Меню Рубрики

Что за пятна на шее у эмилии кларк

Эмилия Кларк, прославившаяся ролью Дейнерис Таргариен в «Игре престолов», написала эссе для журнала The New Yorker, в котором рассказала, что во время съемок в сериале перенесла инсульт и две операции на мозге.

«Как раз когда вроде бы сбылись все мои детские мечты, я чуть не потеряла рассудок, а затем и жизнь.Я никогда не рассказывала об этом публично, но сейчас время пришло», — с этих слов начинается эссе.

Первые тревожные звоночки появились еще в детстве. Эмилия выросла в Оксфорде, и не обращала внимание на свое здоровье. Она грезила актерской карьерой с трех лет. «Мой отец был звукорежиссером, он работал над постановками «Вестсайдская история» и «Чикаго» в Вест-Энде. Моя мать — бизнесвумен, вице-президент департамента по маркетингу в глобальной корпорации маркетингового консалтинга. Мы жили небогато, но я и брат учились в частных школах. Родители хотели для нас самого лучшего и боролись за то, чтобы мы крепко стояли на ногах».

После школы Кларк решила год не соглашаться ни на какие плохие постановки и предложения. Она работала в пабе, кол-центре и в музее, а в 2010 году её агент пригласил ее на прослушивание в сериал HBO.

Тогда актриса думала, что здорова. Иногда у нее были легкие головокружения из-за низкого давления и медленного сердечного ритма. Временами у нее кружилась голова, и она даже теряла сознание. В 14 лет унее была настолько сильная мигрень, что Кларк два дня пролежала дома, а в школьном театре она однажды упала в обморок. «Но все это казалось решаемым, частью стресса из-за актерства и жизни вообще. Теперь же я думаю, что это были звоночки о том, что со мной случится».

Эмилия рассказывает, как проходила прослушивание на роль Дейенерис в маленькой студии в Сохо, а через три дня вылетела в Лос-Анджелес, чтобы ее посмотрели шоураннеры и продюсеры HBO, где она исполнила танец цыпленка и робота, получив свою роль.

Первый раз актрисе стало плохо в начале 2011 года, когда Кларк только закончила съемки в первом сезоне «Игры престолов». Эмилия рассказала, что перед болезнью морально чувствовала себя очень тяжело. Шоураннеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс описали ей Дейенерис как смесь Наполеона, Жанны д’Арк и Лоуренса Аравийского. Но после премьеры первого сезона, промо-тура и свалившийся на нее мировой славы, она, в отличие от героини, не ощущала никакого боевого духа. «Я была в ужасе — от внимания, от бизнеса, который едва понимала, от необходимости оправдать доверие, которое оказали мне создатели сериала. Чувствовала себя во всех смыслах голой. В первой серии я появляюсь обнаженной, и на всех пресс-конференциях мне задавали один и тот же вопрос: «Вы играете такую сильную женщину и все равно раздеваетесь. Почему?» Мысленно я отвечала: «Сколько еще мужчин мне нужно убить, чтобы оправдать себя?»»

Чтобы снять стресс, Эмилия начала заниматься с тренером в спортзале. Утром 11 февраля 2011 года она была в раздевалке спортзала, как внезапно у нее сильно разболелась голова. Она так ослабла, что едва смогла надеть кроссовки. В зале она заставляла себя делать упражнения через силу. А когда встала в планку, Эмилия почувствовала, что мозг будто сжимается. Актриса попыталась игнорировать боль, но не смогла. Она отпросилась с тренировки и буквально доползла до туалета, где ей стало совсем плохо. Боль усиливалась, Эмилия испугалась, что ее сейчас парализует, начала проверять, двигаются ли пальцы, а чтобы оставаться в сознании и поддерживать память, повторяла диалоги из «Игры престолов».

Кларк нашли, вызвали скорую и помогли до нее добраться. Она вспоминает, что все было как в тумане. В больнице врачи не сразу поняли, что с ней случилось, и не могли дать никаких лекарств. Потом ей сделали МРТ и поставили диагноз: субарахноидальное кровоизлияние в мозг, опасный для жизни инсульт, вызванный кровотечением в полость вокруг мозга. «У меня была аневризма, разрыв артерии. Позже я узнала, что около трети пациентов с таким диагнозом умирают сразу же или чуть позже. Пациентам, которые выживают, необходимо срочное лечение, чтобы избавиться от аневризмы, поскольку есть очень высокий риск повторного, зачастую смертельного кровотечения. Мне была необходима срочная операция, но даже и она не давала никаких гарантий».

В больнице Эмилия всю ночь промучилась от боли. Ей предлагали подписать согласие на операцию на мозге, и она даже хотела отказаться из-за насыщенного рабочего графика, но подписала бумаги и потеряла сознание. «Следующие три часа хирурги пытались починить мой мозг. Это была не последняя моя операция и не самая худшая. Мне было 24 года».

При первой операции врачи использовали минимально-инвазивное вмешательство, то есть, провели операцию без вскрытия черепа.

Когда актриса отошла от наркоза, то могла едва выносить боль, плохо видела, а речь ее была несвязной. Через какое-то время медсестра спросила ее имя, и Эмилия поняла, что не помнит.

Состояние Эмилии называлось афазией — это последствия травмы, которую перенес мозг. Были дни, когда она чувствовала себя так плохо, что просила врачей дать ей умереть. Но через неделю афазия прошла, речь и память вернулись. Через месяц Кларк выписалась из больницы, а через несколько недель вернулась на съемки «Игры престолов».

Врачи предупредили актрису, что у нее осталась маленькая аневризма в мозгу, которая может дать о себе знать в любое время, так что за ней нужно постоянно наблюдение. «Восстановление после операции было небыстрым. Были боль и морфин от нее. Я рассказала боссам сериала о своем состоянии, но не хотела, чтобы оно стало предметом публичных обсуждений. Шоу должно продолжаться!»

Перед съемками второго сезона актриса все еще чувствовала себя плохо и принимала морфин между интервью. В первый съемочный день в Дубровнике она повторяла себе: «Я в порядке, мне всего-то немного за двадцать, я в порядке!» — но вечером еле добралась до гостиницы и потеряла сознание от усталости. Второй сезон Эмилия называет для себя худшим за весь сериал: она провела его в борьбе за жизнь. «Я не знала, что делает Дейенерис, потому что, если честно, ежедневно каждую минуту думала, что умру».

В 2013 году, после съемок 3 сезона, Кларк играла на Бродвее Холли Голайтли. В Нью-Йорке она решила вновь проверить мозг, и этот поход на МРТ должен был быть самым обычным. Однако сканирование показало увеличение аневризмы, и актрисе предложили операцию, пообещав, что она будет легче первой и продлится два часа. Но все пошло не так. «Когда меня разбудили, я кричала от боли. Операция прошла неудачно. У меня было сильное кровотечение, и врачи сказали, что без повторной операции у меня низкие шансы на выживание. В этот раз им нужно добраться до моего мозга старомодным образом — через череп. И оперировать надо немедленно».

Процесс выздоровления в этот раз был еще труднее. «Я выглядела так, будто прошла через такую ужасную войну, какая и не снилась Дейенерис. Из головы торчал дренаж. Часть черепа заменили титановой пластиной. Сейчас шрамов от скальпа до уха не видно, но тогда я yt знала, что они будут невидимы. И я все время беспокоилась о потере когнитивных и сенсорных способностей. Что на этот раз. Концентрация? Память? Периферийное зрение? Сегодня я шучу, что болезнь отбила у меня хороший вкус к мужчинам. Но тогда мне было не до смеха».

Эмилия провела в больнице месяц и потеряла надежду на выздоровление. У нее начались панические атаки, развилась тревожность. «Я чувствовала, что от меня осталась только оболочка. Сейчас я не могу вспомнить все детали того мрачного периода — мой разум его просто заблокировал, — но помню, что думала: я не выживу. Еще я была уверена, что о моей болезни узнают. Так и случилось: через шесть недель после операции National Enquirer написал короткую новость. Журналист задал мне вопросы, но я все отрицала».

Через несколько недель после второй операции Эмилия вместе с другими актерами сериала отправилась на Comic-Con в Сан-Диего — не хотела разочаровывать фанатов. Перед тем как выйти к многотысячной аудитории, у актрисы адски заболела голова. «Я подумала: «Вот и все, время пришло. Я обманула смерть дважды, и она за мной пришла». Когда я спустилась со сцены, моя пиарщица увидела меня и спросила, что случилось. Я ей призналась, но она сказала, что меня ждет MTV на интервью. Я поняла, что если пойду, то моя смерть будет в прямом эфире».

Но Эмилия справилась. Сегодня она окончательно восстановилась после болезни. Актриса основала благотворительный фонд SameYou, который предоставляет людям лечение после аневризмы и инсульта. Именно поэтому она и решилась рассказать всем свою историю.

«Я знаю, что не уникальна и не одинока в этом опыте. Многие люди прошли через худшее, и мне невероятно повезло, что обо мне так заботились», — признается актриса.

