Меню Рубрики

Что носит наруто на шее

Информация, которую несёт повязка:

1) Являетесь ли вы ниндзя (об этом свидетельствует её наличие).
2) Из какой вы деревни (символ на повязке).

У каждой деревни есть свой символ. Например, эмблема листа — в виде спиральки и стрелочки, а Суны — чем-то похожа на песочные часы. По эмблеме можно без труда узнать, из какой деревни происходит шиноби, а значит, определить, является ли он вражеским.

Если символ на повязке перечеркнут, то её владелец является Нукэнином. То есть, он отказался от своей деревни и тем самым стал преступником. У всех Акацук знаки на повязках перечеркнуты. (Если так сориентироваться тяжело, привожу конкретные примеры: Дейдара, Хидан, Какузу).

Где можно носить эту повязку?

Лоб: наиболее часто встречаемое место повязки. Большинство шиноби носят её именно так. В таком положении эмблема деревни находится на лбу, а концы повязки связываются на затылке. Например: Наруто Узумаки, Саске Учиха, Умино Ирука.

На лоб и набок: то же самое, что и на лоб, только повязка завязывается сбоку, а не сзади. Тогда эмблема деревни находится сбоку. Например: Забуза Момочи.

Шея: повязка ложится ребром, чуть ниже шеи. При этом концы связываются с другой стороны шеи. Если повязка не очень сильно затянута, то душить шиноби она не будет и не принесёт дискомфорта. Например: Хината Хьюго, Темари.

Пояс: длины ленты повязки вполне хватает на то, чтобы обвязать её вокруг талии. Эмблема деревни находится чуть ниже желудка, концы завязываются сзади. Если повязку завязать правильно и достаточно крепко, то болтаться или сползать вниз она не будет. Например: Ино Яманака, Рок Ли.

Рука: некоторые шиноби носят повязку на руке, выше локтя, но ниже плеча. (По типу повязки командира). Это встречается достаточно редко. Например: Шикамару Нара.

Ободок: в этом положении повязка «плашмя» ложится на голову и завязывается снизу, за шеей, под волосами. Это положение повязки чем-то напоминает ободок. Например: Сакура Харуно.

Прикрывая один глаз: часть повязки находится на лбу, вторая прикрывает глаз. Грубо говоря, если вы завязывали её на лоб и вас самую малость скосило, получится именно это положение. Если затянуть повязку не очень сильно, то часть, спадающая на глаз, будет легко подниматься. Например: Какаши Хатаке.

Через плечо: если вы носите что-то на спине, то можете использовать этот способ. Он состоит в том, что повязка крепится на шлейку, обычным узелком. Например: Гаара. Он носит повязку на шлейке от бутыли с песком.

Шапочка из двух частей: тоже достаточно необычный вариант. Если к повязке приделать ещё одну ленту «поперёк» то получится конструкция, отдаленно напоминающая трусы. Так вот эти «трусы» тоже можно носить на голове, наверное, стильно. Например: Чоджи(1 сезон).

Бандана: повязка не обязательно должна крепиться на ленту. Она может находиться и на других материалах, например, на бандане. Например: Эбису.

Шапка с ушками: повязка может крепиться и на шапки, причём они могут быть самых причудливых форм. Например, шапка с «ушками» и болтающейся тканью сзади. Нечто подобное носит Канкуро.

Другие шапки: есть огромное кол-во головных уборов. Так вот, если описывать их все, то никакого сайта не хватит, не то, что статьи! Другие виды шапок встречаются, как правило, у вражеских шиноби, встречающихся от силы в 2-3 сериях. Примеры таких головных уборов вы можете видеть не только в аниме, но и в фильмах. Например: фильм 1.

Разумеется, можно придумать и другие способы, но те, что я привел, — наиболее часто встречаемые.

источник

С выходом первой серии «Боруто» у зрителей появилось множество вопросов, ответить на которые попытались десятки недотеорий, почему-то набирающие огромное число просмотров и при этом не сообщая совершенно ничего по делу. Мы попытаемся исправить это и хоть немного пошевелить мозгами, рационально подойдя к каждому возникшему по ходу просмотра первой серии вопросу. Стоит сразу напомнить, что никто кроме самих сценаристов аниме не знает, как там дальше повернётся сюжет, поэтому нам остаётся лишь гадать. И это видео — пусть максимально рациональное, но всё же гадание на кофейной гуще, так что смотрите на свой страх и риск. Итак, приступим непосредственно к ответам на вопросы.

Пожалуй, первый по популярности вопрос, породивший массу вбросов, фан-артов и просто посеявший панику. На самом деле дела не так уж плохи, и всё, на чём основывается мысль, будто Хокаге отправился к родителям раньше положенного времени, это одна единственная фраза Каваки, мол «я отправлю тебя к Седьмому». Естественно, смерть как явление приходит на ум первой, однако не будем спешить — Седьмой может быть не только на том свете, а в принципе где угодно. Отталкиваясь от этого, получаем закономерную развилку — либо Наруто убит, либо Наруто не убит. Порассуждаем для начала о грустном. Если Наруто таки погиб, то как? Общее народное негодование по поводу его гибели объясняется в основном тем, что такого сильного ниндзя не мог уделать какой-то второсортный злодей ака Каваки, о котором пойдёт речь чуть позже. Однако, опять же, не будем торопиться — кто вообще решил, что Каваки виновен в смерти Наруто? Может, Хокаге с лестницы упал и сломал себе шею. Фраза злодея отнюдь не означает, что Каваки отправит Боруто туда, куда собственноручно отправил Наруто. Так что в варианте со смертью Наруто наблюдается ещё одна развилка — погиб он по вине Каваки или нет. А теперь о хорошем — вернёмся к началу и пойдём по пути рассуждения о живом Наруто. И здесь самым популярным мнением является то, что Хокаге застрял где-то в другом измерении по вине того же Каваки или кого-либо ещё, и сам Каваки хочет избавить мир ниндзя от Боруто тем же способом, вышвырнув его пинком за горизонт событий. Также остаётся вероятность, что Каваки считает Наруто мёртвым, но сам Наруто таковым не является. В таком случае фраза «я отправлю тебя к Седьмому» и впрямь означает смерть, но Каваки может ошибаться и полагать, что Наруто мёртв, хотя тот на самом деле просто пока не вступил в битву. Однако на идею о том, что Наруто как главный герой прошлой части ну просто не может умереть, полагаться особо не стоит. Новое поколение ввели не просто так, в наличии новый главный герой, началась новая эпоха, и если вам кажется, что сценаристы аниме ну просто не смогут наплевать на многолетнее наследие оригинала, то вы наивны. Хотя нам тоже не кажется, что Наруто умрёт, время покажет. А пока подытожим всё вышесказанное: Наруто либо мёртв, либо нет. Если мёртв, то убит Каваки или кем-то другим, а может, принёс себя в жертву ради спасения дорогих ему людей. Если жив, то не может вернуться к Боруто или где-то скрывается, возможно, с ранением, мешающим участвовать в битве. Выбирайте вариант, который вам больше по душе.

Закономерно вытекающий из первого вопрос о личности главного антагониста «Боруто», кто же такой этот Каваки? Пришедший в голову больным умам вариант, будто это Денки, можно отмести сразу. Слишком банальным было бы так сразу ввести персонажа, хотя с Саске — главным соперником Наруто — это прокатило. Но дважды студия повторяться не будет, да и внешне Денки совершенно не похож на Каваки, даже после таймскипа. Что уж говорить о разных именах — у Денки навряд ли появилась бы причина скрывать или менять своё имя, если его персону и так все знают, в отличие от того же Тобито, который хотя бы маску носил. Заканчивая рассуждение о Денки, отметим, что он ещё сыграет свою роль в сюжете, однако на этом его линия и оборвётся. Денки — проходной персонаж, введённый в самом начале чисто для разогрева и какой-то единичной роли в арке, этакий аналог Конохамару. И он может оказаться Каваки лишь в том случае, если студия растеряет последние остатки мозгов, во что нам не хочется верить. Итак, Каваки — новый злодей, ранее нигде не фигурировавший. Кто он — загадка. Однако выбор между двумя вариантами уже в наличии — зная о последней тенденции в мире ниндзя на врагов из других миров, возникает закономерная альтернатива: Каваки либо человек, либо пришелец. Скорее всего первое, так как он явно в курсе событий, происходящих в мире ниндзя, который он так старается разрушить. Неизвестно, что сподвигло его на ненависть к ниндзя — возможно, у него за плечами трагическая история жизни, как и у прочих антагонистов оригинального сериала. Отойдя от личности Каваки, стоит уделить внимание его способностям — светящимся татуировкам, которые, кстати, в наличии и у Боруто. Пока бытует мнение, что это своеобразная альтернатива ручным печатям для применения дзюцу. Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть эту мысль, скажем только, что навряд ли Каваки стал бы применять обычные техники ниндзя, будучи ярым ненавистником эпохи ниндзя и всего, что с ними связано. Каваки появляется как единственный антагонист на руинах Скрытого Листа, из-за чего в головах зрителей мелькает закономерная мысль, что он собственноручно разрушил деревню. Если ему и правда под силу в одиночку превратить в пыль целую деревню, полную квалифицированных ниндзя, он действительно гипотетически способен убить Наруто. Значит, в его татуировках заключена неимоверная сила массового поражения вроде финальной атаки Пейна в борьбе с силами Листа, превратившей селение в гигантскую воронку. Пока слишком рано говорить о способностях Каваки, однако нам не кажется, что он в одиночку способен на такое. Возможно, Деревня Скрытого Листа была уничтожена не в один миг, а в ходе продолжительного сражения — наверняка Каваки пришёл не один. Также наличие у него сообщников объясняет отсутствие в кадре других ниндзя деревни — возможно, они тоже заняты сражением со статистами, в то время как Боруто взял на себя «босса». Остаётся верить и надеяться, что студия не повернёт эту историю скучно и предсказуемо.

