Вмешательства в малых анатомических пространствах, связанные с риском повреждения нервов, сосудов и других жизненно важных структур выполняют под контролем операционного микроскопа, эндоскопии, электрофизиологического нейромониторинга и хирургической навигации.

Основные виды хирургических вмешательств, выполняемые сотрудниками отдела ЛОР онкологии:

  • Микрохирургическое эндоларингеальное удаление новообразований гортани с использованием СО2 лазера
  • Ларингэктомия
  • Голосовая реабилитация после ларингэктомии
  • Ларингофарингэктомия
  • Резекция гортани (различные варианты)
  • Микроэндоларингеальная резекция гортани с использованием эндовидеотехники
  • Эндоларингеальное удаление доброкачественных опухолей гортани
  • Резекция рото- и гортаноглотки
  • Резекция грушевидного синуса
  • Резекция щитовидной железы
  • гемитиреоидэктомия
  • Тиреоидэктомия
  • Трахеопищеводное шунтирование и голосовое протезирование
  • Лимфодиссекция шеи
  • Трахеостомия
  • Баллонная трахеопластика при рубцовых стенозах трахеи
  • Резекция верхней челюсти
  • Удаление и резекция слюнных желез
  • Резекции языка, гемиглоссэктомия,глоссэктомия
  • Резекция дна полости рта, неба, губы
  • Иссечение срединных и боковых кист/свищей шеи, атером головы и шеи
  • Биопсия органов головы и шеи, ЛОР-органов
  • Химиотерапия ЛОР-органов

При необходимости частичного или полного удаления органа выполняют операции с реконструктивно-пластическим компонентом, позволяющие устранить послеоперационные функциональные и косметические изменения.

Основные направления научно-исследовательской работы онкологического отделения опухолей головы и шеи (ОГШ):

  • Хирургическая реабилитация больных раком гортани и гортаноглотки после ларингэктомии
  • Разработка органосохраняющих операций у больных раком гортани и гортаноглотки
  • Иммунологические аспекты диагностики и лечения злокачественных опухолей ЛОР-органов

источник

Опухоли головы и шеи – понятие сборное, объединяющее множество анатомических единиц из разных систем: дыхательной (рак полости носа и придаточных пазух), пищеварительной (рак гортани, полости рта, губы и другие), эндокринной (щитовидная железа). Здесь же – опухоли кожи и волосистой части головы. В общей сложности, больше десятка локаций. На Западе такие пациенты, по очень общим замерам составляющие около 4% от всей аудитории онкобольных, попадают в основном к челюстно-лицевым хирургам или в отделения ENT (ears-nose-throat division). В России же специализирующиеся на опухолях головы и шеи подразделения есть далеко не повсеместно, таких пациентов могут оперировать в торакальных, отоларингологических или общехирургических отделениях. Центры сосредоточения профильных компетенций и вовсе можно пересчитать по пальцам – это НМИЦ онкологии в Москве и Санкт-Петербурге, НМИЦ радиологии, несколько областных клиник.

Достоверной эпидемиологической картины по этому уникальному онкологическому направлению не существует – в нашей системе здравоохранения такие пациенты попадают к врачам разных профилей и не выделяются в обособленную статистическую группу. Тем не менее, несмотря на разнородность злокачественных новообразований головы и шеи, ключевые принципы их лечения схожи, правда, требуют максимальных усилий мультидисциплинарной команды врачей: очень сложная онкохирургия и лучевая терапия – из‑за обилия мелких и нежных структур, повредить которые чрезвычайно легко. Эти опухоли чрезвычайно неприятны и тем, что, лишь немного распространившись, зачастую приводят к калечащим вмешательствам. От оперирующих врачей помимо знания противоопухолевых техник требуются навыки в микрохирургии, реконструкции и трансплантации тканей. При этом для лечения таких больных все равно может понадобиться привлечение специалистов разных профилей – для совместных одномоментных или поочередных вмешательств терапевтического или реабилитационного характера.

Vademecum поговорил с заведующей отделением опухолей головы и шеи НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Замирой Раджабовой об опыте создания и функционирования специализированного клинического подразделения.

– Вы занимались торакальной онкохирургией. Как получилось, что теперь вы являетесь руководителем отделения опухолей головы и шеи?

– Когда в 1998 году я пришла в институт онкологии, отделение называлось еще сложнее – торакальное отделение с эндоскопической хирургией. Отделение было большое, на 55 коек, возглавлял его профессор Алексей Степанович Барчук. Тут занимались лечением рака легкого, гортаноглотки, слюнных желез, щитовидной железы, кожи, то есть каждый хирург обязательно вел легочных пациентов, больных с опухолями головы и шеи, с опухолями кожи. Разделения между врачами, специализации на каких-то конкретных патологиях у нас не было. Кроме того, нас учили делать эндоскопию – владение этим инструментом было у нас обязательной компетенцией каждого врача. Пациентов с опухолями головы и шеи в торакальном отделении курировал Роберт Иванович Вагнер, очень аккуратно, красиво выполнявший операции на легких и одновременно развивавший в институте это направление.