источник

Эмилия Кларк (Дейенерис Таргариен) в кадре из «Игры престолов»

Актеры сериала «Игра престолов» (Game of Thrones) не раз рассказывали, в какие трудные ситуации их ставили сценаристы проекта на съемках. Однако о настоящих трудностях и испытаниях поведала 32-летняя Эмилия Кларк в эссе, опубликованном газетой The New Yorker. Исполнительница роли Дейенерис Таргариен в фэнтезийном телешоу HBO за время работы над сериалом перенесла две серьезные операции на головном мозге и чудом осталась жива.


Эмилия Кларк

В 2011 году, когда закончились съемки первого сезона «Игры престолов», Эмилия почувствовала себя плохо на тренировке в спортзале. Она ощутила сильную головную боль и тошноту. Актрису доставили в отделение неотложной помощи больницы Уиттингтона. Врачи сразу отправили ее на МРТ. Сканирование головы подтвердило диагноз – субарахноидальное кровоизлияние, аневризма, угрожающий жизни тип инсульта. Требовалась срочная операция, поэтому Эмилию повезли на скорой в Национальный госпиталь неврологии и нейрохирургии.

Помню, мне сказали, что я должна подписать разрешение на операцию. Операция на мозге? Я была в середине своей очень занятой жизни — у меня не было времени на операцию на мозге! Но в конце концов я успокоилась и подписала, а потом потеряла сознание. Следующие три часа хирурги занимались восстановлением моего мозга. Это будет не последняя и не худшая операция. Мне было двадцать четыре года, – рассказала Кларк.


Эмилия Кларк (Дейенерис Таргариен) в кадре из «Игры престолов»

Через месяц после госпитализации она покинула больницу. Врачи сказали ей, что на другой стороне мозга у нее осталась меньшая аневризма, за которой нужно наблюдать. Эмилия вернулась к привычной жизни, к работе. Рассказала боссам HBO о проблемах со здоровьем, но было принято решение не афишировать эту историю.

В 2013 году, после окончания третьего сезона «Игры престолов», Кларк утвердили на роль в спектакле на Бродвее. Во время работы над постановкой выяснилось, что аневризма Эмили увеличилась вдвое, поэтому врачи приняли решение о повторной операции.

Мне обещали относительно простую операцию, легче, чем в прошлый раз. Я оказалась в шикарной отдельной палате Манхэттенской больницы. Когда меня разбудили, я кричала от боли. Процедура провалилась. У меня было сильное кровотечение, и врачи ясно дали понять, что мои шансы выжить весьма сомнительны. На этот раз они должны были получить доступ к моему мозгу старомодным способом – через череп, – рассказала Эмилия в эссе.

Спустя несколько недель после второй операции актриса вместе с коллегами поехала на Comic-Con в Сан-Диего, где ей стало плохо.

Прежде чем мы начали отвечать на вопросы, у меня ужасно разболелась голова. Ко мне вернулось тошнотворно знакомое чувство страха. Я подумала: «Вот оно. Мое время истекло. Я дважды обманула смерть, и теперь она придет за мной». Когда я вышла за кулисы, ко мне подошел мой публицист. Меня ждал репортер MTV для интервью. Я подумала, что если пойду, то все может произойти в прямом эфире. Но я выжила. Я пережила MTV и многое другое. За годы, прошедшие после второй операции, я вылечилась сверх самых необоснованных надежд, – рассказала актриса.

Эмилия впервые настолько подробно рассказала свою историю. После пережитого Кларк занялась благотворительностью, которая направлена на лечение людей, восстанавливающихся после черепно-мозговых травм и инсульта.

Я бесконечно благодарна маме и брату, врачам и медсестрам, друзьям. Каждый день скучаю по отцу, который умер от рака в 2016 году. Я уже никогда не смогу достаточно отблагодарить его, – добавила актриса.

источник

В мире , где бал правит успех , мало кто хочет выглядеть жалким и несчастным. Герои нашего материала не привыкли делиться своими проблемами с окружающими. Возможно , именно поэтому их поклонники далеко не сразу узнали о том , что в жизни кумиров что-то не так.

В марте этого года Эмилия Кларк в интервью изданию The New Yorker рассказала, что восемь лет назад во время съемок « Игры престолов» пережила инсульт. По словам актрисы , она едва не умерла из-за разрыва артерии и внутричерепного кровоизлияния. Звезда перенесла две серьезных операции на головном мозге , в то время как многие из ее окружения даже не подозревали об этом.

« В первый раз мне было трудно , а во второй — еще труднее… Когда часть мозга испытывает кислородное голодание больше одной минуты , она умирает. Врачи смотрели на мой мозг и предполагали , какая из его функций пострадает. Возможно , концентрация или периферийное зрение…» — вспоминала Эмилия в разговоре с журналистами.

«В самое сердце»: обращение Анастасии Заворотнюк вызвало бурные эмоции россиян

Селена Гомес не любит , когда ее жалеют. Певица привыкла сама справляться с трудностями. И о том , что в определенный момент жизни звезде понадобилась экстренная пересадка почки , она рассказала , только когда закончила восстановление. Донором для Селены стала ее подруга — актриса Франсия Райса.

« Наверное , многие мои поклонники заметили , что некоторое время я не занималась творчеством и никак не продвигала свою музыку. Все дело в том , что я решилась на пересадку почки , которая потребовалась мне из-за волчанки. Теперь я иду на поправку. Хочу поблагодарить своих родных и персонал больницы за помощь и поддержку , за все , что они сделали для меня до , во время и после сложнейшей операции», — сказала Гомес в официальном заявлении.

Сейчас у Селены тоже не лучшие времена. В начале октября она в очередной раз попала в больницу с нервным срывом. Певица уже длительное время пребывает в депрессии и не знает , как вернуться к нормальной жизни.

В июле этого года Лайма Вайкуле стала героиней программы « Судьба человека». В интервью Борису Корчевникову звезда рассказала , что несколько лет назад у нее нашли онкологическое заболевание. Тогда звезда решила не рассказывать о болезни и попыталась справиться с недугом самостоятельно.

Однако журналисты захотели докопаться до сути и выяснить , что все-таки произошло. Некоторые издания стали писать , будто у Вайкуле обнаружили рак груди. Но сама Лайма опровергла домыслы. «Могу сказать определенно: это не был рак груди. Какой — неважно , я не люблю переходить на анатомию моего тела. Терпеть этого не могу , это вульгарно», — отметила артистка.

О том , что у Анастасии Заворотнюк есть какие-то проблемы со здоровьем , долгое время не догадывались даже ее близкие друзья. Новости об ухудшении состояния артистки многих застали врасплох. СМИ , опираясь на источники из окружения звезды , стали писать , что та находится в реанимации с четвертой , неоперабельной стадией рака головного мозга.

Устав от домыслов журналистов , родственники Анастасии решили выступить с официальным заявлением. Они признали , что Заворотнюк действительно страдает от некоего недуга , но не стали озвучивать диагноз. «Правда в том , что есть заболевание и есть решительная цель его победить», — утверждают родственники актрисы.

В последнее время шумиха вокруг этой истории поутихла. Поклонники надеются , что в скором времени Анастасия поправится и сама расскажет о том , что с ней произошло.

« Годы самокритики и сомнений , стрессов , диет , когда я физически , ментально и эмоционально подавляла и подавляла себя , разрушили мою иммунную систему — я сделала себя смертельно больной», — сделала сенсационное признание на днях Мирослава Дума. Вообще , it-girl не привыкла рассказывать о личном и всегда считалась довольно закрытым человеком , однако на этот раз она посчитала нужным рассказать обо всем , что ей пришлось пережить за этот год.

Мирослава рассказала , что в начале 2019-го у нее диагностировали редкое заболевание легких. По словам предпринимательницы , врачи сказали , что ей осталось жить семь месяцев. Она не уточнила , на каком этапе лечения сейчас находится и как себя чувствует , зато отметила , что за последние несколько месяцев пересмотрела взгляды на многие вещи. «Я вдруг перестала заниматься беготней и поняла , как сильно я люблю жизнь , как прекрасен наш мир и как сильно я хочу остаться здесь», — заявила Дума.

В марте прошлого года Диана Гурцкая на программе « Жить здорово!» рассказала о самом сложном периоде в своей жизни. Певице поставили страшный диагноз — «рак матки». По словам звезды , она не знала , как жить дальше и пребывала в шоковом состоянии.

« Я боялась не того , что со мной что-то случится. Я боялась , что будет с моим сыном. Думала: „Господи , что с ним потом станет?“ — делилась подробностями Диана. — Есть врач от бога , которая меня вернула с того света. Она страшную болезнь не подтвердила. Меня прооперировали , все сохранили. На второй день мы с ней уже прогуливались по коридору больницы. Обязательно надо ходить , не лежать , есть. Я ожила!»

источник

Эмилия Кларк едва не умерла от инсульта в 24 года

Врачи диагностировали у нее тяжелую форму инсульта, которая становится причиной смерти примерно трети пациентов. 24-летней актрисе удалось восстановиться и вернуться к работе. Свою историю она рассказала журналу The New Yorker.

Читайте также:  Массаж лица и шеи шиацу

Но в 2013 году Эмилия Кларк вновь оказалась в больнице и ей пришлось перенести две серьезные операции. Она вновь смогла побороть недуг и вернуться к полноценной жизни и работе. Актриса также основала благотворительный фонд, поддерживающий тех, кто пережил серьезные черепно-мозговые травмы.