Про новое Додзюцу Боруто спорят ещё с момента выхода первой главы манги, вот только в чёрно-белом его глаз выглядит почти как стандартный Бьякуган за исключением отсутствия прожилок, а в аниме зрителю продемонстрировали что-то совершенно новое. В любом случае, это Додзюцу определённо имеет связь с Бьякуганом, так как шансов обрести другое известное Додзюцу ранга Шарингана или Риннегана у Боруто просто нет. Его глаз видит чакру, как и Бьякуган, а также его наличием объясняется умение Боруто применять «Мягкий кулак». Однако это точно не простой Бьякуган чисто внешне, да и Бьякуган, если помните, пробуждается в обоих глазах сразу, а не в одном. Так что же это такое? Самый популярный ответ среди комментаторов — это Тенсейган, единственный известный «околобьякугановый» глаз. Однако это никак не может быть Тенсейган по двум простым причинам. Во-первых, для пробуждения Тенсейгана потомку Хьюга необходимо иметь чакру Шести Путей. Ни чакры Хагоромо с Хамурой, ни чакры Индры с Ашурой в Боруто попросту нет. Во-вторых, Тенсейган сам по себе предназначен для управления Луной, а если события развиваются не на Луне, то зачем он вообще нужен? Также Боруто не продемонстрировал ни одной способности Тенсейгана, да и чисто внешне различия у Додзюцу имеются — Тенсейган не окрашивает белок в чёрный цвет, как у Боруто. Следовательно, Тенсейган у него может быть только в одном случае — если сценаристы наплюют на канон. Словом, у Боруто пробудилось качественно новое, ранее нигде не фигурировавшее Додзюцу — каким образом пацан его получил, мы узнаем в будущем.

Чуть яснее ситуация с Денки — его укусила некоторая пакость, повлиявшая на негативные эмоции мальчика и побудившая его на злодеяние. Поскольку пользователя зловредной техники нам так и не представили, очень и очень вероятно, что он окажется главным злодеем если не всего сериала, то по крайней мере первой арки, и будет далее негативно влиять на окружение Боруто, попутно ставя главному герою палки в колёса на его пути к спокойной и ленивой учёбе в Академии. Так вот, укусившая Денки чакра уж очень походила на змею. Всё бы ничего, змея — символ определённо отрицательный в массовой культуре, вот только конкретно в мире «Наруто» имеются аж два суперзлодея, чьи символы — змеи. И если Кабуто окончательно встал на истинный путь, то Орочимару пусть и под надзором, но всё же продолжает свои исследования, и Ямато никак не помешал ему создать собственного гомункула, что уже наводит на мысль о том, что Саннин может заниматься чем-то не тем и склонен вернуться к старым проделкам. Возможен и иной вариант: Орочимару и правда создатель вредной техники, однако в её распространении не повинен — возможно, эксперимент вышел из-под контроля или техника случайно попала не в те руки. Собственно, на этом построен весь «Наруто Гайден» — Орочимару вроде как и виноват, но вроде как и не при делах. Остаётся и последний вариант, что пользователь техники, ужалившей Денки, совершенно новый злодей и со змеями Орочимару вообще никак не связан, но это скучно, согласитесь. К тому же, похожую способность мы уже видели в арке «Сила» в исполнении вышеупомянутого Кабуто. Быть может, этот эпизод с Денки вообще оставят без внимания и не раскроют в ближайшее время — будем ждать и ещё раз ждать.

Менее популярный, но всё же важный организационный вопрос. Мы определённо наблюдаем за рождением новой довольно крупной франшизы, ведь для «Нового поколения» не был заранее озвучен ни двенадцати, ни двадцатисерийный формат трансляции. Это значит, что серий явно будет больше двадцати шести. Прикинуть ориентировочное количество эпизодов нам поможет флешфорвард, события которого происходят уже после таймскипа. Экранизации оригинальной манги «Наруто» понадобилось 220 серий, чтобы провернуть таймскип. Навряд ли Боруто выделят столько же, самое главное для аниматоров — дождаться как можно большего числа новых глав манги, чтобы у сериала наконец появилась основа, которая, впрочем, уже и не сильно нужна после такого бодрого старта. Также это будет уже второй флешфорвард за всю историю саги — первый был в начале «Ураганных Хроник», и тогда сюжет забежал на 50 серий вперёд. Основываясь на прошлых таймскипе и флешфорварде, можно сделать вывод, что «Боруто» понадобится около сотни серий для раскрытия всего потенциала аниме, что вполне нормально для современных сёненов. Естественно, студия может пойти своим путём, не основываясь на опыте прошлых лет, а также на количество заготовленных серий повлияют рейтинги трансляций и бюджет.
Согласны ли вы с каким-либо из предложенных утверждений? Наверняка у вас есть свой взгляд на вопросы, в которых мы долго и коллективно разбирались — оставляйте комментарии, рассуждайте, опровергайте и приводите доводы, ведь так мы вместе делаем фендом интереснее.

источник

Боруто Узумаки – генин из деревни скрытого листа, сын главного персонажа аниме и манги Наруто Узумаки, а также Хинаты Хьюги.

Боруто Узумаки [1]
Данные
Имя: Боруто Узумаки
Kana: うずまきボルト
Чтение: うずまきボルト
Rōmaji: Boruto Uzumaki
Статус: Жив
Пол: Мужской
Рост 145 см
Ранг Генин [2]
Свойства: Футон
Райтон
Суитон
Кеккей генкай: Бьякуган
Команда: Конохамару [2]
Происхождение: Коноха
Отец: Узумаки Наруто
Мать: Хьюга Хината
Клан: Узумаки
Родственники: Химавари (сестра)
Минато (дедушка)
Кушина (бабушка)
Хиаши (дедушка)
Мать Хинаты и Ханаби (бабушка)
Первое появление
В манге: Том 72 Глава 700

Боруто имеет как сходства, так и различия в характере со своим отцом. Из сходств можно отметить его буйность, невнимательность. У Боруто есть ключевая фраза, как у Наруто и Кушины: Dattebasa. Из различий же можно отметить в первую очередь то, что у Боруто есть всё то, о чём Наруто мечтал в детстве. У него есть семья, куча друзей. Он очень талантлив и всё схватывает налету. Однако, из-за того, что он не добивается всего с трудом, как Наруто, он ведёт себя довольно надменно и самоуверенно. Он считает командную работу глупостью и пренебрегает ей во время заданий. Также можно отметить ещё и то, что он довольно-таки умён. [1] Но, несмотря на все недостатки, он является довольно добрым ребёнком с чистым сердцем. Этим он тоже похож на своего отца и маму.

Во время разговора Саске и Наруто, Учиха сказал, что Боруто вылитый Наруто в детстве, однако сам Наруто категорически был с этим не согласен и утверждал, что Боруто больше похож на Саске в детстве.

У Боруто и Наруто отношения стали напряжёнными в тот момент, когда Наруто стал Хокаге. Боруто не хватало внимания отца, а тот в свою очередь не мог разорваться между семьёй и должностью хокаге. Однако хоть Боруто и злится на отца, всё же он его любит, ведь радуется тем моментам, когда они могли побыть вместе. Боруто, как и его отец, совершает шалости, чтобы на него обратили внимание. Точно так же, как и Наруто в своё время, Боруто изрисовал монумент Хокаге, чтобы на него обратили внимание.

После сражения с Момошики, отношения между Наруто и Боруто налаживаются. Боруто начинает испытывать уважение к своему отцу, пересматривает свои взгляды на жизнь, в частности то, что порой какой-либо цели нужно добиваться потом и кровью, а не лёгкими путями. Плюс ко всему, он начиает испытывать уважение к товарищам и командной работе.

В первую очередь стоит отметить то, что Бруто и Сарада внешне похожи на своих отцом, а их отношения напоминают отношения Наруто и Сакуры в детстве. Хоть Сараду и бесит хулиганство Боруто, она поддерживает его. Боруто же испытывает к ней некие чувства, ведь он краснеет при её приближении, готов самоотверженно защищать во время нападения Момошики и Киншики. А также поставил себе цель защищать её любой ценой, чтобы та исполнила свою мечту стать хокаге.