В 1996 году в нашем институте была сформирована группа специалистов по лечению опухолей головы и шеи, которую он возглавил. В Москве этим занимался Александр Иванович Пачес – он сформировал Всесоюзный комитет по изучению опухолей головы и шеи (который позднее стал называться проблемной комиссией), боролся, чтобы в каждом регионе работало отделение, где оперировали пациентов с опухолями головы и шеи. В 2013 году Александр Иванович приехал в наш институт по приглашению директора Алексея Михайловича Беляева, для того чтобы провести здесь очередное заседание проблемной комиссии по опухолям головы и шеи. Накануне заседания Алексей Михайлович решил создать отдельную профильную структурную единицу – хирургическое отделение опухолей головы и шеи. Было создано и новое торакальное отделение, специализирующееся на лечении пациентов со злокачественными заболеваниями грудной клетки, в первую очередь с опухолями легких, пищевода, средостения.

– Сколько сейчас специалистов в вашем отделении?

– У нас очень молодой и камерный коллектив – пять хирургов, не считая меня. Один из них закончил обучение по лор-специальности и имеет большой опыт работы.

– Сколько пациентов ежегодно получают лечение в вашем отделении?

– Если считать вместе с повторными, то 700–800 человек. Первичных пациентов, которым выполняются хирургические вмешательства, примерно 500 человек в год.

– То есть еще 200–300 пациентов получают у вас дополнительное лечение?

– Да. Наше отделение, если сравнивать с другими онкостационарами, уникальное по своей сути. Конечно, в стране есть достаточно компетентные и мощно оборудованные профильные отделения, там работают очень серьезные хирурги. Но порой, когда мы общаемся со своими коллегами на конгрессах, они удивляются тому, что наши пациенты получают комбинированное лечение, включающее три вида – хирургическое, лучевое, химиотерапевтическое, разумеется, при поддержке радиологов и химиотерапевтов. Пациенты во время всех этапов лечения находятся под наблюдением хирургов. И мы видим все проблемы, с которыми они сталкиваются, результаты лечения – и хорошие, и плохие, а это непростая категория пациентов, осложнения во время лечения могут быть очень серьезными.

Мы каждый день осматриваем амбулаторных пациентов командой – химиотерапевт, хирург и радиолог. Мы связываемся друг с другом по Skype или WhatsАpp, как угодно, только чтобы не гонять пациента по кабинетам. Для нас всегда важно расставить приоритеты – хирургические или радиологические. Конечно, мы лечим по стандарту, но у нас частенько бывают нестандартные ситуации – приходят настолько запущенные пациенты, что правильных стандартизированных решений просто быть не может. Радиологи всегда готовы с нами работать, несмотря на то что наши пациенты – самые сложные: это гортаноглотка, глотка, трахеостомы, корень языка, это разваливающиеся, воспалительные, грязные, если угодно, опухоли, с врастанием в магистральные сосуды, сонную артерию или яремную вену. И без этих проблем у пациентов во время лучевой терапии появляются осложнения, ожоги кожи. Почти всегда параллельно с лучевой мы проводим и химиотерапию, во время которой бывают поражения слизистой, появляются мукозиты, все обложено налетом, случается пневмония – и все это надо лечить.

Как традиционно происходит в реальной жизни? Пациент приходит, его берет хирург, выполняет операцию и пишет, что пациенту показана консультация радиолога, химиотерапевта. Начинается блуждание пациента по кабинетам: прием радиолога, он не взял: «Сходите к химиотерапевту», тот говорит: «Нет, дойдите сначала до радиолога». На этапе формирования нашего отделения я всех собрала и сказала, что нам такая модель не подходит, я беру ответственность на себя, возможно, кому-то придется немного подчиниться, но необходимо изначально прийти к единому мнению о стратегии лечения пациента. В итоге курацию больных мы берем на себя полностью: консультируем, оперируем, потом проводим химию и лучевую терапию. Проводим в полном объеме, так, как нужно, – и лучи, и химию одновременно, не боясь последующего осложнения. Мы знаем, что осложнение будет, и пациенту обязательно про это рассказываем, он подписывает информированное согласие. Огромное спасибо химиотерапевтам и радиологам, которые так же, как и мы, хирурги, фанатично относятся к проблеме лечения этой категории пациентов, всегда находятся на связи и готовы помочь. Значительная часть пациентов вообще не оперируется, они проходят химию и лучевую терапию.

– Многие из ваших пациентов инвалидизированы, сами операции могут быть калечащими или обезображивающими. Вы проводите пластику, реабилитацию этих больных?

– Хотелось бы видеть I стадию заболевания, но чаще всего к нам поступают пациенты, которым уже отказали везде. Недавно звонили представители администрации какого-то региона, очень просили взять мальчика как раз с I стадией. И вот нам уже кажется, что здесь какой-то подвох, потому что практически никто с такими состояниями в НМИЦ онкологии, особенно в наше отделение, не обращается. Наша аудитория – всегда III-IV стадии. Конечно, эти операции калечащие, но все относительно: либо мы выбираем жизнь, боремся, проходим вместе с пациентами все этапы их тяжелого лечения, либо эти пациенты уходят – мучительно и тяжело.