Эмилия Кларк раньше никогда не рассказывала свою историю, но теперь с ужасом вспоминает момент, когда все ее мечты начали исполняться, и, вдруг оказалось, что она может лишиться всего. Малоизвестную актрису без особого опыта пригласили сниматься с популярный сериал.

Ее персонаж, по словам создателей шоу, объединял в себе черты Наполеона, Жанны д’Арк и Лоуренса Аравийского. Эмилия не чувствовала в себе сил, чтобы сыграть столь сложный характер, и чтобы снять стресс много времени проводила в спортзале с тренером.

Источник фото: Instagram

Однажды утром сразу после начала занятий у нее сильно заболела голова. Девушка попыталась игнорировать боль, но ей становилось все хуже. В раздевалке ее вырвало, она почти не могла шевелиться и поняла, что ее мозг поврежден. Эмилии помогла девушка, случайно оказавшаяся в соседней кабинке. Скорая отвезла ее в отделение неотложной помощи больницы Уиттингтон.

Медики поставили диагноз — субарахноидальное кровоизлияние. У Эмилии Кларк была аневризма, и артерия разорвалась. Даже если бы не было интенсивных тренировок, нет никаких гарантий, что актрисе удалось бы избежать инсульта.

Эмилия Кларк пришла в ужас от предложенной операции, так как у нее не было времени болеть. Но в 24 года она все же легла на хирургический стол.

Источник фото: Instagram

Актриса вспоминала, что раньше время от времени испытывала головокружение, у нее было низкое давление и учащение сердечного ритма. Иногда она теряла сознание и бывали приступы мигрени. Кларк считала, что это последствия стресса, но сейчас понимает, что это были предвестники большой беды. Первая операция была «минимально инвазивной», то есть, врачи не вскрывали Эмилии череп. В 2013 году ей повезло гораздо меньше.

Как раз закончились съемки третьего сезона «Игры престолов», и актриса решила пройти сканирование мозга, которое после инсульта делала систематически. Врачи посоветовали сделать еще одну операцию.

Однако она оказалась неудачной. Придя в себя после наркоза, актриса закричала от боли. Открылось сильное кровотечение, и, чтобы не потерять пациентку, хирургам пришлось вскрыть череп.

Источник фото: samara.kp.ru

Восстановление было тяжелым.

«Я выглядела так, словно пережила войну, более ужасную, чем любая из тех, что приключилась с Дайенерис. Сегмент черепа заменили титановой пластиной. И поначалу я не знала, что шрам от операции будет незаметен», — вспоминает Эмилия.

Ей не хотелось жить, она потеряла всякую надежду. Актриса утверждает, что до сих пор не помнит во всех подробностях, как она пережила это время. Мозг попросту заблокировал ужасные воспоминания.

Через шесть недель после операции репортеры каким-то образом узнали о ней, Эмилия все отрицала. Но теперь она решила рассказать правду. Актриса знает, что ее история не уникальна, и многим пациентам повезло гораздо меньше, чем ей.

В своем Instagram-аккаунте она написала, что была безмерно удивлена и благодарна тем, кто прочитал ее историю и посочувствовал.

Эмилия Кларк основала благотворительный фонд для пациентов, переживших серьезные черепно-мозговые травмы. Она точно знает, как ей повезло, и правильно оценивает высокий уровень ухода, который получила. Не менее важно знать причины, по которым инсульт, более характерный для людей среднего и пожилого возраста, подкосил молодую, полную сил девушку.

Перенесший инсульт певец Носков впервые за долгое время вышел в свет

Врач-ангионевролог, руководитель службы «СТОП-Инсульт», заслуженный врач высшей категории, доктор медицинских наук Евгений Широков сообщил «360», что, если говорить об инсульте в молодом возрасте, то существует примерно 60 причин этого заболевания. Но есть основные.

«Если говорить о молодых мужчинах, то причины чаще всего связаны с кардиологией. Это заболевания клапанов сердца, например, дефект межжелудочковой перегородки. У молодых женщин — когаулопатия. Различные дефекты свертываемости крови. Возможны как наследственные варианты, так и связанные с приемом гормональных противозачаточных препаратов. Если совпадают оба фактора, то риск увеличивается кратно. В случаях ишемического инсульта у молодых женщин, в первую очередь мы всегда рассматриваем именно эти два фактора», — сообщил профессор.

Источник фото: «ВКонтакте»

Чтобы избежать инсульта необходим определенный скрининг тех заболеваний, состояний и синдромов, которые к нему приводят. По данным Евгения Широкова, чаще всего к развитию инсульта ведут четыре синдрома: артериальная гипертония, атеросклероз, мерцательная аритмия и какая-нибудь из форм когаулопатии, приводящая к внутрисосудистому образованию тромбов.

«Должен подчеркнуть, что гипертония приводит к инсульту в 60% случаев. Нужно следить за артериальным давлением. Если в семье больного были подобные случаи, то нужно обязательно провести ультразвуковое исследование сосудов. Так называемое дуплексное сканирование сосудов головы и шеи. Аритмия, фибрилляция предсердий, бывает, к сожалению, скрытая. Но ее можно отследить с помощью холтеровского мониторирования. В случае, если у женщины заместительная гормональная терапия, или она принимает препятствующие возникновению беременности препараты, нужно изучить систему свертывания крови. Есть анализы, позволяющие определить, не идет ли оно слишком активно», — перечислил руководитель службы «СТОП-Инсульт».

Источник фото: Instagram

Но это если говорить о медицинской части проблемы. Социальными факторами являются стресс, постоянные переработки, недостаток сна, недостаточная физическая активность и курение. По словам Евгения Широкова, курильщики в четыре раза больше подвержены инсультам, нежели люди свободные от этой пагубной привычки.

Ученые выяснили, как 10 минут в день спасут от преждевременной смерти

Но есть и хорошие новости. Врач-ангионевролог сообщил, что фатальность инсульта сильно преувеличена. Он утверждает, что восстановительная реабилитационная программа приносит очень хорошие результаты, если заболевание сразу не привело к развитию грубого и стойкого дефекта.

«У нас обычно пациента после инсульта отпускают домой, немного отдохнуть. После этого пару месяцев необходимо заниматься в реабилитационном центре. Лучше, если он будет санаторного типа, чтобы воздействие было комплексным. Обычно применяется кинезиотерапия, то есть, различные виды лечебной гимнастики, подобранные индивидуально. Очень полезно плавание. Для восстановления моторных функций и речи показаны занятия с логопедом и нейропсихологом. Если пациент и не восстанавливается полностью, то компенсирует утраченные функции и успешно приспосабливается к обычной жизни», — сообщил эксперт.

Источник фото: pikabu.ru

Евгений Широков еще раз подчеркнул важность восстановления сообщив, что грубые дефекты после комплексных занятий остаются только у 40-50% перенесших инсульт людей. Если реабилитацией не заниматься, они заметны у 85% пациентов.

источник

Британская актриса Эмилия Кларк, которая сыграла одну из главных ролей в сериале «Игра престолов», чуть не умерла от кровоизлияния в мозг и перенесла три смертельно опасных операции за два года. Об этом она рассказала журналу New Yorker.

По словам актрисы, проблемы со здоровьем, о которых она впервые говорит публично, начались после съемок первого сезона «Игры престолов».

Кларк пояснила, что роль королевы драконов Дейнерис Таргариен отняла у нее много сил. Она чувствовала постоянное давление, боялась не оправдать ожидания и волновалась из-за предстоящей премьеры сериала. Чтобы снять стресс Кларк начала заниматься спортом с личным тренером.

Актриса считала себя совершенно здоровым человеком. Иногда Кларк чувствовала головокружение, которое объясняла низким давлением. Еще ее порой мучили приступы мигрени, но актриса списывала это на стресс.

11 февраля 2011 года Кларк пришла на тренировку с сильной головной болью и тошнотой. «Я еле доползла до раздевалки и склонилась над унитазом. Боль, которая стреляла и стискивала мою голову, усиливалась». По словам актрисы, она понимала, что у нее поврежден мозг и старалась вспомнить свои реплики из «Игры престолов», а также заставляла себя двигать конечностями, поскольку испугалась паралича.

Женщина в соседней кабинке пришла на помощь и вызвала скорую. Актрису доставили в одну из лондонских больниц. Кларк сказала, что к этому моменту у нее стало путаться сознание, она помнит лишь обрывки слов и событий. Например, слова врача о слабом пульсе, звук сирены скорой помощи и запах в больничном коридоре. Кларк продолжала мучиться от нестерпимой головной боли, но врачи не могли дать таблетки, потому что не знали диагноза.

Магнитно-резонансная томография подтвердила подозрения врачей, что актриса перенесла инсульт. Из-за разрыва аневризмы кровь начала заполнять полость между оболочками мозга. По словам актрисы, впоследствии она узнала, что около трети людей с такой клинической картиной умирают почти мгновенно. Выжившим нужна срочная операция, которая не дает никаких гарантий на полное выздоровление.

Кларк прооперировали в одном из лучших центров нейрохирургии в британской столице. В течение трех часов хирурги провели «минимально инвазивное» вмешательство, то есть не стали вскрывать черепную коробку. Врачи добрались до поврежденного сосуда через бедренную артерию и закрыли аневризму. После этого актриса четыре дня провела в реанимации.