Они оба восхищаются отцами друг друга. Сарада превозносит Наруто и мечтает в будущем стать таким же первоклассным шиноби и завоевать титул Хокаге. Боруто же восхищается Саске и даже становится его учеником.

Боруто очень любит свою маленькую сестрёнку Химавари. Но в тоже время побаивается её после случая, когда разозлил её и у неё активировался бьякуган, а та в гневе чуть его не убила. Химавари также любит своего брата и искренне переживает за него, когда он участвует в Экзамене Чунина.

Боруто считает своих родителей первоклассными шиноби. Но если с мамой у него сложились хорошие отношения, то с отцом они долго не могли понять друг друга. В тоже время Боруто пытался впечатлить Наруто и даже пошёл на обман во время экзамена Чунина. Наруто это заметил и с трудом, но всё же разоблачил сына у всех на глазах и даже готов был запретить ему быть шиноби. Однако в тот момент вмешались Момошики и Киншики и началась битва. По её окончанию Наруто и Боруто поняли чувства друг друга и наконец помирились.

Боруто восхищается Учихой Саске. Он считает, что тот достоин быть хокаге и что он первоклассный шиноби. Саске поначалу считает, что Боруто очень похож на своего отца, но позже убеждается в том, что это не так. Это послужило основанием для того, чтобы взять Боруто в ученики.

Боруто является практически копией своего отца. У него блондинистого цвета взъерошенные волосы и большие глаза голубого цвета. Однако Сарада заметила то, что у Боруто глаза всё-таки светлее глаз Наруто. Если у Наруто на щеках по три полоски, то у Боруто и Химавари по две.

В THE LAST -NARUTO THE MOVIE- (Наруто: Последний фильм) у Боруто костюм чёрно-красного цвета с символикой огня на груди. На ногах надеты сандалии белого цвета. В то время, когда Боруто ходил в академию, на его костюме были дополнительные полоски красного цвета. Когда Боруто стал генином, он вновь стал носить чёрно-красный спортивный костюм, под кофтой была белая рубашка. На шее у него было ожерелье с болтом. Протектор он носит на голове. Некоторое время Боруто даже носил старую Куртку своего отца. Когда Боруто сражался с Каваки, можно заметить у него шрам и татуировку, набитую на правой руке.

В The Last В детстве В юности Позже

Боруто – сын главного героя аниме и манги Наруто Узумаки и Хинаты Хьюга. В один из зимних дней Наруто возвращается домой и его радостно встречают Боруто и Химавари. После этого семья идёт на улицу играть в снежки. [3]

Спустя несколько лет Наруто должен был пойти на церемонию назначение его на пост Хокаге. Боруто разбудил его, прыгнув ему на живот. После этого Хината ушла, а Наруто, Боруто и Химавари остались одни. Боруто и Химавари стали спорить друг с другом. Химавари хотела взять свою плюшевую игрушку, а брат не позволял ей этого сделать. В конце концов, Боруто случайно оторвал игрушке голову. Химавари так разозлилась, что пробудила свой бьякуган. Отец хотел было вмешаться, но Химавари отправила его в нокаут. Увидев это, Боруто не на шутку перепугался и спрятался в шкафу от своей разгневанной сестры. [4]

В один из дней, когда должна была пройти конференция пяти каге, Боруто решает совершить одну выходку. Он приглашает посмотреть на это своих одноклассников, но никто не приходит. Боруто так хотел обратить внимание своего отца на себя, что начал изрисовывать монумент хокаге. Наруто останавливает его и говорит, что для него каждый житель Конохи — член семьи. Поэтому он не может всё своё внимание уделять только Боруто. После этого Наруто приободрил Боруто, сказав, что он такой же ниндзя, как и Наруто. После этого Боруто встречает разгневанного Конохамару.

Сначала Боруто тренируется со своим отцом Наруто и жалуется на то, что это происходит слишком часто. После этого он убегает от Наруто, а тот пытается его догнать. В момент, когда Наруто потерял Боруто из виду, он спрашивает у Сарады, не видела ли она Боруто и та направляет Хокаге в другую сторону. В этот момент Боруто натыкает на Шикамару и его сына Шикадая. Шикамару обездвиживает Боруто и наказывает ему, чтобы тот не доставлял неприятности своему отцу.

Спустя некоторое время Хината поручает Боруто отнести обед Наруто. Но когда тот пришёл в резиденцию Хокаге, узнал, что тот покинул деревню. Подойдя к выходу из деревни, он встречает Учиха Сараду и Акимичи Чочо. Сарада вызывается сама отнести обед Наруто. Когда она вернулась обратно в деревню, Боруто благодарит её. Она же говорит, что благодаря ему нашла новую цель в жизни. Сарада решила стать Хокаге. Однако эта новость Боруто совсем не обрадовала.

Боруто и его команда выполняют миссию по поимке панды, где он использует технику клонирования, чтобы загнать панду к Конохамару, который захватывает его с помощью Коте. В кабинете Хокаге, Боруто хвастается отцу, будто он в одиночку захватил объект. Наруто недоволен поведением сына, который упускает всю важность работы в команде. Боруто же ставит ему в укор постоянную занятость. Он также заявляет, что не простит Наруто, если тот пропустит день рождения Химавари.

Некоторое время спустя, Сарада и Митсуки находят Боруто в ресторане, где он играет в видеоигру с Шикадаем и Иноджином. Они сообщают ему, что Конохамару рекомендовал их к участию в экзамене Чунина, однако Боруто говорит, что ему нет до этого дела, при этом зная, что до участия в экзамене допускается только полноценная команда из трёх человек. Это приводит к разногласию с Сарадой, для которой экзамен является первым шагом на пути к мечте стать Хокаге. Также Шикадай и Иноджин, обнаружив, что Боруто «читерит», оставляют его. Затем Боруто встречает своих маму и сестру и вместе с ними отправляется домой.

Во время дня рождения Химавари обнаруживается, что Наруто послал вместо себя теневого клона. В ярости Боруто направляется в его офис, однако на пороге встречает Учиха Саске. Осознав, что это главный соперник его отца, Боруто просит Саске взять его в ученики. Саске соглашается, при условии, что Боруто обучится Расенгану. Он обращается к Конохамару за помощью, однако всё равно не осваивает эту технику. Опасаясь, что Саске откажется от него, он использует Коте, полученное от Катасуке и создаёт нормальный Расенган. Вместе с Саске он обучается бросанию шурикена. Когда между ними заходит разговор о слабостях Наруто, Саске говорит ему, что несмотря на все жизненные трудности, Наруто никогда не сдавался и исполнил свою мечту стать Хокаге.

Команда Боруто благополучно проходит первый этап экзамена. Во время второго этапа, Боруто использует Коте против оппонентов, чтобы сохранить флаг. В третьем этапе он сражается против Юруи и вновь использует Коте, чтобы одолеть его. Его следующим противником становится Шикадай, который ловит его в технику теневого подражания. Не желая проигрывать, Боруто вновь обращается к Коте. Наруто видит это и публично разоблачает сына, запрещая ему быть ниндзя. Их прерывают Момошики и Киншики, вторгнувшиеся в Коноху, чтобы захватить Наруто. Боруто в страхе пытается дать отпор Момошики с помощью Коте, однако тот поглощает все его техники. Наруто и Саске вступают в бой с пришельцами, что приводит к исчезновению Наруто с арены.

Придя в себя, Боруто узнаёт, что его отец в плену. Он заходит в его кабинет и надевает старую куртку Наруто. Саске отправляется спасать Наруто вместе с другими Каге и решает взять Боруто с собой. Совместными усилиями, Каге и Саске одолевают Момошики, даже несмотря на его слияние с Киншики. Тем не менее, Катасуке, также проникнувший на планету Момошики, в погоне за славой атакует Момошики своим Коте. Тот поглощает все техники с помощью Риннегана и вновь набирается сил. Наруто и Боруто создают Ояко Расенган, с помощью которого и побеждает Момошики.

Жизнь Боруто меняется после этих событий: он перестаёт «читерить» в видеоигре, становится знаменитостью из-за того, что сражался бок о бок с Каге. Несмотря на то, что он больше не имеет претензий к Хокаге, он не собирается добиваться этой должности. Вместо этого он решает поддержать Сараду. Когда панда вновь сбегает из зоопарка, Боруто и его товарищи ловят её. Заходит разговор о личности родителей Митсуки. Он говорит, что это — Орочимару. Сарада, уже знакомая с Орочимару, шокирована, однако Боруто, который понятия не имеет, кто это такой, начинает громко задаваться вопросом о поле Орочимару.

Несколько лет спустя, на фоне разрушенной Конохи, повзрослевший Боруто сталкивается с таинственным юношей Каваки, находясь на останках монумента Хокаге. Когда Каваки угрожает положить конец эпохе ниндзя, Боруто надевает свой протектор, готовясь к сражению.