Когда к нам приходит пациент, мы сразу определяем три основных параметра: ест, дышит, не кровит. Если не ест, никакое лечение не пойдет. Тогда мы ставим либо гастростому, либо зонд: питание, нутритивная поддержка. Если больной плохо дышит, мы сразу решаем вопрос с трахеостомой, и это очень непростой момент – многие пациенты категорически сопротивляются. Если у пациента опухоль подкравливает, то либо необходима химиоэмболизация сосудов опухоли, и мы работаем с сосудистыми хирургами из Института нейрохирургии им. А.Л. Поленова, который входит в НМИЦ им. В.А. Алмазова, либо первым этапом мы выполняем перевязку наружных сонных артерий.

Что касается восстановления, мы обязательно делаем одномоментную реконструкцию, пластику ротационными лоскутами – возможностей очень много. Если речь идет о сосудистой микрохирургической пластике, ее мы делаем чаще всего отсрочено, потому что риск того, что лоскут погибнет, крайне высок – он может инфицироваться из-за распада опухоли. А инфекция очень злая у таких пациентов, потому что плоскоклеточный рак растет с распадом опухоли, естественно, присоединяется инфекция, и чаще всего у больных развиваются воспаления. Если говорить о костно-лицевом скелете, то и в этом случае идет обязательное восполнение костей, то есть мы создаем каркас для дальнейшей реабилитации. Операция может состоять из нескольких этапов.

Читайте также:  Ломит шею и плечи что делать

– Какие из вмешательств на голове и шее наиболее сложные или требуют максимального привлечения разных специалистов?

– Даже не могу что-то особенно выделить, поскольку у нас ежедневно проходят достаточно сложные операции. У меня сегодня была назначена операция семилетнему ребенку, но я ее отменила. Накануне был очень тяжелый прием, и сегодня у нас еще две операции, а ребенку нужно будет обязательно делать микрохирургический невролиз – невозможно сохранение лицевого нерва. Там крайне тяжелая ситуация. Необходимо настроиться и тщательно подготовиться к такой операции.

Наши операции длительные. Есть очень серьезная локализация опухоли – рак шейного отдела пищевода. Эта особенная, тяжелая категория пациентов, для лечения которых в нашем институте разработан особый подход. Этой проблемой занимаются наше отделение и хирургическое торакальное отделение, которым заведует Евгений Владимирович Левченко. Чаще всего выполняется большая операция по удалению первичной опухоли и метастазов и одномоментная пластика дефекта трубкой, выкроенной из желудка, применяется микрохирургическая пластика при отсутствии полноценного кровоснабжения трансплантата. Пластику можно выполнить и другими способами. Например, мы делали микрохирургическую пластику кишкой. Работали две команды врачей: врачи Алексея Михайловича Карачуна [заведующий хирургическим отделением абдоминальной онкологии НМИЦ онкологии Н.Н. Петрова. – Vademecum] забирали кишку и подготавливали для нас, мы пришивали кишку и формировали сосудистые анастомозы. У пациента не было глотки, к ротовой полости мы пришили одну часть кишки, вторую – к шейному отделу пищевода. И даже эта операция на самом деле не самая сложная, тяжелым изначально был сам случай. Пациенту до этого была выполнена двухсторонняя лимфодиссекция – удаление целого органокомплекса шеи, фактически там остались сосуды шеи, мышцы, все остальное – щитовидная железа, гортаноглотка – было удалено.

Сложно бывает тогда, когда опухоль врастает в сосуды. У нас был пациент – сам врач, не захотевший лечиться и решивший умирать. Однажды он стал задыхаться, упал на пороге квартиры, успел вызвать «скорую» – врачи практически в коридоре ему сформировали трахеостому. И после этого он пересмотрел свою жизненную позицию и решил лечиться. Он поступил к нам, с измененным овалом лица, тяжелым запахом – распадающаяся опухоль с врастанием в оба венозных сосуда, достаточно сложно было там выделять сосуды.

Ну и еще была операция – пациент с огромной опухолью в ротовой полости лечился в другом учреждении. У нас была выполнена операция: альвеолярный отросток нижней челюсти был частично резецирован, была сделана резекция челюсти, чтобы удалить опухоль изо рта, и был сформирован лоскут из большой грудной мышцы на сосудистой ножке. И сложность даже была не в этом, а в шейной диссекции с двух сторон, потому что у него оба венозных ствола яремной вены были вовлечены в опухолевый процесс. Нам пришлось делать пластику сосудов – нужно было сначала перевязать внутреннюю яремную вену с одной стороны, через какой-то определенный период перевязать вторую. Была критическая ситуация, мы фактически сшили, сформировали два новых просвета сосудов. Один из них заместили протезом, сформированным из лицевой вены. Сейчас у него положительная динамика, по сосудам все прекрасно. Сложность в том, что это все на шее и связано с магистральными сосудами, и если мы делаем какую-то тракцию или пораним их – потеряем пациента.