Врачи сказали, что шанс на полное выздоровление есть, если в течение двух недель после операции не возникнет осложнений. Но у актрисы из-за повреждения мозга началась афазия. Это расстройство речи, при котором человек говорит путано и бессвязно. Актриса призналась, что в тот период думала о смерти. «Я просила, чтобы работники больницы разрешили мне умереть. Моя работа, мои мечты о будущей жизни — все это было связано с общением. Без этого я чувствовала себя потерянной», — сказала Кларк. Через неделю расстройство речи прошло.

Спустя месяц Кларк выписали из больницы. Она вернулась к нормальной жизни и начала сниматься во втором сезоне «Игры престолов». Актриса рассказала руководству сериала об операции, но попросила не предавать состояние ее здоровья огласке. «Шоу должно продолжаться!», — посчитала Кларк.

Кларк продолжала мучиться от головных болей и принимать морфий. По словам актрисы, съемки второго сезона сериала стали для нее серьезным испытанием. «Если быть откровенной, каждую минуту, каждый день я думала, что умру», — призналась Кларк. Она буквально теряла сознание от усталости на съемках.

Во время медицинского осмотра врачи нашли у Кларк еще одну аневризму. Она была небольшой и могла никак себя не проявить. Поэтому актрисе посоветовали регулярно делать томографию. В 2013 году во время планового обследования выяснилось, что аневризма увеличилась в два раза. Врачи сказали, что нужно о ней «позаботиться» и пообещали, что хирургическое вмешательство будет не таким опасным, как в первый раз. Кларк легла на вторую операцию.

Она прошла неудачно, аневризма разорвалась. «Я очнулась и закричала от боли. У меня открылось сильное кровотечение. » — сказала актриса. Врачи заявили, что для спасения жизни нужна новая экстренная операция. В этот раз нейрохирурги вскрыли Кларк череп. Другого способа справиться с аневризмой у них не было.

Кларк снова провела месяц в больнице. По ее словам, восстановление шло очень тяжело. «Я выглядела так, словно пережила войну, только более ужасную, чем любая из тех, которые пережила Дейнерис», — сказала актриса. Во время восстановления она все время переживала, что операция на мозге приведет к потере памяти, концентрации или периферийного зрения. Сейчас Кларк шутит, что из-за операции она потеряла способность выбирать хороших мужчин.

источник

Эмилия Кларк: Показала фото после инсульта и трепанации черепа — последние новости о здоровье звезды из «Игры престолов», биография

Ныне 32-летняя британская актриса Эмилия Кларк, Мать Драконов из «Игры престолов», едва не умерла: в 2011-м, после съемок первого сезона, Кларк перенесла инсульт, что вылилось в две операции на мозге. При этом вторая из них едва не стоила актрисе жизни.

На минувших выходных Эмилия стала гостем программы Sunday Morning канала CBS, где подробно рассказала о пережитом и показала душераздирающие больничные снимки.

Уточнив, что ей делали трепанацию черепа, после чего она лежала в реанимации — дважды по месяцу. Причем специалисты не брались гарантировать, что функции мозга девушки полностью восстановятся. Тем повергая ее в отчаяние. Поскольку Кларк думала, что уже никогда не сможет сниматься.

К счастью, обошлось. А продолжение работы на шоу стало лучшим лекарством.

Теперь Эмилия основала благотворительную организацию SameYou — для поддержки перенесшим черепно-мозговые травмы.

Восьмой, финальный сезон «Игры престолов» стартует уже 14 апреля (в России официально — 15-го).

Известная актриса, звезда сериала «Игра престолов» Эмилия Кларк опубликовала фотографии, которые были сделаны в 2011 году — тогда она перенесла тяжелую форму инсульта и проходила восстановление. У актрисы случилось субарахноидальное кровоизлияние, что и стало причиной операции на мозге.

Причем во второй раз инсульт едва не убил ее: две трети людей с данным диагнозом умирают.

«Я очнулась в палате после операции и почувствовала адскую головную боль — мне казалось, я умру прямо сейчас», — говорит актриса.

Как отметила 32-летняя актриса в эфире телеканала CBS Sunday Morning, в первый раз «было трудно и больно», а когда кровоизлияние случилось повторно, то ей было тяжелее оставаться оптимистом. При этом сами врачи после изучения ее мозга делали весьма необнадеживающие предположения о том, что с ней происходит.

При этом Кларк вспомнила о том, что временами у нее и вовсе пропадала память.

«В худшие моменты я хотела отключиться. Я попросила медперсонал позволить мне умереть. Моя работа, все мои мечты о том, какой будет моя жизнь, были сосредоточены на общении. Без этого я была потеряна», — отметила она.

Впервые актриса перенесла инсульт в 24 года. Тогда она тренировалась в спортзале.

Имя: Эмилия Кларк ( Emilia Clarke )
Дата рождения: 23 октября 1986 г.
Знак зодиака: Весы
Возраст: 32 года
Место рождения: Лондон, Великобритания
Рост: 157
Деятельность: актриса
Теги: кино, актриса
Семейное положение: не замужем

Эмилия Кларк – британская актриса театра и кино. Международная популярность пришла к ней после участия в телесериале «Игра престолов» и фильме «Терминатор: Генезис».

Благодаря блистательной актерской работе звезда неоднократно попадала в списки самых красивых женщин мира и самых перспективных актрис Великобритании. Она становилась номинанткой и победительницей престижных телепремий, а в 2019 году ее кандидатура попала в список участников церемонии вручения премии «Оскар», которые удостоились чести вручать награды победителям.

Эмилия родилась 26 октября 1986 года в Лондоне. Ее мама занималась бизнесом, а отец работал в лондонском театре звукооператором. В семье воспитывались двое детей – девочка и ее старший брат.

Эмилия Кларк («Инстаграм»)

Эмилия выбрала будущую профессию уже в 3 года, когда попала к папе на работу. В детстве у будущей звезды экрана начал проявляться интерес к классической музыке и театру. Родители поощряли стремление дочери, сопровождая ее на мероприятия в сфере культуры, которые организовывались поблизости Беркшира, местности, где прошло детство будущей актрисы.

Волшебный мир кулис очаровал девочку, и она решила связать свою жизнь со сценой, семья не была против таких желаний дочери. Кларк получила хорошее образование. Девочка окончила католическую школу Святого Антония, а уже в школе Святого Эдварда в Оксфорде начала выступать на сцене в серьезных постановках.

Учеба в колледже, который входит в состав знаменитого Университета искусств в Лондоне, станет началом ее блестящей карьеры. В этом крупнейшем университете моды, искусств и дизайна Европы были заложены первые театральные азы, повлиявшие на будущее Эмилии.

Хотя Эмилия Кларк сейчас известна благодаря роли в сериале «Игра престолов», главные ее актерские достижения приходятся на театральную сцену. В 2007 году девушка стала одной из ведущих актрис театра драмы, после того как ее роль в пьесе Чехова «Дикий мед» получила положительные отзывы критиков. В том же году она сыграла главную роль в «Пигмалионе».

Юную актрису заметили режиссеры разных театров и начали приглашать в свои постановки. Следующие 2 года для Кларк были максимально загруженными – она участвовала сразу в 8 спектаклях, среди которых «Сон в летнюю ночь», «Проснись и пой», «Эмилия Галотти».

После окончания учебы в Лондонском центре драмы Эмилия Кларк переехала в Лос-Анджелес, где устроилась в Company Of Angels, один из самых старых театров Голливуда. Пьеса «Чувство» стала для девушки успешным дебютом в театре, но оказалась единственной. В это время актриса серьезно начала задумываться о кино.

Впервые Эмилия Кларк появилась на телеэкране в 2009 году – ее дебютом стала роль в сериале «Врачи». И хотя работа была относительно удачной, успеха она не принесла. Несмотря на блеклое начало творческой биографии, Эмилия не опустила руки, продолжая борьбу.

Изначально ей приходилось тяжело, девушка постоянно пыталась свести концы с концами, а съемки в 2010 году в научно-фантастическом фильме «Атака из Триасового периода» так и не приносят желаемого. Эта роль не стала значимой в профессиональной биографии, но девушку вскоре заметили. Постепенно роли в сериалах станут для Эмилии все более интересными.

Вскоре все же именно фильм «Атака из Триасового периода» поможет получить роль, которая предоставит возможность актрисе реализовать и раскрыть себя в кинематографе. Однажды агент сообщил ей о прослушивании на американском телеканале НВО, где проходили пробы в новую картину «Игра престолов». Девушка обратила внимание на проект, решив стать участницей кастинга без особых надежд на успех. С этого момента ее жизнь изменилась, ей достался один из главных персонажей в популярном телесериале.

Эмилия Кларк и Джейсон Момоа («Инстаграм»)

В «Игре престолов» Кларк перевоплотилась в важнейшего персонажа — Дейенерис Таргариен. Она дочь Эйериса Безумного, свергнутого короля Семи Королевств из династии Таргариенов. На своей свадьбе с дотракийским кхалом Дрого (роль исполнил Джейсон Момоа) Дейенерис получает от магистра Пентоса Иллирио Мопатиса в дар 3 драконьих яйца, что позволит ей в будущем стать матерью Драконов.