Боруто является вундеркиндом, а также считается элитным Генином. [5] Митсуки считает, что его становление Хокаге неизбежно в будущем. Когда его отец тренировался с ним, он на мгновение забыл, что сражается со студентом Академии и хотел биться в полную силу. [6] Учиха Саске также признал потенциал в Боруто, отчего и согласился взять его в ученики (убедиться в его потенциале вы можете тут). В свои юные годы Боруто нанёс поражение Отсутсуки Момошики. Сильными сторонами Боруто являются ловкость и умение биться в ближнем бою без оружия и Ниндзюцу. [7]

Будучи членом клана Узумаки, Боруто, вероятно, обладает уникальной чакрой. Вместе с тем, он обладает большей долговечностью, чем большинство людей, наряду с особой жизненной силой и физической энергией.

Уже в раннем возрасте Боруто продемонстрировал исключительное мастерство в области Ниндзюцу. Ещё до окончания Академии, юный шиноби может использовать технику клонирования, которому он обучился у отца. [6] После обучения с Саске, он обучился искусству Шурикендзюцу, будучи в состоянии изменить траекторию полёта шурикена.

Во время тренировок с Конохамару он также обучался технике ранга А, Расенгану. Изначально, он тренировался без помощи техники клонирования, с использованием обеих рук. Несмотря на крохотные размеры техники, Боруто, сам того не осознавая, внедрил в неё чакру Футона, [8] позволяющую ему метнуть Расенган на расстоянии. Из-за маленьких размеров, Расенган теряет форму, однако ветер продолжает лететь, и, фактически, становится невидимым. Некоторое время спустя, Боруто научился создавать нормальный Расенган одной рукой. Вместе с отцом он может применять Ояко Расенган (Родитель и Ребёнок Расенган).

Чакра Боруто имеет родство с Футоном. Также, он может применять Райтон и Суитондзюцу, в частности – Высвобождение молнии: Фиолетовая молния; Высвобождение воды: Взрывной выстрел. [7]

Боруто способен использовать Мягкий кулак и его техники — в частности Восемь тириграмм ладонь воздуха. [2] Также он показывает неплохие навыки Тайдзюцу в поединках с отцом. Во время экзамена чунина он продемонстрировал подвижность в битве с Юруи и Шикадаем. Также ему удалось ослепить Момошики на один глаз, бросив кунай.

В неизвестный момент истории, в правом глазу Боруто появился Бьякуган — наследие клана Хьюга. Он позволяет видеть чакропроводящую систему другого человека, а также увеличивать обзор поля зрения. В отличие от других обладателей этого Додзюцу, при его активации у Боруто не выпирают вены.

  • Узумаки (うずまき) означает «водоворот» или «вихрь»;
  • Боруто (ボルト) — это японское произношение английского слова «болт», что ссылается на ожерелье с болтом за шее Боруто. Его имя также ссылается на Неджи, дядю Боруто, чьё имя означает «винт» (捻子);
  • В The Last -Naruto the Movie- глаза Боруто имеют оттенок лаванды, в то время как в манге и последующих экранизациях они голубые;
  • Как и у Химавари, волосы Боруто напоминают форму листа;
  • Кишимото Масаши заявил, что сначала хотел наделить Боруто и Химавари Бьякуганом в 700 главе, однако забыл это сделать.

источник

Вкратце об этой работе я рассказывал еще в материале «10 аниме-сериалов, которые нужно пропустить вместе с мангой». Тогда я называл «Боруто» (или, если вам это ближе, Boruto: Naruto Next Generations) совершенно ненужным продолжением, проигрывающим почти всем современным сенэнам.

Можно только порадоваться, что мангака, подаривший нам первоисточник, к этому безобразию не причастен. Ведь «Боруто» — это обычная попытка нажиться на фанатах популярнейшей серии, созданная без уважения к оригиналу и хотя бы капли хорошего вкуса. Трата времени на подобную сценарную «жвачку» — неуважение к труду Кисимото и, что важнее, к самому себе. И не верьте восторженным отзывам «фанатов» — они просто слишком хотят вернуться к полюбившемуся миру, потому готовы терпеть его даже в такой форме.

Но тот текст был призван лишь сэкономить ваше время, чтобы вы потратили его с большей пользой вместо просмотра плохого аниме и чтения не менее скверной манги. Пришло время разобраться, что, как и почему в «Боруто» пошло не так.

Первый тревожный звоночек мы услышали в самом конце манги «Наруто». У автора Масаси Кисимото еще в 699 главе было все для финала на высокой ноте, великолепного подведения итогов без лишнего утрирования и растягивания событий. Однако то ли ради красивого числа, то ли из каких-то личных побуждений или вообще по настоянию редакции мангака выпустил еще и 700 главу, в которой сюжет прыгает на несколько лет вперед.

Именно в ней нам вскользь представили то самое «следующее поколение», ставшее главной движущей силой сиквела и спин-оффа в одном флаконе. Мы увидели, как многие персонажи из оригинала изменились и обзавелись семьями, а также какими получились их дети. Для многих фанатов подобный эпилог стал настоящим праздником, но хватало и людей, которым подобный сюжетный ход показался неуместным. Судя по тому, что продолжение все-таки вышло, первых оказалось больше.

Однако стоит отдать Кисимото должное, ведь когда издательство Shueisha предложило ему заняться сиквелом, он отказался. Зато в качестве замены предложил своего ассистента Микио Икэмото. Именно он отвечает за рисунок «Боруто». А сценаристом выступил Уке Кодати, успевший поработать над Gakkougurashi! и совершенно отвратительным аниме Danganronpa 3: The End of Kibougamine Gakuen — Mirai-hen. Команда подавала некоторые надежды, да и разделение на «сценариста — иллюстратора» обычно положительно сказывается на качестве итоговой работы. Но не в этот раз.

В 2015 году вышло полнометражное аниме Boruto: Naruto the Movie, ставшее своеобразной проверкой интереса. Именно в нем Боруто впервые выступил в качестве центрального действующего лица. Кассовые сборы все решили окончательно — Boruto: Naruto the Movie стал самой успешной полнометражкой в франшизе, а ее релиз на домашних носителях оказался рекордным по денежным сборам. После этого переход к полноценной сериализации был лишь вопросом времени.

Сначала была манга от уже упомянутых Икэмото и Кодати — ее выпуск начался в мае 2016 года. Аниме по традиции задержалось, ведь сначала должны были закончиться все многочисленные филлеры Naruto Shippuuden. Премьера первой серии состоялась в апреле 2017-го. На момент написания статьи вышли 31 глава (из-за ежемесячного формата релизов) и 91 серия. Манга даже свой спин-офф под названием Boruto: Saikyo Dash Generations успела получить. Только вот шум и популярность вокруг всей серии сильно раздуты.

Какой один из самых главных элементов любого сенэна? Если вы подумали «главный герой», то оказались правы. Именно яркий протагонист, переживающий многочисленные битвы и конфликты, становится центральной осью истории. Если он получится слишком шаблонным или блеклым, то и весь сюжет потеряет свое потенциальное очарование.

При этом протагонисты сенэнов не обязаны блистать необычными чертами характера и строить из себя условных участников трагедий Шекспира. Их прелесть заключается как раз в простоте и доступности. Отсюда и появляются постоянные рефрены в духе «я стану хокагэ/королем пиратов» и прочие наивные, но мощные фразы. Благодаря ним даже за несколько глупыми героями интересно наблюдать, ведь тут срабатывает контраст между их обычным поведением и серьезной целеустремленностью во время кризисов.

Что же можно сказать про Боруто Удзумаки? Он раздражает.

Весь его характер строится на том, что он хочет добиться внимания своего отца, но методы выбирает очень странные. Например, портит статуи хокагэ деревни Конохи или же жульничает во время экзамена на тюнина (средний ранг ниндзя). В этом даже можно было бы уловить определенный посыл, ведь нам показывают, как при полной семье и нормальном отношении окружающих у мальчика все равно могут быть свои комплексы и проблемы. Однако это работало бы, учись Боруто хоть чему-нибудь на своих ошибках. Увы, его развитие как персонажа отсутствует полностью.

Даже моменты битв никак не скрашивают плохое впечатление от наглого юнца. Ведь обычно он либо пытается хоть немного исправить плачевную ситуацию, к которой привели его же собственные действия, либо в очередной раз жаждет выделиться из толпы и блеснуть своими умениями перед отцом. Уровень симпатии к Боруто даже вне контекста франшизы находится на нуле, а если вспомнить, какие ужасы пережили Наруто и Саскэ в своем детстве, так и вовсе падает на самое дно.

Впрочем, великий седьмой хокагэ тоже далеко не идеален. Казалось бы, в Наруто должны были навсегда остаться воспоминания, насколько тяжело ему было жить без родителей и поддержки окружающих, но из своего опыта одиночки он так ничего и не вынес. Отец из него получился настолько отвратительный, что он даже на день рождения своей дочери отправляет теневого клона, а не приходит лично. В его оправдание «вся деревня теперь моя семья» быстро перестаешь верить, так как Наруто раз за разом демонстрирует, что на своих родных ему часто откровенно плевать. Получается, что один из основных столпов характера персонажа оказался полностью уничтожен.