– Такие вмешательства – тонкие и масштабные – квалифицируются как госзадание на ВМП?

– Как это ни прискорбно, у нас проводятся достаточно серьезные операции, с пластикой и резецированием магистральных сосудов, которые не входят в ВМП. Это бюджет ОМС, и стоимость операции, для выполнения которой врачи без перерыва стоят в операционной семь – десять часов, очень невысокая. И это не очень понятно. Тарификация вмешательств зависит от заболевания, нозологии. Например, удаление опухоли без первичного очага не относится к ВМП, а какая-то другая патология, например, вмешательство на гортаноглотке входит в ВМП. Мы градацию пациентов – ВМП это или не ВМП – не проводим, нам надо им помогать. Если планируешь этого пациента взять, надо делать это сразу, без оглядки на тариф. Просто если немного отсрочишь, патологии захватывают другие структуры – и все.

– Почему большинство ваших пациентов – это тяжелые, крайне запущенные случаи, ведь опухоли головы и шеи либо видны, либо ощутимы?

– Я работаю 20 лет в нашем институте, каждый раз задаю этот вопрос и не могу получить на него ответ. Прямой, честный ответ мне давали лишь несколько раз. Например, тот врач, о котором я рассказывала, он просто решил для себя: умирать. Остальные просто не хотят ничего знать и решать. И это невозможно понять: у человека практически нет половины лица, а он не идет лечиться. Однажды к нам пришла пациентка: по передней поверхности шеи – опухоль, похожая по форме на мяч для регби, этот узел врастал в магистральные сосуды и мышцы шеи. Я не могу передать вам запах, который исходил от этой опухоли. Причем женщина живет не одна, а в семье с детьми. К ним в гости приехала ее сестра, увидела все это, поняла, в каком состоянии пребывает семья, и просто притащила ее к нам. Оперировали мы ее порядка семи-восьми часов, и это была ужасная, тяжелая операция: дефект огромный, заменить ткани мы не могли, так все прогнило. Делать ротацию лоскутов на сосудистой ножке – бессмысленно, мы заведомо знаем, что все сгниет, резерва на будущее у нас не остается. Мы пересадили ей искусственную кожу на это место, пока все заживало, чтобы в дальнейшем сделать полноценную пластику. Пока мы проводили две огромные операции на шее, несмотря на угольные маски и стоящий рядом аспиратор, забирающий этот воздух, операционная сестра трижды выходила, потому что начинала терять сознание от запаха опухоли.

Была женщина, у которой сгнил язык, – анестезиологи почти 40 минут не могли дать наркоз. Врачу стало плохо, она не выдержала, ушла, заменили на второго, потом пришел заведующий реанимацией, который справился с ситуацией. Многие поступающие к нам ординаторы не выдерживают, уходят.

– Не выдерживают психологически?

– Да. И потому я так благодарна своим врачам, которые не просто держатся, но и очень хорошо делают свою работу. Это люди, которые понимают, что способны помочь, люди, без которых я не смогу сделать все эти операции, не смогу вести больных. Учитывая особенности этой нозологии, мы друг друга поддерживаем, иронизируем, плачем, но когда-то и смеемся. Без этого никак нельзя.

– Женщин-хирургов в индустрии в принципе немного, а вы работаете еще и с такой непростой категорией больных. Почему?

– Когда я только пришла в институт онкологии, опытные коллеги заметили, бросили пренебрежительную реплику: «У нас в отделении 20 лет не работали женщины, что, думаешь, появятся?» Это первое, что было сказано, а второе: «А отчество у вас вообще есть?» Но вскоре меня приняли, и на то, что я женщина, как-то перестали обращать внимание, понимали, что я работаю так же, как они, поэтому никаких привилегий и жалости не требую. Мне очень здорово помогли мои учителя, вероятно, увидели то, что им понравилось как хирургам. Сейчас, когда приходит молодой врач, я почти сразу и безошибочно могу понять, будет он хирургом или нет, есть ли у него какие-то данные для этого.

Конечно, было трудно. В 2007 году наше тогда еще единое торакальное отделение возглавил Евгений Владимирович Левченко, и нам добавилась новая локализация – пищевод, он стал выполнять большие реконструктивные операции. Сейчас, когда мы отделились, опухоли шейного отдела пищевода находятся в компетенции обоих отделений – опухолей головы и шеи и хирургического торакального. Раньше этот диагноз был синонимом смерти, таких пациентов не умели лечить: облучили – помогло, нет – ну и все, гастростома, трахеостома и сколько Бог даст. А теперь этих больных оперируют.

Тяжело, а что делать? Но невозможно было бы работать в нашем отделении, если бы эта работа не нравилась. Иногда во время перевязки пациент с трахеостомой может всех нас оплевать, кашляя, ненамеренно, конечно, – и ничего: умылись и работаем дальше. Работа такая.