Изначально планировалось, что роль матери Драконов сыграет другая актриса, но она отказалась от съемок за несколько недель. Эмилия воспользовалась таким шансом, блестяще сыграв персонажа, а постельные сцены с участием ее героини признали одними из самых сексуальных в истории кинематографии. После первых нескольких серий режиссер предложил Кларк подписать контракт на 2-й и 3-й сезоны проекта.

Роль в телесериале «Игра престолов», который основан на серии книг «Песнь Льда и Огня» американского писателя и сценариста Джорджа Мартина, становится главной в фильмографии британской киноактрисы. Девушка получила положительные отзывы от кинокритиков.

Читайте также:  Можно ли колоть гиалуроновую кислоту в шею

В результате она появилась во всех 6 сезонах картины, а также заявлена режиссерами на участие в седьмой части драматической киноленты в жанре фэнтези, премьера которой состоялась в июле 2017 года. В это же время была обнародована зарплата артистки в проекте. Эмилия стала одной из самых высокооплачиваемых телеактрис с гонораром $ 2 млн за эпизод сериала.

Перед съемками 8-го сезона популярной фантастической саги Эмилия совершила поступок, который ждали от нее поклонники сериала – перекрасилась в блондинку. Ранее, появляясь на экране в белокуром парике, актриса уверяла фанатов, что боится испортить свои волосы краской. Теперь на экране и в жизни Кларк получила возможность демонстрировать естественную прическу. Фанаты пришли от нового имиджа артистки в восторг.

Успех, который Эмилии принес сериал «Игра престолов», был просто ошеломляющий – критики ее обожали, не говоря уже о зрителях, а фото британки красовалось на обложках самых популярных глянцевых журналов мира. Актриса получила награду EWwy Award, а в 2012 году вошла в сотню самых привлекательных женщин мира (согласно результатам Ask men).

В дальнейшем Эмилию приглашают принять участие в съемках других перспективных кинолент. Постепенно партнерами британки на съемочной площадке становятся голливудские знаменитости, и уже в 2012 году она играет в фильме «Дом Хемингуэй» вместе с известным актером Джудом Лоу.

В мае 2014 года британские СМИ сообщали о том, что Эмилию просили сыграть Анастейшу Стил в фильме «Пятьдесят оттенков серого», но девушка отказалась от этого предложения. Казалось бы, Кларк зря не решилась на съемки, ведь фильм стал популярным не только в США, но во всем мире. Вскоре она соглашается принять участие в другом, не менее популярном проекте, который приносит ей очередную славу.

Эмилия исполнила роль Сары Коннор в фантастическом боевике «Терминатор: Генезис», ставшем пятой частью уже культового кинофильма «Терминатор». В этой картине снялись популярные артисты из Австралии Джай Кортни и Джейсон Кларк (актеры не являются родственниками).

В 2016 году Эмилия исполнила главную женскую роль в фильме «До встречи с тобой». В этой киноленте главной героиней британки стала Лу Кларк, простая девушка, пытающаяся преодолеть трудности и проблемы в собственной жизни. Американский актер Сэм Клафлин, сыгравший парализованного парня по имени Уилл, стал партнером британки по фильму.

В 2017 году Эмилия по-прежнему участвует сразу в нескольких проектах. Фильм с названием «Голос из камня», где ей досталась роль медсестры Верены, появился на экранах в мае 2017-го. Кроме того, британка сыграла в фантастическом боевике «Безымянный проект о Хане Соло».

Эмилия Кларк не любит говорить о личной жизни и не афиширует ее. В 2012 году девушка начала встречаться с Сетом МакФарлейном, аниматором и режиссером. Роман был бурным, и общие знакомые пророчили свадьбу, но меньше чем через год пара рассталась. Говорят, что причиной этому стал роман Эмилии с коллегой по фильму «Игра престолов», актером Китом Харингтоном, но официально такие данные они не подтверждали.

Со временем исполнительница главной роли «Игры престолов» приобрела репутацию борца за права женщин во всем мире. Свою феминистическую позицию звезда пояснила в интервью изданию Rolling Stone.

В сети «Инстаграм» пользователи ревностно следят за страницей актрисы, пытаясь узнать, кто же является ее парнем, а также выяснить новые подробности личной жизни знаменитой британской киноактрисы. Сама артистка с радостью делится с фанатами последними новостями из своей жизни. Например, в 2018 году она сделала себе на запястье татуировку с изображением трех маленьких дракончиков.

Работая над последними сериями полюбившейся роли, Эмилия решила увековечить память о ней. Она публикует посты, не только посвященные творчеству. Нередко звезда демонстрирует поклонникам идеальную фигуру, снимаясь на морском побережье во время отдыха в купальнике. Миниатюрная актриса при росте 157 см весит 52 кг.

Эмилия Кларк в купальнике («Инстаграм»)

Эмилия владеет недвижимостью в Лондоне, в районе Хэмпстед, а также в Лос-Анджелесе. Дом в Америке актриса приобрела в 2016 году.

В 2018-м стало известно о новом романе Эмилии Кларк. Ее избранником стал режиссер Чарли Макдауэлл, создатель фильмов «Силиконовая долина», «Легион».

Чарли МакДауэлл с домашним питомцем и Эмилия Кларк («Инстаграм» Чарли / «Инстаграм» Эмилии)

Они попали в объективы фотоаппаратов папарацци во время прогулки по городу. Влюбленные не скрывали чувств и периодически обменивались объятиями и поцелуями. Ранее на протяжении 6 лет Чарли встречался с коллегой Эмилии – артисткой Руни Марой. Пока говорить о том, станет ли режиссер мужем Кларк, не приходится, они не торопят события.

На протяжении нескольких лет актриса является официальным лицом парфюмерии бренда Dolce & Gabbana. В рекламе от 2018 года новых духов The Only One она продемонстрировала свой вокальный талант, исполнив в кадре итальянскую песенку.

В 2018 году съемочная группа «Игры престолов» приступила к работе над финальным, восьмым, сезоном телесаги. Среди исполнителей вновь числилось имя Эмилии. Уже в начале 2019-го канал HBO анонсировал показ заключительных эпизодов на апрель. Также стартовала международная рекламная кампания киноленты, победители которой будут приглашены на мировую премьеру последнего сезона. Акция проводится совместно с сетью донорских пунктов Международного комитета «Красный Крест».

Кларк не забывает появляться и в других кинопроектах. В 2018 году завершилась работа над криминальным триллером «Вне подозрений», где Эмилия перевоплотилась в очаровательную доносчицу молодого агента ФБР. С ее участием в 2019 году планируется выпустить романтическую комедию «Прошлое Рождество». По слухам, она также подписала контракт с создателями картины «Сад последних дней».

  • 2009 – «Врачи»
  • 2010 – «Атака из Триасового периода»
  • 2011—2019 – «Игра престолов»
  • 2012 – «Спайк Айленд»
  • 2013 – «Дом Хемингуэй»
  • 2015 – «Терминатор: Генезис»
  • 2016 – «До встречи с тобой»
  • 2017 – «Голос из камня»
  • 2018 – «Хан Соло. Звездные войны: Истории»
  • 2018 – «Вне подозрений»
  • 2019 – «Прошлое Рождество»

источник

Британская актриса Эмилия Кларк впервые рассказала о перенесенном в 2011 году инсульте. По ее словам, кровоизлияние в мозг произошло сразу после выхода первого сезона сериала «Игра престолов», в котором девушка исполнила роль Дейенерис Таргариен. Долгие годы Кларк молчала о заболевании, которое могло стоить ей жизни, но теперь решила рассказать о нем изданию The New Yorker.

«Как только сбылись мои детские мечты, я сначала чуть не потеряла голову от счастья, а потом и свою жизнь. Я никогда не рассказывала эту историю публично, но теперь пришло время», — сказала Кларк.

Актриса призналась, что до роли «матери драконов» у нее не было серьезных работ. Большая ответственность, участие в обнаженных сценах, многочисленные рекламные кампании и огромный объем работы пугали юную Кларк. Для снятия стресса девушка начала ходить в спортзал, следуя примеру своих коллег.

«Утром 11 февраля 2011 года я одевалась в раздевалке спортзала в Лондоне, и внезапно у меня началась сильная головная боль. Я была настолько уставшей, что едва могла надеть кроссовки», — начала Кларк.

Тем не менее, она пошла на тренировку и выполнила несколько упражнений. Когда актриса встала в «планку», ее мозг пронзила нестерпимая боль, игнорировать которую было невозможно.

«Я попросила у тренера перерыв и почти ползком добралась до унитаза в раздевалке, где меня сильно стошнило. Между тем, стреляющая, колющая и стискивающая боль усиливалась. На каком-то уровне я начала понимать, что происходит: мой мозг был поврежден», — поделилась Эмилия.

В тот момент она вспомнила симптомы инсульта и попыталась пошевелить пальцами рук и ног, чтобы убедиться, что они не парализованы. Также девушка начала повторять в уме свои реплики из сериала, чтобы не потерять память.

На шум в туалете отреагировала женщина из соседней кабинки, спросив, все ли в порядке.

«Очевидно, я была не в порядке. Женщина вывела меня из туалета, держа за бок, а затем все сразу стало шумным и размытым. Я помню звук сирены скорой помощи и незнакомые голоса. Кто-то сказал, что мой пульс был слабым. Меня рвало желчью», — рассказала актриса.