И так, увы, почти со всеми. В молодых ниндзя нет ни намека на индивидуальность, и еще хорошо, если им досталась хотя бы одна выделяющаяся особенность, как с Боруто. Потому что в большинстве случаев они не могут похвастаться и подобным, в итоге оказываясь менее интересными, чем иные статисты из «Наруто». Когда в сенэне невозможно выбрать себе «любимчиков», это смертный приговор для произведения. «Боруто» его успешно подписывает.

А что там со «старой гвардией»? Ситуация почти та же, что и с Наруто, только детали отличаются. То есть все их притягательные особенности уничтожены почти подчистую. Очень тяжело поверить, что та же Сакура выбрала для себя жизнь обычной домохозяйки. Понятно, что войн в мире «Наруто» поубавилось, наступила мирная пора, но это не значит, что былых яростных воинов стоило превращать в тряпки и тени былых себя, причем никак не обосновывая это сюжетно.

Конечно же, есть и приятные исключения, которые в «Боруто», как ни странно, связаны с семьей Утиха. Из Саскэ получился вполне интересный персонаж, который пытается откупиться от грехов былого и часто бежит от себя. А его дочь Сарада стремится стать ближе к нему, но адекватными методами, а не как в случае с Боруто. Мотивация этой парочки ясна и понятна, а для многих — еще и вполне жизненная. Именно Саскэ и Сарада больше всего напоминают как хороших персонажей с точки зрения драматургии, так и просто живых людей.

А вот со всеми остальными полнейшая беда. Иногда кажется, что сюжет лихорадочно бегает по кругу и развивается исключительно благодаря случайностям и совпадениям. Введя целый ворох новых персонажей, сценарист даже не представляет, что с ними делать. Стоит ли говорить, что читать и смотреть нечто настолько сумбурное — не самое интересное времяпровождение.

Однако что мангу, что аниме все еще могли вытянуть битвы, вокруг которых в «Наруто» все и разворачивалось. И тут авторы столкнулись с классической проблемой сенэнов — масштабированием сил. Она заключается в том, что персонажам постоянно необходимо сталкиваться с более сильными противниками и прокачиваться таким образом, чтобы не нарушать внутреннюю логику произведения. Если персонаж А победил персонажа В, а персонаж В — персонажа С, то при нормальных условиях С ничего не сможет противопоставить А, это будет выглядеть глупо. Эту логику, кстати, в свое время нарушила последняя арка манги Bleach.

«Боруто» из-за «молодого поколения» откатывает весь масштаб поединков «Наруто» почти до момента первых глав приключений «Команды 7». Но тут несколько глупо возмущаться, ведь начинающие синоби никак не могут метаться техниками, как из пулемета, и сражаться с опасными противниками, способными уничтожить весь мир. А вот почему тот же Наруто иногда проигрывает совершенно рядовым злодеям — отличный вопрос, на который никто из создателей и не думает отвечать.

источник

Хатаке Какаши — огородное пугало

Умино Ирука — морской дельфин

Харуно Сакура — цветущая вишня

Итачи — японский колонок (это слово означает именно конкретный вид животного, кроме того, это имя. Женское. Причины массакра ясны. Кроме того, в японской мифологии ласка или колонок — дурной знак, означающий отсутствие удачи или смерть))

Удзумаки Наруто — оба слова означают водоровот, кроме того, в Японии есть мост Наруто (самый большой в мире подвесной мост) и знаменитый водоворот Наруто.

Абураме Шино. Абураме переводится как «маслянная женщина»

Акадо Йорой (один из команды Кабуто на экзамене тюнинов) — красные доспехи

Акимичи Чодзи. В имени Чо — бабочка, дзи — второй сын.
Акимичи — осенняя дорога.

Эбису — это имя божества из буддийского пантеона. Один из семи японских богов удачи, покровитель рыбаков и рыбацкой удачи, отвечает за благополучие в море и улов.

Гамабунта — буквально «Жабий Бог»

Хагане Котетсу — Слово «хагане» переводится как «цельнометаллический», «котетсу» — маленькая сталь. Кроме того, один из военных японских кораблей носит название «Котетсу»

Хаку — буквально «белый, чистый».

Первый Хогаге — Его часто неверно называют Shodaime. Его правильный титул — Shodai (основатель, Первое поколение)

Второй Хогаге — младший брат Первого Хокаге.

Третий Хокаге — Его зовут Сарутоби, что буквально означает «скачущий как обезьяна»

Тсунадэ — швартовый (веревка, которой привязывают корабли к причалу)
Хьюга — букв. «солнце»

Хьюга Ханаби. «ханади» — фейерверк

Хьюга Хиаши. «хиаши» — дневное время

Хьюга Хизаши. «хизаши» — лучи солнца, солнечный свет, ультрафиолет.

Хьюга Хината. «хината» — солнце.

Хьюга Недзи. «недзи» — спираль, завиток. (Они с Наруто, оказывается, тезки. )))

Инари — особенный тип суси, а также божество риса, которому служат лисы))

Инудзука Киба. «инудзука» — дом псов, «киба» — клык

Инудзука Хана. «хана» — нос, но также, и цветок.

Инудзука Тцуме. «тцуме» — челюсть.

Митараси Анко — оба слова обозначают ингридиенты данго. Это блюдо — любимая еда Анко))

Морино Ибики — буквально означает «храп в лесу» и является
фразеологизмом для обозначения большого медведя.

Нара — топоним, название города. Этот город знаменит тем, что в его окресностях обитает множество оленей. «Шика» — олень


.
Орочимару — большой змей (Орочи — большой восьмиховстый змей, -мару — частое окончание японский мужских имен).

Якуси Кабуто. «Якуси» — имя буддийского божества-целителя, «Кабуто» — самурайский шлем, также это слово входит в японское название аконита.

Тсуруги Мисуми (из тройки Кабуто на экзамене). «мисуми» — меч. Кабуто-Мисуми-Йорои — шлем-меч-доспехи.

Яманака Ино. «Яманака» — далеко в горах, «ино» — дикий кабан.

Юхи Куренай. «юхи» — закат, заходящее солнце, «куренай» — темно-красный, малиновый.

Хосигакэ Кисамэ. «кисамэ» — демон-акула, «хосигакэ» — финик, сушеная хурма.

Дзирайя — это имя взято из японского романа «Дзирайя Гокетсу Моногатари»

Узумаки Наруто-Растущая Спираль

Акимичи Чоуза — Акимичи = «весенняя дорога», Чоу = «бабочка», за может иметь значение «сидеть»

Баки– Бакки значит «проветривать»

Гаара – «любящий себя», ра – кандзи из мифов, символизирующее демонов

Геккоу Хаяте – Геккоу = «свет луны», Хаяте – кандзи, имеющее ввиду шторм или бурю

Дан – «неудачник», «группа», «шаги», «платформа»

Данзо – Дан = «группа», Зо = «склад», «обладать», «прятать»

Дейдара – имя из Японских мифов, Дей = «грязь»

Джирая – «молодой гром», главный герой в японском народном рассказе, женатом на «Цунаде»

Джуго – Джу = «тяжёлый», «накапливать», го = я, мой наш

Заку Абуми – Заку – звук, Абуми = «стремя»

Зецу – «язык», «тростник» (форма высокой полой травы или приложения языка к полому деревянному духовому инструменту)

Йондайме Хокаге (настоящее имя Намиказе Минато) – Намиказе = «волны», «ветер», «разногласия», Минато = «весть»

Какузу – Каку = «точка зрения», слон в Шоуги, зу = «сто*

Канкуро – известный артист кабуки, куро = «ворон»

Карин – Ка = «ладан», «запах», «духи», рин = «фосфор»

Киллер Би – англ. Пчела-убийца

Конан – Ко = «маленький», нан = «юг»

Конохамару – Коноха = «листья дерева», мару – имя мальчика

Кьюби но Юко – Кьюби = «девять хвостов», Юко = «очаровательная лиса»

Майто Гай – «сильный парень»

Рин – «фосфор», «холод», «компаньён»

Рок Ли – англ. Защитная скала

Сандайме Хокаге(настоящее имя Сарутоби Хирузен) – Сарутоби = «летаящая обезьяна» (великий ниндзя), Хирузен – имя

Сай – кандзи может значить: чрезвычайный, гений, установка, ссуда, носорог, компаньон, оружие, сын, удар, прекрасный

Темари– традиционная Японская игра гандбола

Учиха Мадара – Учиха = «веер», Мадара = «пятно», «участки»

Учиха Микото – Учиха = «веер», Микото – лорд
Учиха Фугаку – Учиха = «веер», Фугаку = «отученный»

Учиха Обито – Учиха = «веер», Обито = «шея»

Учиха Шисуи – Учиха = «веер», «неподвижная вода», «испытательная тренировка»

Хатаке Сакумо – Хатаке = «высушенное поле», кумо = «облако»

Хидан – Хи = «летать», «разбрасывать», ладья в Шоуги, дан – «платформа», «шаги»

источник

Наруто сидел в позе лотоса на маленьком островке перед бурлящим водопадом. Шум падающей воды завораживал, погружал в очень странное состояние. Сквозь полуопущенные веки Узумаки разглядел тёмный силуэт, проявляющийся из-за водной пелены.

— Почему ты не дал автограф в Ичираку?