– Восстановительные операции, реконструкции вашим пациентам тоже проводят онкологи или челюстно-лицевые хирурги?

– В основном мы делаем все сами. Если требуется реконструкция, пациенты возвращаются к нам, и мы делаем обязательную реконструкцию. Если по какой-то причине необходимо вмешательство других специалистов, мы их приглашаем. У челюстно-лицевых хирургов основной профиль – травмы, доброкачественные опухоли, кисты. Они в основном лечат зубы или какие-то доброкачественные костные заболевания. Если возникают подозрения на рак, направляют пациента к нам. Но многие и сами оперируют, даже стоматологи умудряются порой проводить такие вмешательства.

Нам в хирургии заметно облегчает жизнь криодеструкция – эта методика была впервые применена в хирургии головы и шеи для базальноклеточного рака, доброкачественных опухолей кожи. На лице, чтобы вырезать какой-то участок кожи и восполнить его, обязательна необходима тракция, либо ротация лоскутов, то есть нужно отсепаровать пол-лица, чтобы закрыть какой-то дефект. В этой ситуации незаменимо применение жидкого азота аппликационным способом или инвазивно при помощи игл: иглы 1,5–3 мм погружаются в центр опухоли и по краям, специальный аппарат выдает температуру минус 200 градусов, мы замораживаем опухоль – это позволяет не выполнять, например, резекцию языка. У нас есть несколько пациентов, которым мы провели это лечение плюс химиолучевую терапию, и рецидива у них нет, будем надеяться, что так будет и дальше. При этом у них не появляется дефекта речи, какой возникает при резекции языка, когда мы захватываем и здоровую ткань. Криодеструкция позволяет сохранить большую часть языка, а после происходит не то, чтобы регенерация, но восстановление.

– Опухоли, с которыми вы работаете, очень разнообразны. Есть ли какие-то факторы, по которым можно сгруппировать ваших пациентов?

– Здесь особенно заметную роль играет вирусная природа заболевания, второй фактор – вредные привычки. Приходят пациенты с большой опухолью в языке, особенно молодые – 19-20 лет, мы отправляем их на анализы, и это ВИЧ-ассоциированные опухоли. И таких пациентов встречаешь в последнее время часто, к сожалению, их становится больше. Ну и плюс курение, алкоголь, горячая, острая пища, постоянная травматизация, несанированная ротовая полость. Некоторые люди не лечат зубы, ходят с осколками во рту, осколки постоянно травмируют боковую поверхность языка, это в дальнейшем приводит к раку языка.

– Как строится маршрутизация пациентов с такими опухолями – они идут сначала к стоматологу или сразу к онкологу?

– К сожалению, бывает такое, что они идут к гомеопату. Некоторые попадают к стоматологу, некоторые – к отоларингологу, какая-то часть просто сидят дома. И очень редко пациенты приходят к нам сразу, при первых тревожащих ощущениях. Общая медицинская безграмотность, отсутствие онкологической настороженности приводят к тому, что пациент просто считает, что ничего страшного не происходит – ну, выскочило что-то, прыщики же бывают на лице, ну и на языке выскочил прыщик. А потом и стоматологи делают интересные вещи. Если стоматолог обученный, грамотный, то сразу пошлет пациента к онкологу. Но в 90% случаев обязательно выковырит сам. Недавно у меня была оперирована молодая женщина, мать двоих детей, у нее меланома слизистой ротовой полости. Это крайне редкая болезнь, считающаяся «королевой опухолей кожи». Стоматологи по месту жительства шесть раз ее оперировали, в итоге нам пришлось делать резекцию верхней челюсти. Был огромный дефект на лице, сейчас, правда, остался только один шов, нам пришлось резецировать губу и сразу ее восстанавливать, создавать новую форму, потом пациентка сделала татуаж. В целом она очень хорошо выглядит, хотя внутри там, конечно, сначала была катастрофа. Сейчас стоматологи работают над формированием обтуратора для нее, нужно ограничить носоглотку от ротоглотки, чтобы она могла нормально питаться, говорить и полноценно жить.

источник

К группе новообразований головы и шеи современная медицина включает разнообразные онкологические заболевания ротовой и носовой полости, глотки, придаточных пазух, гортани, кожных покровов шеи, лица и головы, а также слюнных желез. Важно отметить, что опухоли глаз, равно как и опухоли полости черепа к этой группе не относятся, их рассматривают отдельно. Профессионалы центра онкологической диагностики в Москве проводят диагностику и эффективное лечение опухолей головы и шеи.

Опухолевые поражения шеи и головы составляют примерно пятую часть от общей заболеваемости разными онкологическими патологиями.

Читайте также:  Болит шея с правой стороны спереди больно глотать

Онкология головы и шеи разнообразна, довольно часто опухоли распространяются в соседние органы, метастазируя в шейные лимфатические узлы. Все новообразования этой группы имеют одни и те же пути оттока лимфы и кровоснабжения, этим врачи объясняют сходство в закономерностях метастазирования и развития.