Дальше, по ее словам, все было, как в тумане: суета обеспокоенных людей, громкая каталка и длинный больничный коридор, наполненный запахом дезинфицирующего средства. Врачи поставили диагноз не сразу, и поэтому долгое время не могли дать Эмилии обезболивающие средства. После сканирования мозга подтвердилась аневризма — разрыв артерии с кровоизлиянием в пространство, окружающее мозг.

«Как я узнала позже, около трети пациентов с субарахноидальным кровоизлиянием умирают сразу или через несколько часов после разрыва артерии. Пациентам, которые выживают, необходимо срочное лечение для устранения аневризмы, так как существует очень высокий риск второго, часто смертельного кровотечения», — объяснила Кларк.

Актриса рассказала, что ее положили в Национальную больницу неврологии и нейрохирургии, находящуюся в центре Лондона. Первое время в клинике Кларк вспоминает как страшный сон: она находилась в состоянии наркотического сумасшествия, постоянно ощущала стреляющую боль и мучилась от ночных кошмаров.

«Я помню, как мне сказали, что я должна подписать форму соглашения для операции. Операция на мозге? Я прожила только половину своей насыщенной жизни и боялась серьезного хирургического вмешательства. Но, наконец, я успокоилась и подписала бумагу», — вспоминала актриса.

В течение следующих трех часов хирурги оперировали мозг 24-летней девушки, после чего она с ужасом обнаружила ухудшение зрения. Позже у актрисы появились проблемы с памятью: однажды она забыла свое имя и не смогла назвать его медсестре.

Спустя месяц состояние Эмилии улучшилось: она вышла из больницы и приступила к работе над следующим сезоном «Игры престолов». По совету продюсеров она оставила заболевание в тайне.

Несмотря на относительно стабильное самочувствие актрисы, медики предупредили ее о том, что в другой половине мозга может развиться аналогичное заболевание. После окончания съемок третьего сезона «Игры престолов» Кларк прошла плановое сканирование мозга, которое доказало присутствие еще одной аневризмы. Актриса снова легла на операцию, которая прошла намного тяжелее предыдущей.

«Когда меня разбудили, я кричала от боли. У меня было сильное кровотечение, и врачи дали понять, что мои шансы на выживание будут ничтожными, если я не позволю им работать дальше. На этот раз им нужно было получить доступ к моему мозгу старым способом — через мой череп. И операция должна была произойти немедленно», — сказала Кларк.

После установки в череп титановой пластины актриса пережила месяц болезненной реабилитации. Кларк призналась, что сейчас чувствует себя хорошо, а отчаянная борьба за жизнь сделала ее сильнее.

Спустя годы после последней операции актриса решила рассказать о своем заболевании миру и создала благотворительную организацию SameYou для помощи людям, пережившим инсульт и прочие травмы головного мозга.

источник

Конечно, молодые люди и раньше умирали рано. Младенческую смертность не берем. Но не от такого числа болезней, причем — часто связанных с головным мозгом. Что-то здесь явно не так. Звезда «Игры престолов» Эмилия Кларк, известная как Дейенерис Таргариан, рассказала журналу New Yorker кошмарную историю, как осталась жива только чудом.

Эмилия признаётся, что ей — тогда ещё двадцатичетырёхлетней девушке — было трудно справляться с внезапно обрушившейся на неё славой, из-за которой она постоянно чувствовала себя в стрессовом состоянии. Чтобы облегчить напряжение, актриса начала заниматься спортом с личным тренером. Серьезно подумайте — нужен ли вам интенсивный спорт. Когда во время очередного занятия Кларк почувствовала головную боль, то сначала не придала ей значения. Пока боль не стала нестерпимой и Эмилии не пришлось выйти в раздевалку.

«Я дошла до туалета, упала на колени, и меня начало очень сильно тошнить. А боль в голове — стреляющая, режущая, сдавливающая — только усиливалась. Я поняла: что-то с моим мозгом. Я сказала себе: «Нет, меня не парализует». Я постаралась подвигать пальцами, произнесла несколько строчек из своей роли в «Игре престолов».

Девушка, находящаяся в другой туалетной кабинке, помогла Кларк и вызвала скорую. Когда приехали врачи, Эмилия уже была без сознания. В больнице ей быстро поставили диагноз «геморрагический инсульт», который случается из-за разрыва сосуда в мозге.

Оказывается, всё это время Кларк жила с аневризмой — сильным истончением сосуда в мозге, из-за которого у неё и произошёл инсульт. Треть пациентов с таким диагнозом умирает сразу, очень многие — в последующие полгода, ещё больше людей остаются инвалидами на всю жизнь.

Тогда Эмилия поняла, что мучавшие её порой низкое давление, обмороки и головные боли были симптомом, на который давно стоило обратить внимание. Но из-за актёрской карьеры у неё никогда не было на это времени.

Врачи действовали быстро: они прооперировали актрису, не открывая ей мозг. Операция прошла хорошо, но спустя несколько недель актриса не смогла произнести своё имя. Её снова отправили из обычной палаты в реанимацию, и спустя ещё несколько дней способность ясно мыслить к Эмилии вернулась. После месяца в больнице Кларк отправилась на съёмки второго сезона, которые давались ей очень тяжело.

«У меня так кружилась голова, такая была слабость, я думала, что умру. Когда у нас был пресс-тур перед вторым сезоном, я пила морфин между интервью. Я с трудом дышала и стояла на ногах. После первого дня съёмок я с трудом добралась до отеля и там упала от усталости. Я делала на съёмках всё, что от меня требуется, но мне было очень трудно. Я не знала, что Дейенерис должна была делать. Каждую минуту каждого дня я думала, что я умираю».

Теперь Эмилия регулярно делала МРТ мозга, потому что врачи обнаружили у неё вторую аневризму, за которой нужно было следить. И вот после третьего сезона выяснилось, что актрисе снова нужно ложиться на операцию, потому что риск ещё одного инсульта слишком высок.

Эмилии сказали, что это займёт всего два часа и ничего страшного не произойдёт, но это было не так. А врачи частенько преуменьшают риск, чтобы не волновать пациентов. Прямо на хирургическом столе у актрисы началось кровотечение, и ей тут же сделали ещё одну операцию — теперь уже на открытом мозге. После неё у актрисы остался огромный шрам, а часть черепных костей заменили на титановые пластинки.

Восстановление после этой операции было ещё тяжелее, чем после первого инсульта. «Я снова пролежала месяц в больнице, и были моменты, когда я полностью отчаивалась. Я не смотрела никому в глаза. У меня была тревожность, панические атаки. Я была убеждена, что я не выживу. Воспоминания об этом времени у меня такие мрачные, что мне даже сейчас трудно их восстановить. Моя память их попросту заблокировала».

Спустя несколько недель Кларк поехала со своими коллегами по сериалу на Комик-Кон в Сан-Диего. Там, прямо во время пресс-конференции, она почувствовала знакомую ей головную боль. «Там сидели тысячи людей, и я подумала: ну вот и всё. Я уже обманула смерть дважды, на этот раз не удастся. Когда пресс-конференция закончилась, мой пиар-агент посмотрел на меня и спросил, всё ли со мной в порядке. Я сказала, что нет. Он сказал, что журналист с MTV ждёт интервью, и я тогда решила: ну раз умру, то хотя бы в прямом эфире».

Эмилия Кларк уверена, что полностью восстановилась. А вот врачи рекомендуют ей регулярно проходить обследование. Ладно уж, пусть занимает железный трон, раз такие обстоятельства. Джейми Ланнистер как-нибудь обойдется без него.

источник

Эмилия Кларк рассказала о том, как едва не погибла, перенеся три операции на мозге. Все это происходило чуть ли не на наших глазах: первую аневризму головного мозга ей прооперировали в 2011 году вскоре после завершения первого сезона, а вторую — в 2013 году дважды. Эссе опубликовали в The New Yorker.

В тот самый момент, когда, казалось, начали свершаться все мои детские мечты, я едва не рассталась с рассудком и жизнью. Я молчала об этом, но теперь время пришло.

К началу 2011-го я закончила сниматься в первом сезоне «Игры престолов» — сериала HBO по романам Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени». Практически не имея актерского опыта в театре, кино или на телевидении, я получила роль Дейенерис Таргариен, известной также как кхалиси великого травяного моря, леди Драконьего Камня, Разрушительница Оков, Матерь Драконов. История юной принцессы Дейенерис начинается с того, что ее насильно выдали замуж за накачанного предводителя воинов-дотракийцев, кхала Дрого. Дальше много чего происходило — история растянулась на 8 сезонов, — но в целом Дейенерис повзрослела, стала сильной личностью. Совсем скоро девочки начнут облачаться в струящиеся одежды и блондинистые парики Дейенерис Таргариен на Хэллоуин.

Создатели сериала, Дэвид Беньофф и Дэн Вайс, описали мою героиню как сочетание Наполеона, Жанны д’Арк и Лоуренса Аравийского. Но в недели, последовавшие за окончанием съемок первого сезона, несмотря на маячившие впереди известность и премьеру, я не ощущала себя триумфатором. Я боялась. Боялась чужого внимания, боялась непонятных мне законов большого бизнеса, боялась не оправдать ожиданий создателей сериала, выбравших меня. Я ощущала себя обнаженной перед всем миром. В первой же серии я появляюсь голышом, и все представители прессы, посмотревшие начало сериала до премьеры, спешили спросить, почему же моя героиня, вроде бы сильная женщина, первым делом расстается с одеждой. Я могла только спрашивать их в своей голове: «Сколько мужчин мне надо убить, чтобы доказать, что я чего-то стою?»