Наруто рывком распахнул глаза.

— Эти раздражающие идиоты подошли к тебе, тыкали тебе свои бумажки, как будто ты кинозвезда.

— Раньше жители деревни обращались с нами как с отбросами.

— Ты сам не видишь? Я — это ты!

Наруто осмотрел свою точную копию, отличающуюся лишь цветом глаз — чёрными белками с алыми горящими радужками.

— Я — это ты! Я чувства, что ты глубоко подавляешь в себе!

— Это и есть Водопад Истины? — странный клон восхищённо подставил лицо под поток воды. — Красивое место. Оно позволило мне появиться.

— Я же сказал. Я — истина, сокрытая внутри тебя. Я — настоящий ты! Я — те чувства, что ты всегда сдерживал. Я — твоя тёмная сторона!

— Мы. ты. я допустил ошибку, опрометчиво позволив себе показаться на глаза Кьюби. Его ненависть позволила комку подавленных чувств и устремлений стать разумным и мыслящим существом! Я — дитя ненависти, и больше всего на свете я ненавижу именно тебя!

— Именно! — Тёмный Наруто как будто прочитал его мысли. — Я — настоящий ты, и тебе, самозванцу, от меня не избавиться!

Наруто не выдержал. Он вскочил и молнией кинулся навстречу Тёмному.

— Это ты — самозванец! — закричал он, нанося град сокрушительных ударов.

Но каждый его удар был перехвачен и блокирован. Впрочем, когда Тёмный ударил в ответ, Наруто как будто знал каждое намерение, видел каждую атаку. Поэтому заблокировать и перехватить их не составило ни малейшего труда.

«Он равен мне по силе!» — подумал Наруто. — «Если мы будем продолжать — бой никогда не кончится!»

— С этим жалким тайдзюцу тебе меня никогда не победить! — насмехался Тёмный.

— Тогда я вызову подкрепление! — зло улыбнулся Наруто. — Каге Буншин но дзюцу!

Странное эхо донеслось при оглашении техники, и Наруто с ужасом увидел, что за спиной Тёмного тоже возникло полчище клонов.

— Что за фигня? Только не говори мне, что даже количество клонов совпадает!

— Удивительно, даже такой тупица как ты сообразил!

— Я и не называл тебя глупцом. У тебя острый ум. Ты спас команду в Стране Волн. Ты выучил Каге Буншин за час. С помощью своих ума и сообразительности победил Кибу и Нейджи. Освоил Разенган за неделю, а Футон за день. За жалкие несколько дней стал Отшельником. Ты превзошел отца, добавив чакру Ветра в Разенган!

— Мозги у тебя работают! Но в остальном ты тупой как бревно для Каварими!

— Ты был учеником Саннина три года! Всё, что ты вынес из путешествия — дзюцу невидимости, убивающий тебя Режим Покрова Кьюби и Разенган побольше! Ты даже не стал совершенствоваться и учиться его делать без клонов! Скажи мне, мой самозваный босс, есть ли у тебя хоть одно дальнобойное дзюцу?

— О да, это прекрасное дзюцу. Но оно требует перейти в Режим Отшельника и создать двух клонов, а это отнимает массу времени! Если бы нам так противоестественно не везло, мы давно бы погибли! Проклятье, если бы не Кьюби, мы были бы мертвы ещё в Стране Волн! Сколько раз Кьюби спасал тебя, сколько раз вытаскивал из-за грани? Сколько людей погибло из-за того, что мы были слабы? Помнишь Рьюзецу? Помнишь ту девушку, отдавшую жизнь ради тебя?

— Отговорки неудачника! Футон — стихия с кучей крутых техник! Ты мог их изучать по несколько штук в день! Ты мог изучить кучу стихий с ещё более убойными дзюцу! Даже жалкий Огненный Шар, который Саске знал ещё в Академии, с помощью тысячи клонов мог послать эту тварь в пылающее жерло ада!

— У Саске был Шаринган! — неуверенно воскликнул он.

— Чушь! Саске получил додзюцу только в Стране Волн. У него было одно-единственное жалкое томоэ! Может у него и было преимущество, когда он изучал Чидори, но у него не было тысячи клонов, как у тебя! К тому же, при желании ты мог бы получить Риннеган, попросив его у Нагато! Даже у того ворона, что тебе засунул в глотку Итачи, был Шаринган. Не пытайся искать отговорки. Ты был слишком самодовольным, ты отрывал жопу только тогда, когда тебя прижимала нужда. Ты никогда не строил планы и не думал наперёд — лишь плыл по течению. Даже особенности своей самой важной техники ты узнал, только когда Какаши-сенсей оторвал жопу от стула и вытер тебе слюнки. Ты научился использовать Ветер, когда Саске уже три года владел Молнией и невообразимую кучу лет Огнём. Ты жалок. Я жалок. Мне стыдно быть тобой. Знаешь, если бы это не было настолько сильным позором — проиграть такому неудачнику, я бы позволил себя убить.

Наруто повесил голову. Каждое слово Тёмного было кунаем, проворачиваемым в открытой ране. Все возражения таяли на языке. Все оскорбления становились комом в горле. Он поднял глаза и встретился взглядом со своей тёмной половиной. Но в алых радужках было только бесконечное презрение.

Узумаки не выдержал, развернулся и побрёл прочь. Если бы ему в спину ударил кунай или Разенган, он воспринял бы это как избавление.

Отмахнувшись от вопросов Мотои и Ямато-сенсея, Наруто побрёл прочь от водопада. Тёмный Наруто — порождение Кьюби! Он специально подбирал слова, чтобы ужалить побольнее. Он говорил лишь. В его словах была только. Как он посмел сказать.

Наруто рухнул на колени. Тёмный говорил только правду. Только слова истины звучали в исполненном ненависти голосе. Наруто Узумаки был всего лишь жалким неудачником, ленивей чем десять Шикамару. Он не был будущим Хокаге, мудрым лидером Великой Деревни. Он был генином Узумаки, неспособным даже управлять своей жизнью, что уж говорить о сдаче чунинских экзаменов. Даже Ирука-сенсей, его старший брат и наставник, пусть и любил Наруто, но не верил в него. Все друзья были чунинам и джонинами, стали командирами. Но не он. Наруто, неспособный спланировать своё развитие как шиноби, не мог подготовить миссию для отряда, не мог распланировать будущее деревни, не мог решить судьбу всего мира и исполнить завет Эро-сеннина.

Узумаки вскочил и в бешенстве ударил кулаком по ближайшему дереву. Брызнули щепки и кора. Глядя на свои окровавленные костяшки пальцев, Наруто зло улыбнулся. Тёмный был прав во всём. Но он кое-что забыл. Он — Наруто, Наруто Узумаки. Ученик Джирайи. Тот, кто унаследовал от Эро-сеннина его принцип «Никогда не сдаваться». Он был тупицей в прошлом, но сраный красноглазый ублюдок не дождётся его поражения! Если Наруто и был тупицей, то с этого момента всё изменилось!

Джинчурики мазнул ладонь кровью из уже затянувшихся костяшек и ударил рукой в землю:

Пристально глядя на возникшую в клубах дыма низенькую зелёную жабу в чёрном плаще, Наруто произнёс:

— Фукасаку-сенсей! Некогда объяснять. Скажите, вы можете достать проглоченного мною ворона?

— Погодите! А владеете ли вы медицинскими техниками? В достаточной мере, чтобы пересадить додзюцу.

— Наруто-кун, — мягко сказал учитель. — мне восемьсот лет. Я успел забыть об ирьёниндзюцу больше, чем любой из людей когда-либо знал. И по сравнению с Ма, я — как ты, по сравнению с вашей Хокаге.

Наруто вновь сидел перед Водопадом. От его былой хандры не осталось и следа. Разговор с Мотои, нападение гигантского кальмара, нить понимания, возникшая с Киллер Би и последующий удар кулаками — воспоминания о прошедших двух днях наполняли душу ощущениями мира и спокойствия.

— Ты опять здесь? — спросил Тёмный. — Я впечатлён. За эти два дня ты успел получить Шаринган, освоить три стихии, скопировать кучу дзюцу, даже Мокутон Ямато-сенсея начал сдавать под напором твоих клонов. Но это бесполезно!

— Что? Почему? Я теперь знаю кучу надирающих жопу дзюцу! Выкуси, придурок! Кто теперь тупой?

— Ты не учёл одного: я — это ты. Всё что знаешь ты — знаю и я. Ты всё равно не сможешь меня одолеть.

— Смогу! Я надеру задницу кому угодно! Даже тебе!

— Ты не сможешь меня выгнать из своего сознания. Никто в мире не знает тебя лучше чем я.

— Но тогда ты должен знать, верно?

— То, что я подумал минуту назад.

— Давай представим, что я не понял тебя, — фыркнул Тёмный.

— Это место отображает, что творится в душе, верно? Значит если я сосредоточусь, смогу показать тебе?

Наруто зажмурил глаза и чётко представил лист бумаги с надписью: «Наруто Узумаки, первый кандидат на пост Хокаге!».