Все опухоли головы и шеи по течению заболевания подразделяют на злокачественные, промежуточные (местнодеструирующие) и доброкачественные новообразования. Стоит отметить, что в подавляющем большинстве случаев возникновение злокачественных опухолей вызывает плоскоклеточный рак, который связывают с употреблением алкоголя и курением.

Новообразования головы и шеи отличаются агрессивным характером, поэтому без чёткого мультидисциплинарного лечения могут привести к смертельному исходу. К лечению таких заболеваний в центре ПЭТ КТ в Москве привлекаются высококвалифицированные специалисты в разных медицинских областях – хирурги, онкологи, эндокринологи, ЛОР-врачи, стоматологи, радиологи и дерматологи.

Часто до выявления первичного очага опухоли у пациента обнаруживается увеличенная железа на шее. В случае раннего выявления болезни и проведения своевременного лечения чаще всего удается достичь полного выздоровления человека.

Методы лечения опухолей головы и шеи

Современная онкология считает стандартом комплексный метод лечения головы и шеи, который сочетает в себе хирургические, радиотерапевтические и химиотерапевтические методы.

Передовым считается метод хирургического удаления новообразования и возможного лимфатического оттока. Дополняют его химиотерапией и внешним облучением, все зависит от стадии распространения опухоли. В некоторых случаях удается избежать хирургического вмешательства, применяя лучевую терапию.

Реконструкция после удаления злокачественной опухоли далеко непростая, так как анатомия головы и шеи весьма сложная. Группу специалистов, проводящих вмешательство, разделяют на две команды хирургов-отоларингологов: первая, которую возглавляет ведущий хирург-онколог центра, удаляет новообразование, а вторая занимается подготовкой свободного микрохирургического лоскута с целью реконструкции. Этот подход дает возможность существенно сократить длительность оперативного вмешательства и достичь максимально возможного позитивного результата (сохранить функции органа, предельно сокращая возможные косметические дефекты).

Новообразования полости рта

Среди опухолей ротовой полости чаще всего диагностируют опухоли языка. Неэпителиальные и эпителиальные доброкачественные новообразования встречаются весьма редко, но если говорить об эпителиальных опухолях, то самое большое распространение имеют папилломы. Папилломы подвержены постоянному травмированию, в связи с чем, могут изъязвляться и приобретать злокачественный характер. Что касается не эпителиальных доброкачественных новообразований, то представлены в основном лимфагиомой, гаменгиомой, нейрофибромой, липомой, фибромой, а также зернисто-клеточной опухолью.

Основная масса злокачественных опухолей языка входит в плоскоклеточный тип (заболевание развивается из плоских эпителиальных клеток).

Среди причин опухолей языка выделяют хронические вирусные заболевания, алкоголь, курение, а также состояния иммунного дефицита.

При обнаружении опухолей языка врачи центра ПЭТ КТ в Москве проводят хирургическое лечение, которое подразумевает удаление части языка. В большинстве случаев в ходе операции выполняют также диссекцию лимфоузлов шеи. Для того чтобы восполнить хирургический дефект в центре выполняют реконструкцию для восстановления разговорной и глотательной функций языка.

Как и в предыдущем случае, опухоли ротоглотки связывают с курением, заражением вирусом папилломы и употреблением алкоголя. Болезнь часто поражает людей молодого возраста, при этом диагностируют раннее появление метастазов в лимфатические узлы шеи.

В этом случае лечение может быть хирургическим либо облучающим. Специалисты онкоцентра в Москве обладают огромным опытом в проведении оперативных вмешательств повышенной сложности.

Классическое лечение новообразований гортани обычно подразумевало тотальную ларингэктомию, то есть полное удаление гортани. На сегодняшний день в большинстве случаев такая операция не является необходимостью. Само лечение включает либо частичное удаление (с сохранением функции голоса и глотания), либо внешнее облучение.

Вариант лечения в онкоцентре в Москве подбирается строго индивидуально. Пациенты, которые проходят здесь лечение, получают эффективное комплексное лечение в короткие сроки.

Особенности лечения новообразований головы и шеи

Лечение новообразований головы и шеи проводят онкологи, отоларингологи, нейрохирурги, челюстно-лицевые хирурги, онкоофтальмологи, радиологи, эндокринологи, терапевты, логопеды, врачи-диетологи, химиотерапевты, а также специалисты, которые занимаются диагностикой и профилактикой этих заболеваний.

В некоторых случаях рак может поражать носоглотку и глазные впадины. Чтобы выявить на ранних стадиях это заболевание, кроме УЗИ, биопсии пораженных участков, рентгена и специального микроскопического тестирования раковых клеток нужно пройти КТ сканирование. В центре ПЭТ КТ в Москве диагностика онкологических заболеваний проходит очень тщательно. Идеальный метод лечения выбирается после определения точного места расположения опухоли, её типа, размера, стадии, наличия метастаз и т.д.