Чтобы снять стресс, я работала в зале с тренером по физической подготовке. Теперь я была актером на телевидении, а мы, актеры, занимаемся физподготовкой. Утром 11 февраля 2011 года я переодевалась в раздевалке зала в Крауч-Энде, в северной части Лондона, когда почувствовала, как накатывает ужасная головная боль. Я с огромным трудом натянула на ноги кроссовки и едва смогла заставить себя проделать первые упражнения. На упражнении «планка» возникло чувство, что на моем мозге затягивают резиновую ленту. Я пыталась подавлять боль, но поняла, что больше не могу. Отпросившись у тренера, я добрела до раздевалки и туалета, рухнула на колени, и болезнь охватила меня во всем ее величии и неистовстве. Боль — острая, давящая, колющая — становилась все сильнее. Я осознавала, что происходит: мой мозг поврежден.

Читайте также:  Защита для шеи хоккей игрока

Я пыталась сражаться с болью и тошнотой, обещала себе, что не окажусь парализована — и двигала пальцами на руках и ногах, чтобы убедиться в этом. Чтобы сохранить память, я вспоминала свои реплики, в том числе из «Игры престолов». Женщина из соседней кабинки поинтересовалась, что́ со мной. Со мной все было плохо. Она помогла мне лечь на бок, чтобы я не задохнулась. Затем все было как в тумане и очень шумно: сирены, скорая. Кто-то говорил, что у меня слабый пульс. Меня рвало желчью. Кто-то нашел мой телефон и позвонил родителям, живущим в Оксфордшире, сообщив, что меня везут в реанимацию Уиттингтонской больницы.

Происходящее воспринималось мною все хуже, я теряла сознание. Помню, как меня везли на каталке по коридорам, пахнущим дезинфицирующим средством и наполненным страданиями людей. Никто не понимал, что́ со мной, поэтому мне нельзя было дать болеутоляющее.

Наконец, меня направили на МРТ и совсем скоро поставили зловещий диагноз: субарахноидальное кровоизлияние (SAH) — кровоизлияние в полость, окружающую головной мозг. У меня была аневризма, разрыв артерии. Позже я узнала, что около трети пациентов с SAH умирают сразу после приступа, а выжившим необходимо оперативное лечение, так как очень высок риск повторного, обычно летального кровоизлияния. Чтобы выжить и избежать катастрофического нарушения нервной деятельности, мне требовалась срочная операция, но даже она не давала полной гарантии излечения.

Эмилия Кларк для Vanity Fair (фото Craig McDean)

Меня перевезли на скорой в национальный госпиталь неврологии и нейрохирургии — очаровательный викторианский особняк из красного кирпича в центральной части Лондона. Стояла ночь. Сопровождавшая меня мама спала в кресле в больничном крыле, а я то проваливалась в сон, то выныривала из него — одурманенная лекарствами, с острой болью и непрекращающимися кошмарами.

Помню, как меня попросили подписать согласие на операцию. Операция на мозге? В моей насыщенной жизни не было времени на операции на мозге! Но все же я успокоилась, подписала и провалилась в бессознательное состояние. Следующие три часа нейрохирурги возились со спасением моего мозга. Это была не последняя моя операция и не худшая. Мне было двадцать четыре.

Пока я росла в Оксфорде, я мало задумывалась о своем здоровье. По большому счету, я думала только об актерской карьере. Мой отец был звукорежиссером, он работал на постановках «Вестсайдской истории» и мюзикла «Чикаго» в театрах Вест-Энда. Моя мать, как и тогда, работает вице-президентом по маркетингу в международной корпорации управленческого консалтинга. Мы не были богачами, но и меня, и брата обучали в частной школе. Родителям, которые желали обеспечить нам все самое лучшее, приходилось крутиться, чтобы вовремя платить по счетам.

Не помню точно, когда я решила стать актрисой. Говорят, что мне было три или четыре года. В театрах, куда меня водил папа, я была очарована закулисной жизнью — сплетнями, костюмами, реквизитом, гулом и шепотом темного зрительского зала. Отец сходил со мной трехлетней на мюзикл “Show Boat”, и хотя я росла беспокойным и шумным ребенком, два часа постановки я просидела в полной тишине и сосредоточенности. А после опускания занавеса забралась на кресло и страстно хлопала.

Я была словно одержима. Фильм «Моя прекрасная леди» я смотрела так часто, что испортила кассету. История Пигмалиона (оригинальной пьесы Бернарда Шоу) показала мне, как, после длительных репетиций и под руководством хорошего режиссера, можно перевоплотиться в совершенно другого человека. Отец вряд ли был рад тому, что я собираюсь стать актрисой: он знал многих актеров, и все они, на его взгляд, неудачно сочетали неврастению с отсутствием работы.

В Оксфорде я училась в школе Squirrel School — милой, опрятной и идиллической. В пять лет я получила главную роль в школьном спектакле, но выйдя на сцену, позабыла все слова. Я недвижимо стояла посреди сцены и впитывала ощущения. Учителя с первого ряда пытались суфлировать мне, а я просто стояла, абсолютно без страха, очень спокойная. Это душевное спокойствие до сих пор со мной, и когда я прохожу по красной ковровой дорожке и тысячи камер щелкают вспышками, я совершенно не волнуюсь. Конечно, званый обед на шесть человек — это совсем другое дело.

Постепенно я прогрессировала как актриса, даже перестала забывать слова, но невероятно талантливой меня вряд ли кто считал. В десять лет я прослушивалась на роль в постановке “The Goodbye Girl” Нила Саймона в одном из театров Вест-Энда — прослушивание мне устроил отец. Попав туда, я поняла, что все девочки-претендентки исполняют песню из мюзикла «Кошки», я же выступила с фольклорной “Donkey Riding”. Меня терпеливо выслушали и доброжелательно поинтересовались, не могла бы я спеть что-нибудь более… современное. Тогда я исполнила хит Spice Girls “Wannabe”. Мой бедный папа сделал фейспалм обеими руками. Роль я не получила, и, думаю, это было к лучшему. Отец позже сказал: «Было бы очень неприятно читать про тебя в газете гадости».

Однако я не сдалась. В школьных спектаклях я играла Аниту в «Вестсайдской истории», Абигайль в “The Crucible”, одну из ведьм в «Макбете», Виолу в «Двенадцатой ночи». После окончания средней школы я взяла перерыв на год, работала официанткой и путешествовала пешком по Азии. Затем я вернулась и поступила в Центр драмы в Лондоне, чтобы получить степень бакалавра искусств. Там мы, начинающие актеры, ставили все подряд, от «Вишневого сада» до “The Wire”. Роли инженю я не получала — они уходили высоким, грациозным и невероятно белокурым девушкам. Я же играла еврейскую маму в «Проснись и пой!». Слышали бы вы мой акцент уроженки Бронкса!

После выпуска я дала себе зарок: целый год не принимать предложений, неинтересных с точки зрения карьеры. В это время я работала в пабе, была телефонным оператором в колл-центре, объясняла посетителям захолустного лондонского музея, где находится туалет. Секунды складывались в дни, но я была непреклонна: никаких любительских постановок в течение года.

Весной 2010-го мой агент сообщил, что в Лондоне идут прослушивания для нового сериала HBO. Им пришлось переснимать пилот, потребовался новый раунд кастинга, в том числе нужна была актриса, чтобы сыграть Дейенерис. На роль требовалось загадочное неземное существо с платиново-белыми волосами — я невысокая фигуристая темноволосая британка. Плевать! Для прослушивания я подготовила две сцены: из 4-й серии, где брат собирается ударить меня, и из 10-й, где я восхожу на костер и выхожу из него живой и невредимой.

В те дни я считала, что со здоровьем у меня порядок. Правда, иногда кружилась голова — было низкое давление и слабый пульс. Время от времени головокружение приводило к обморокам. В четырнадцать лет мигрень могла на пару дней уложить меня в постель, а в Центре драмы я даже теряла сознание. Однако это казалось вполне разрешимыми проблемами, просто стрессом от актерской жизни и жизни вообще. Сейчас я думаю, что это были первые предвестники грядущих серьезных неприятностей.

На роль в «Игре престолов» прослушивали в маленьком павильоне в Сохо. Через четыре дня мне позвонили, так что мои пробы были, видимо, не совсем провальными. Меня попросили через три недели прилететь в Лос-Анджелес, на прослушивание к Беньоффу, Вайсу и руководству канала, и я начала интенсивно готовиться к новым пробам. Билет мне купили в бизнес-класс, и в зале ожидания я сперла весь бесплатный чай. На прослушивании было очень тяжело не обращать внимания на мелькавших тут и там актрис — высоких, грациозных, белокурых, прекрасных. Я прочитала две сцены в темной аудитории перед продюсерами и руководством, а потом выпалила: «Может быть, показать что-нибудь еще?»