— Это мой автограф! — Узумаки ухмыльнулся в лицо своей тёмной половины.

Красные глаза с чёрными белками посмотрели на Наруто с неприкрытой жалостью.

— Ты так ничего и не понял, да?

— Чего? Но автограф. Ненависть жителей деревни. — Наруто смотрел на Тёмного и ничего не понимал.

— Пф-ф-ф-ф, — фыркнул антипод. — Подумаешь, ненависть! Кого она волнует?

— Но ведь они делали из нас изгоев, они сторонились нас! Не давали своим детям играть с нами! Это было больно! Это было похоже на пытку! — Наруто схватился за сердце. — Но мы превзошли эту ненависть, победили это недоверие.

Тёмный подошёл к Узумаки и положил руку ему на плечо.

— Ненависть жителей приносила боль! Но они имели полное право нас ненавидеть!

— Чего-о-о-о!? — не понял Наруто. — Но почему?

— В нас заключён Кьюби. Тот, кто убил родных и близких жителей Конохи! — Тёмный отстранился от Узумаки. — И с тех пор, как ты увидел Гаару, и узнал, кем ты мог бы стать, в душе ты перестал винить жителей. На их месте ты бы тоже боялся! Ну а после рассказа Мотои о безумных предшественниках братца Би вопрос ненависти жителей Листа отпал окончательно.

— То есть ты не моя подавленная ненависть?

— Не забывай, у меня ненависть не к жителям, а к тебе. К тебе, подавляющему свои чувства!

— Наруто, — Тёмный посмотрел на него, как на неразумного идиота. — Ты — подросток. Подросток, у которого бурлят чакра и гормоны! Который может думать только о противоположном поле! Должен думать!

— Ой, да ладно! — рассмеялся Тёмный. — Ты даже не смог её поцеловать — чуть не обделался, когда пытался! А ведь она тогда думала, что ты — Саске, и готова была отдаться тебе под ближайшим кустом. Впрочем, в том, что ты такой идиот — изрядная вина этой дуры!

— Сакура-тян не такая! Она очень умная и красивая!

— У неё огромный лоб! Каждый раз, когда ты проявлял хоть что-то, напоминающее нормальные реакции подростка, она лупила тебя со всей дури в морду!

— Но она против извращённых.

— Оставь это, придурок! Попробовала бы она ударить Кибу! Кибу, который по сравнению с тобой — как Джирайя перед Эбису! То, что от неё осталось бы, не взял бы ни один госпиталь! Она заставила тебя стыдиться своих нормальных чувств! Тебя, который изобрёл поражающую каге технику, будучи ещё студентом Академии.

— Но это техника против извращенцев!

— Когда ты её изобретал, тебе пришлось делать то же, что и Эро-сеннину. Но при этом, вместо того чтобы верить в себя, ты подавлял свои естественные чувства. Именно из-за этого ты стал таким тупицей!

— Я может и не самый сообразительный человек в мире, но.

— Заткнись! Ты — Узумаки Наруто! Изучивший А-ранговое дзюцу! Придумавший две S-ранговые техники! Вырвавший зубами победу у А-рангового нукенина! Не смей унижать себя! Унижать меня!

— Но ты сказал, что я тупица!

— Ты подавлял свои устремления! Ты ни разу не мастурбировал после вида всех этих купающихся куноичи, ненамеренно позировавших для Секси-дзюцу! Ты подавлял своё влечение к женщинам и все мысли о них! Дурак! Все мысли пубертатного подростка крутятся вокруг женщин! Ты сам сделал себя идиотом!

— Из-за своей лобастой дуры ты не заметил человека, который искренне любит тебя! Ты игнорировал Хинату-тян, считал её странной, хотя даже Конохамару понимал, что она влюблена в тебя. Во время нападения Пейна она преодолела себя, она отдала за тебя жизнь, лишь бы признаться тебе в любви! И как ты отреагировал на самую прекрасную девушку в мире, обнажившую перед тобой сердце!? Ты проигнорировал её! Ты протоптался по её чувствам, смешал её любовь с грязью! Если Хината, на сиськи которой ты пялился, когда она танцевала в водопаде, тебе бы не нравилась, ты мог бы сразу сказать ей об этом! Попросить остаться друзьями! А как поступил ты — не сделал бы даже её враг!

Наруто опустил голову и почувствовал, как на его щёки наползает густая краска стыда.

— Когда ты встретил Хаку, когда она посчитала себя сломанным инструментом, ты готов был исполнить просьбу и убить её! Человека, который показал тебе путь ниндзя!

— Да-да, парень, ну конечно же! Она была красивее дурынды Сакуры.

— А если бы бабуля Цунаде сказала тебе, что она дедуля, ты бы тоже развесил уши?

— Но бабулю с мужчиной не спутаешь!

— Как и Хаку! Впрочем, даже если он и был бы парнем, то что? Он точно запал на тебя, да и выглядит получше многих девчонок!

— Извращение — это твой поцелуй с Саске! И ты за ним бегал похлеще Сакуры! «Верну Саске! Это обещание всей моей жизни!» Мудак!

— Ладно, оставим Хаку. К тебе прижималась своими большими сиськами Анко-сенсей, а ты только и мог думать, что о своей царапине на щеке!

— У неё полностью съехавшая крыша!

— И что? Зато у неё божественная фигура, прекрасные лицо и сиськи! Не забудь о сиськах! Потом была Темари-тян! Блондинка! Ты видел, как бриджи обтягивали её задницу?

— Да и пусть! После того как ты спас её брата, она была готова отдаться прямо на той поляне! Ещё были Тентен, Аяме-тян, та красноволосая красотка из Четвёрки Звука, погибшая только из-за того, что ты гнался за своим возлюбленным Саске и не мог уделить времени, чтобы ей навалять. А ещё ты стыдился того, что даже у такого придурка природа взяла своё, и ты пялился на сиськи бабули!

— Она выглядит на двадцать! Когда погиб Эро-сеннин, ты мог бы её утешить, и может что-то бы получилось! Да и после смерти Асумы-сенсея учитель Хинаты-тян осталась одинокой и несчастной! Кошка-сан страдала после смерти кашляющего проктора, и некому было её пожалеть!

— Мы — шиноби, мы можем умереть в любой день. И что, пусть все страдают? Пусть все будут несчастными и неудовлетворёнными, лишь бы один дурак смог потешить свои комплексы! Ладно, на минутку оставим в стороне взрослых куноичи. Чувства скольких девчонок ты, мудила, растоптал!

— Сасаме-тян, после того как ты спас её от мёртвой куклы Араши, запала на тебя. Ты проигнорировал её чувства. Ино-тян была счастлива даже от комплимента Сая. Сай — крутой шиноби, но в человеческих эмоциях не разбирается. Но он, бездушный механизм, а не ты, Наруто Узумаки, подставил плечо прекрасной девушке. Он сделал это случайно, но всё-таки сделал. В тебя, маленького пиздюка, была влюблена Принцесса Фуун, поцеловавшая своего спасителя. Ты хоть раз навестил её за эти годы? На тебя западала Хокуто, тебе строила глазки взрослая и сексуальная Нацухи-сан! Тебе хотели отдаться принцесса Токи и принцесса Харуна. Леди Кайо подмигивала своему спасителю. Наследница клана Курама готова была пойти за тобой куда угодно после спасения от Идо. Пусть кожа Якумо-тян и бледновата, но она всё равно милашка! Ты бы мог расстаться со своей дурацкой девственностью ещё тогда!

— Заткнись! Они не такие! Они мои друзья!

— Да? Друзья? Хорошо, а помнишь жрицу из Страны Демонов, Шион-тян? Она прямо сказала, что хочет с тобой трахаться! Чтобы ты засадил ей прямо тогда! И ты дал обещание с ней переспать. Ты, Наруто Узумаки, который всем врёт, что не отступает от обещаний.

— Что ты несёшь? Шион-тян не просила с ней переспать, и я ей этого не обещал!

— Да? Не помнишь своих обещаний? Очень удобно! Ты пообещал ей продолжить с ней род жриц! Не знаешь, откуда берутся дети, умник? Ты, кто был учеником Эро-сеннина и читал его книги. Ты, кто цитировал на память Какаши-сенсею «Ича-ича тактика»! Впрочем, Джирайя-сенсей тоже тот, чьё наследие ты предал!

— Это неправда! Я несу его мечту о мире!

— Наследие Джирайи не ограничивается лишь миром! Он хотел, чтобы бабуля была счастлива. Он любил женщин и был не просто извращенцем, а супер-извращенцем! Для того чтобы почтить его память, ты должен принести мир и сделать счастливыми столько женщин, сколько можешь создать теневых клонов! И написать об этом столько же книг! Даже самые прекрасные куноичи, что мы встречали, несчастны в любви! Амару была красоткой и без ума от тебя, ты её оставил одну. Спасённую тобой супер-красавицу Гурен ты отпустил прочь, хоть она и пялилась на твой зад и хотела тебя как мартовская кошка! Ты бросил Сару в прошлом, хоть она и хотела быть с тобо.