Диагностика новообразований головы и шеи, как и все виды рака, позволяет улучшить прогноз, а также намного облегчить лечение.

В наше время эффективное лечение достигается за счет использования видеоэндоскопических методик радиохирургии. Применение современных миниинвазивных методов оперирования значительно ускоряет реабилитационный период после операции.

Это заболевание является очень опасным для жизни пациента. Диагностировать рак верхней челюсти на ранних стадиях невероятно важно. При двух первых стадиях заболевания распространение рака можно остановить, пока он не распространился в глазницу и дальше (глотку либо шею). Наиболее подходящее лечение выбирают специалисты онкоцентра в Москве.

В зависимости от стадии рака, размера новообразования, месторасположения, наличия метастаз и общего состояния здоровья больного, проводится:

  • частичная резекция кости верхней челюсти;
  • полное удаление верхней челюсти;
  • устранение метастаз.

Лечение опухолей верхней челюсти включает лучевую терапию, хирургическое вмешательство и химиотерапию.

Резекция верхней челюсти проводится после одного либо нескольких курсов предоперационной лучевой или химиотерапии. После этого проводится пластическая хирургия (восстановление зубов, полости рта, реконструкция верхней челюсти) и сохранение функций жевания, глотания, дыхания и речи больного.

Хирургическое вмешательство в онкоцентре в Москве проводят под общей анестезией. Если говорить об осложнениях после общей анестезии, то стоит выделить следующие состояния: повреждение голосовых связок или зубов из-за введения трубки в трахею, падение артериального давления, очень редко – аллергия на наркоз.

Существует два способа хирургического разреза для доступа к области новообразования:

  • хирург может выполнять разрез во рту под верхней губой (вследствие чего можно избежать шрамов на лице пациента; все пораженные раком ткани удаляются именно таким образом; после операции в мягком и твёрдом нёбе верхней части рта остаются открытые изъяны, которые в дальнейшем заполняются костной тканью; кожу и мышцы берут из другого участка тела больного);
  • хирурги выполняет разрез кожи вдоль боковой линии носа от угла нижнего края губ до глаза.

Нужно подчеркнуть важность заполнения изъянов в ходе операции – это предотвращает прохождение пищи и жидкости через нос, позволяет избежать нарушения дыхания и речи больного, а также является профилактикой попадания инфекций.

В случае потери зубов в ходе операции врачи онкоцентра осуществляют индивидуальное протезирование.

Шейная диссекция в онкоцентре в Москве

В том случае, если образовываются новые очаги опухоли в лимфоузлах шеи, врачи принимают решение удалять часть либо все пораженные метастазами лимфатические узлы на шее. Такое оперативное вмешательство называют шейной диссекцией либо шейной лимфаденэктомией.

Существуют разные методы шейной диссекции:

  • радикальный метод (удаление всех лимфоузлов шеи, пять уровней);
  • селективный (три уровня);
  • модифицированный (пять уровней);
  • расширенный радикальный метод (пять уровней).,/LI>

Хирургическое лечение новообразований лимфатической системы шеи является одним из наиболее сложных. Метастазы в лимфоузлы шеи являются частой причиной летального исхода пациентов. Раннее выявление заболевания и своевременное лечение делают прогноз благоприятным. Выявление болезни на поздних стадиях снижает прогноз наполовину, несмотря на максимально эффективное лечение.

Осложнения после оперативных вмешательств

Как известно, любая операция не застрахована от риска и возможных осложнений. Для того чтобы выбрать оптимальный метод лечения и уменьшения риска осложнений, анестезиолог и хирург до проведения оперативного вмешательства должны получить максимально больше информации относительно состояния здоровья больного.

Типичными осложнениями являются: повышение температуры; повреждение соседних органов (к примеру, глазницы); кровотечение; отёки; двоение в глазах; инфекция; повреждение нервов; временное нарушение слуха; нарушение обоняния (состояние нормализируется через три месяца); нарушение чувствительности носа, рта, губ, десен, щек (восстанавливается до трёх недель); осложнения, которые влияют на способности есть, дышать через нос, пить, говорить; боль.

Такие виды осложнений подлежат исправлению в период интенсивной реабилитации.

Пациент после хирургического вмешательства находится под постоянным наблюдением в палате реанимации. Важно заметить, что продолжительность госпитализации может составлять от пяти до четырнадцати дней, время пребывания зависит от объема выполненной операции.

Если с глотанием возникают определенные проблемы, то питание вводят через нос либо через отверстие в брюшной полости. Максимум через двое суток после оперативного вмешательства пациент сможет присаживаться на стул. После того как рана заживает, специалисты проверяют способность глотания. Количество жидкости постепенно увеличивается, позже пациенту предлагаются желе и жидкие супы. Горячие блюда ограничиваются.

Боль после оперативного вмешательства уходит обычно в течение семи дней. Швы снимают через десять дней. После удаления швов пациенту рекомендуется душ.