Эмилия Кларк для Vanity Fair (фото Craig McDean)

Дэвид Беньофф предложил: «Можете станцевать». Не люблю разочаровывать людей, так что пришлось станцевать — funky chicken and the robot. Оглядываясь назад, думаю, что могла этим все испортить: танцы — не мой конек.
Когда я выходила из аудитории, меня нагнали и поздравили уже как принцессу. Я получила роль. У меня перехватило дыхание, и вернувшись в отель, я отказалась принять участие в вечеринке на крыше — вместо этого закрылась в своем номере, ела печенье Oreo, смотрела «Друзей» и обзвонила всех, кого знала.

Первая операция была минимально инвазивной. Мне не вскрывали череп, вместо этого проводили закупорку сосуда с аневризмой методом эндоваскулярной установки платиновой микроспирали. Для этого сначала в бедренную артерию в паховой области вводится катетер, он проводится через сердце до головного мозга, и там уже устанавливается спираль.

Операция длилась три часа, и когда я очнулась, боль была невыносимой. Я не понимала, где нахожусь, поле зрения было сужено. В горле у меня была установлена трубка, я страдала от жажды и тошноты. Через четыре дня меня перевели из отделения интенсивной терапии и рассказали, что критическими будут первые две недели: если за это время я не получу серьезных осложнений, шансы на полное излечение окажутся высокими.

Однажды ночью уже после этого рубежа меня разбудила медсестра и попросила, в рамках проверки когнитивных способностей, назвать мое имя. Мое полное имя — Эмилия Изобель Ефимия Роза Кларк, но тогда я не смогла его вспомнить. Мой рот вместо этого произносил какие-то бессмысленные слова, а я ударилась в дикую панику. Такого страха я не испытывала никогда в жизни — казалось, я на пороге гибели. Моя жизнь лежала передо мной, и я не видела в ней никакого смысла: актрисе нужно помнить свои реплики, а я не могла вспомнить собственное имя.

Мое состояние называлось афазией — это утрата речи, вызываемая поражением определенных участков головного мозга. Хотя я лепетала бессмыслицу, мама старалась делать вид, что все в порядке, я четко и ясно выражаю свои мысли. Но сама я понимала, что мямлю и бормочу вздор. В особо тяжелые моменты я хотела отключить систему жизнеобеспечения. Я просила медработников дать мне умереть. Основа моей работы — мечты всей моей жизни — это язык, коммуникация. Без этого меня все равно что нет.

Меня вернули в отделение интенсивной терапии, и примерно через неделю афазия прошла. Я снова могла говорить. Я могла произнести свое имя — все пять его составляющих. Но вокруг я видела людей, которым не суждено выбраться из отделения, и постоянно напоминала себе, насколько мне повезло. После месяца пребывания в больнице я выписалась и отправилась домой, мечтая о ванне и свежем воздухе. Мне предстояло раздать множество интервью, а через считанные недели — снова оказаться на съемочной площадке «Игры престолов».

Я вернулась к обычному ритму жизни, но еще в госпитале у меня обнаружили меньшую по размерам аневризму в другой части мозга, и она могла прорваться в любой момент. Врачи, однако, посчитали, что такая маленькая аневризма может «спать» очень долго, так что решено было ограничиться регулярными обследованиями. Между тем, восстановление шло очень медленно. Меня повсюду сопровождала боль, и я повсюду возила с собой морфий, чтобы держать боль в узде. Создателям сериала я рассказала о своем состоянии, но ни в коем случае не хотела, чтобы это стало достоянием гласности и все принялись обсуждать и препарировать мою жизнь. Шоу должно продолжаться!

Эмилия Кларк для The New Yorker (фото Carlota Guerrero)

Съемки второго сезона еще не начались, но я не была уверена, что смогу продолжать. Я постоянно чувствовала слабость и головокружение, мне казалось, что я умру. Помню, как лежала в своем отеле в Лондоне во время рекламной кампании, и думала, что не могу даже дышать и соображать — куда уж там очаровывать репортеров. Между интервью я делала инъекции морфия. Боль не уходила, и изнеможение, которое я испытывала, было самым изнуряющим в моей жизни — только еще в миллион раз сильнее. А я же актриса, и тщеславие — часть моей профессии, так что очень много времени уходило на размышления о том, насколько привлекательно мне удавалось выглядеть. Чтобы окончательно добить себя, я умудрялась приложиться головой каждый раз, когда садилась в такси.

Реакция на вышедший первый сезон была просто фантастической, хотя тогда я плохо представляла себе, как и где ее оценить. Когда друг прокричал мне в телефонную трубку, что я номер 1 на IMDb, я лишь спросила: «IMDb — это что?»

В первый день съемок второго сезона в Дубровнике я гипнотизировала себя: «У меня все хорошо, мне всего двадцать с хвостиком, у меня все отлично». Я погрузилась в работу с головой, но вечером едва добрела до отеля, где свалилась от истощения. На съемках я выполняла свои задания от и до, но это давалось очень нелегко. Второй сезон оказался самым тяжелым. Я не понимала, что делает Дейенерис. Если совсем начистоту, каждый день и каждую минуту я думала, что умираю.

В 2013-м, после съемок третьего сезона, я получила роль Холли Голайтли в постановке на Бродвее. На репетициях все было чудесно, но скоро стало ясно, что успеха спектакль не снискал. В итоге он продержался всего пару месяцев. Пока я оставалась ради спектакля в Нью-Йорке, я решила пройти МРТ-обследование. Делать это мне теперь приходилось регулярно, а тут как раз заканчивалась страховка от профсоюза актеров. Вторая аневризма за это время выросла почти вдвое, и доктор сказал, что с ней надо покончить. Операция обещала быть простой, я должна была перенести ее легче, чем прошлую. И вот, совсем скоро в вычурно обставленной палате в госпитале на Манхэттене я прощалась с родителями перед операцией. «До встречи через пару часов!» — и меня увезли вводить в бедренную вену очередной катетер, который должен был устремиться к головному мозгу.

Когда меня разбудили, я орала от боли. Операция закончилась неудачей, у меня было обширное кровоизлияние и доктора утверждали, что без повторной операции шансы выжить невелики. На этот раз они готовились добраться до моего мозга традиционным путем, сквозь череп. И собирались сделать это безотлагательно.

Восстановление после этих двух операций шло еще хуже, чем после первой. Я выглядела так, словно прошла через сражения, которые и не снились Дейенерис. Из головы у меня торчала трубка дренажа, часть кости черепа заменили титановой пластиной. Сейчас шрам, тянущийся к моему уху, не виден, но в тот момент я не могла быть в этом уверена. Все это сопровождалось переживаниями насчет возможной потери когнитивных способностей и чувств. Чего я лишусь? Концентрации? Памяти? Периферического зрения? Теперь я прикалываюсь, что мне удалили способность разбираться в мужчинах, но тогда на эту тему шутить как-то не приходилось.

Я снова провела в госпитале месяц и временами совершенно теряла надежду. Я не могла смотреть людям в глаза, постоянно испытывала приступы паники, всего боялась. Меня приучили не жаловаться на судьбу: всегда найдется человек, которому хуже, чем тебе. Но повторно пройдя через такое, я уже не способна была надеяться на лучшее. От меня осталась пустая оболочка. Думая сейчас о тех тяжелейших днях, я не могу вспомнить почти никаких деталей — мозг заблокировал их. Помню лишь, как была уверена, что умру. А также, что даже хуже, станет известно о моей болезни. И это действительно произошло: через полтора месяца после операции таблоид National Enquirer выпустил небольшой материал про меня. Репортер издания связывался со мной, но я все отрицала.

Эмилия Кларк для Vanity Fair

Теперь, после молчания, затянувшегося на годы, я рассказываю вам всю правду. Поверьте, я знаю, что не уникальна со своей историей. Множество людей испытывают даже более жестокие страдания, при этом не получая той заботы, которой, к счастью, была окружена я.

Через несколько недель после операций в Америке я с другими актерами каста принимала участие в фестивале Comic-Con в Сан-Диего. На Comic-Con — самые хардкорные фанаты, их ни за что нельзя разочаровывать. В аудиторию набилось несколько тысяч зрителей, и прямо перед сессией вопросов и ответов меня накрыла чудовищная головная боль. Немедленно вернулось ужасно знакомое чувство страха: всё, пришел мой конец, я дважды ускользала от смерти, но теперь она меня заберет. Когда я сошла со сцены, моя пиарщица спросила, почему у меня такой вид. Я попробовала объяснить, но она напомнила, что меня ждут на интервью для MTV. Что ж, если все равно помирать, то почему бы и не в прямом эфире.

Однако я выжила. Я пережила интервью для MTV и много чего еще. За годы, прошедшие со второй операции, я восстановилась куда лучше, чем смела надеяться. Сейчас я чувствую себя на все сто процентов. Помимо актерской карьеры, я решила посвятить себя благотворительности и создала при помощи партнеров в Англии и в Штатах свою организацию. Она называется SameYou и занимается помощью людям, восстанавливающимся после повреждений мозга и инсультов. Я испытываю бесконечную признательность к маме и брату, к врачам и медсестрам, к друзьям. Не проходит и дня, чтобы я не ощутила горечь от потери отца, умершего от рака в 2016 году, и всегда буду благодарна ему за то, что он до самого конца держал меня за руку.

Мне очень повезло дожить до финала «Игры престолов». Я счастлива, что могу увидеть завершение этой истории и начало какой-то новой.

источник