Антибиотики и болеутоляющие средства применяются в целях профилактики инфекций. Первые две недели после оперативного вмешательства врачи рекомендуют избегать нагрузок и тяжелой физической работы. Профилактические осмотры нужно проводить первоначально каждые шесть недель, затем, раз в год на протяжении десяти лет.

(495) 506-61-01 срочная организация лечения в клинике

В онкоцентре SOFIA в Москве проводится онкологическая диагностика инновационным методом однофотонной эмиссионной компьютерной томографии — ОФЭКТ.Подробнее

Одним из важных преимуществ онкоклиники SOFIA является исключительное использование международных протоколов при проведении химиотерапии. Подробнее

Отдел лучевого лечения онкоклиники SOFIA оборудован двумя революционно новыми моделями линейных ускорительных установок TrueBeam от производителя VARIAN. Самое современное оснащение позволяют использовать при излечении пациентов новый способ одноразового подвода канцерицидной дозы внутрь опухолевого образования, дающий возможность целиком уничтожить злокачественное новообразование и корни его развития за один сеанс лечения. Подробнее

источник

Заведующая отделением, врач-хирург высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук

Заведующая отделением:
+7 (495) 536-01-73

Ординаторская:
+7 (495) 536-01-83

Отделение расположено на 2-м этаже хирургического корпуса

Амбулаторный прием пациентов
с понедельника по пятницу с 10.00 до 14.00 по предварительной записи по телефону регистратуры консультативного отделения (+7 495 536 02 22, +7 495 536 02 24).

Консультации заведующей отделением д.м.н. Новожиловой Е.Н.
осуществляются в пятницу с 11.00 до 13.00 по предварительной записи по телефону регистратуры консультативного отделения (+7 495 536 02 22, +7 495 536 02 24).

Отделение опухолей головы и шеи Московской городской онкологической больницы №62 по праву считается одним из лучших онкологических отделений в России. Отделение осуществляет хирургическое лечение больных с опухолями, локализующимися в области головы и шеи. Сотрудники отделения являются высококвалифицированными хирургами-онкологами, которые владеют всем современным арсеналом диагностических манипуляций и хирургических вмешательств по поводу данной патологии. Ежегодно в отделении проходят стационарное дообследование и получают лечение более 600 больных с опухолями головы и шеи.

Руководит отделением доктор медицинских наук Елена Николаевна Новожилова – известный российский ученый и блестящий хирург с огромным клиническим опытом. 15 лет назад она первой в России начала выполнять операции по восстановлению голоса после удаления гортани — устанавливать голосовые протезы. Благодаря труду коллектива отделения более 300 человек снова обрели возможность говорить, за что в 2011 году клиника была удостоена высшей награды в здравоохранении — премии «Призвание». В настоящее время специалисты отделения опухолей головы и шеи МГОБ №62 являются признанными мировыми экспертами по восстановлению голоса после ларингэктомии.

Отделение оказывает хирургическую помощь пациентам с опухолями головы и шеи, включая:

  • опухоли щитовидной железы
  • опухоли околоушной, подчелюстной и малых слюнных желез
  • опухоли слизистой оболочки полости носа и его придаточных пазух
  • опухоли слизистой оболочки полости рта, включая рак языка и рак губы
  • рак горла (рак глотки, рак гортани)
  • рак кожи
  • внеорганные опухоли шеи, включая вторичное поражение лимфатических узлов

В отделении выполняются следующие оперативные вмешательства:

  • тиреоидэктомия (тотальное удаление щитовидной железы), различные органосохраняющие, комбинированные и расширенные операции
  • паротидэктомия, удаление подчелюстной слюнной железы и резекция околоушной железы с сохранением лицевого нерва и его ветвей
  • электрохирургические резекции верхней челюсти различного объема
  • удаление опухоли глотки и полости рта, включая расширенные и комбинированные операции с резекцией нижней челюсти и одномоментным восстановлением удаленных тканей
  • различные варианты резекций гортани и гортаноглотки
  • комбинированные ларингэктомии, в том числе ларингофарингэктомии с одномоментным восстановлением функции фрагментом тощей кишки на микрососудистых анастомозах
  • удаление внеорганных опухолей шеи, включая парафарингеальные опухоли
  • все современные виды оперативных вмешательств на лимфатической системе шеи
  • удаление опухолей кожи с различными вариантами одномоментной пластики

В отделении применяется современная аппаратура для эндоларингеальных операций, в том числе роботизированный СО2 — лазерный комплекс Lumenis, позволяющий проводить органосохранное лечение пациентов и максимально быстро реабилитировать их после хирургических вмешательств. Также используется интраоперационная фотодинамическая терапия при распространенных злокачественных процессах.

Размещение пациентов производится в одно-, двух- и четырехместные палаты. Всего в отделении развернуто 30 коек.

Каждая палата оснащена функциональными кроватями и пультами связи пациента с постовыми сестрами, санузлами.

Одноместные палаты повышенной комфортности оборудованы индивидуальными санузлами с душевой кабиной, телевизором, холодильником.

источник