— Принцесса Рорана. Папа запечатал твою память, но мы с Курамой помним! Ты спас её от Мукаде, ты спас весь мир. И что? Оставил как брошенную игрушку и даже забыл её! А той красноволосой красотке с золотыми глазами из Кумо ты, как дурак, позволил избить себя прямо на глазах у ещё одной красотки, прекрасной голубоглазой блондинки с огромными сиськами! И ради чего? Чтобы не сказать ни на что не влияющую срань о своём любимом Саске-тян!

— Заткнись! Ты не понимаешь, Саске мне как брат!

— Если бы было так, ты бы уважал решения брата. Ты бы помог ему с Итачи, выполнил обещание, данное умирающему человеку, спасшему тебя, думавшему, что отдаёт за тебя свою жизнь в Стране Волн. Ещё за тебя отдала жизнь Рьюзецу! Прекрасная темнокожая красавица с офигенными глазами и потрясающе длинными ногами! В той пещере на берегу моря она была готова быть с тобой, но погибла, спасая твою жизнь своим самоубийственным дзюцу!

Наруто опустил голову, и взгляд его погас.

— Ты должен меня выслушать, должен меня понять, — неожиданно мягко сказал Тёмный. — Я не упрекаю тебя, ведь ты — это я. Но без осознания проблемы невозможно её решение.

— Осталось немного, потерпи. Когда ты был в другом мире, тебя хотела до беспамятства оттрахать наша супер-уверенная в себе Хината-тян.

— Но ведь она — девушка Менмы!

— А Менма — это ты! Видел, какие у Хинаты-тян сиськи? Такие же классные как у бабули, как у Анко-сенсея, как у блондинки из Кумо и у Мизукаге! Мизукаге тоже несчастна! У такой супер-красавицы тоже нет мужчины! Это абсурд, это невозможно! Это величайшая несправедливость мира!

— Серьёзно? Мизукаге ведь офигенная! У неё очень красивые глаза! И красивая. — Наруто запнулся и покраснел. — красивая грудь.

— Хе-хе-хе, ты не обратил внимания, но она чуть не убила своего одноглазого помощника, когда думала, что он сказал что-то о свадьбах. А Шизука? У неё тоже офигенные сиськи, а ты, мудила, после того как спас её словно долбанную принцессу, и у неё появились к тебе чувства, стал нести чушь о своей «Сакуре-тян» вместо того, чтобы зажать её в уголке. Всё.

— Я закончил вбивать чуток ума в твою тупую башку, — рассмеялся Тёмный.

— И что мы теперь будем делать? Я подвёл стольких людей, я подвёл тебя, я подвёл себя. Может я должен уйти, а ты занять моё место?

— Идиот! — сказал Тёмный. — Ты — это я. Я — это ты. Я ненавидел тебя, но я также ненавидел себя.

Он подошёл к Наруто и заключил его в крепкие братские объятия.

— Просто прими те чувства, что ты до сих пор сдерживал. Будь в мире с собой. Будь самим собой — Наруто Узумаки, крутейшим шиноби в мире, будущим Хокаге и стильным сексуальным мачо! Думаешь все эти классные сексапильные тёлочки западали на какого-то придурка? Нет, ты крутой, храбрый и верный. Любая женщина Элементарных Стран захотела бы быть с тобой.

— А давай сделаем по-другому! — воспрял духом Наруто.

— Сделаем супер-крутого Наруто Узумаки! Всё, что есть офигенного во мне и всё, что крутого в тебе станут нашей новой личностью! Элементарные Страны просто обосрутся, а Саске со своим «восстановить клан Учиха» просто изойдёт на говно от зависти.

— И все клёвые тёлочки будут наши! — обрадованно сказал Тёмный. — Нет, чувак, ты хоть и подавлял свой интеллект, но даже так — ты просто сраный гений!

— А Кьюби мы покажем, кто самый крутой чувак в мире! Мы с ним будем круче, чем братец Би и мистер Осьминог!

И тут Наруто почувствовал, как под его руками спина Тёмного теряет материальность, превращаясь в вихрь оранжевых лепестков, устремлённых куда-то вверх.

— Я рад, что тебя встретил, брат. — прошептал Узумаки в пустоту.

Наруто, Би и Гьюки, выкладывась на полную, сражались с разошедшимся Кьюби. Наруто использовал все свои лучшие техники, все свои проверенные дзюцу и новые способности. Новообретённое понимание в его голове подсказывало, что это ни в коем случае не поединок дзюцу, что результат был бы тем же, владей Наруто одним только Хенге. Это был поединок воли и решительности. Целеустремлённости и верности себе. Опутанный корнями, обожжённый огнём и иссечённый ветром, Кьюби пытался подняться из бесконечной мелкой лужи, пытался победить Наруто, поглотить его.

Наруто увидел свой шанс, схватил Кьюби за хвост и потянул на себя его чакру.

Тяжелое облако ненависти накрыло Наруто. Перед его глазами предстало множество прекрасных женских лиц, скривившихся в презрении и отвращении.

«Ненавижу тебя, Наруто! Ты позволил мне умереть!» — стенало лицо Хаку.

«Ты плюнул в мои чувства!» — говорил голос Хинаты.

«Ты забыл про меня!» — кричала Коюки.

«Я ждала тебя! Я хотела быть с тобой!» — надрывалась Сасаме.

«Ты не выполнил своё обещание! Ты предал меня!» — плевала ему в лицо Шион.

«Я полюбила тебя! Я отдала за тебя жизнь! Но ты ни разу не вспомнил обо мне!» — упрекала Рьюзецу.

Наруто рухнул на колени и по его глазам текли слёзы.

— Ты и понятия не имеешь, что значит сразиться с биджу, — прогремел голос Кьюби. — Ты жалкая частица меня, а я — воплощение ненависти!

Наруто слушал голоса прекрасных женщин, видел их укоризненные взгляды, и с каждым словом всё большая тяжесть ложилась ему на плечи. Наруто понял, что ему суждено проиграть. Узумаки сцепил зубы: он — сын Минато Намиказе! Он — лучшее из своих Тёмной и Отважной сторон. Он — наследник Эро-сеннина, вестник мира и женского счастья! Он — предвестник множества женских оргазмов! Книгу сексуальных позиций назовут его именем! Он — Наруто Узумаки!

Взревев, Наруто потянул на себя тёмную давящую чакру, дёрнул её изо всех сил. И пространство печати пропало. Мир затопило золотое сияние, пробивающееся сквозь опущенные веки. И звенящую тишину разбило одно-единственное слово:

Узумаки распахнул глаза. Перед ним стояло воплощение всех мужских фантазий. Стройная женщина с каскадом длинных алых волос, бездонными сине-фиолетовыми глазами и прекрасным лицом богини.

— Кто ты, прекрасная незнакомка? — спросил Наруто.

— Конечно, ты же не можешь знать, — усмехнулась богиня. — Почему бы тебе не угадать?

Раскалённой иглой мозг Наруто прошила догадка.

— Ты понял? — рассмеялась незнакомка.

Наруто взглянул в эти чарующие глаза и мягко сказал:

Кьюби ухватилась за живот и звонко рассмеялась.

— Ты прекрасная лисья богиня! Воплощение сексуальности и мужских фантазий. Прекрасная игривая лисичка, соблазнительная и.

Кьюби превратилась в алую молнию, её волосы разделились на девять хвостов, а лицо исказилось от гнева. Сокрушительный удар изящной женской руки пришёлся на макушку Наруто.

Наруто поднял ошеломлённые глаза.

— А-ха-ха-ха! — прожурчал голос Кьюби. — Прости, я немножко разволновалась, ведь мне давно никто не делал таких комплиментов!

— Но почему? Ты ведь прекрасна! Любой мужчина пошёл бы за тобой на край света!

— Льстец! — засмеялась девушка. — У меня горячий темперамент и я вспыльчива, как все женщины нашего клана. Иногда я бываю несдержанной.

— Тебе Минато ничего не говорил? О, малыш! Я твоя.

Быстрее мысли Наруто оказался рядом с женщиной и заключил её в крепкие объятия, смущённо осознав, что упругая грудь под простым зелёным платьем прижимается к его груди, чувствуя, как напряглись дерзкие соски под этой тонкой тканью, а под пальцами пружинят сильные мышцы спины.

— Я всегда хотел встретить тебя, даттебайо!

— Даттебайо? Ты и правда мой сын!

Наруто стоял и вдыхал незабываемый запах этих волос, ощущал тепло любимого человека, купался в ласке и любви.

— Знаешь, мама, я так много хотел тебе сказать! Но всё кроме «это преступление, что самая прекрасная женщина в мире — моя мать!» вылетело из головы!

— Погоди, Наруто-кун, у нас ещё будет время. Но сначала разберёмся с хвостатым!

Наруто почувствовал, как из его груди вылетели тяжёлые цепи чакры, он ощущал, как упавший навзничь Кьюби крикнул: «Кушина!». Но это чувство ушло на задворки сознания. А сейчас был только тёплый золотой свет, прекрасная богиня, заключённая в его крепкие объятия, и её соски, слегка царапающие его грудь сквозь тонкую сетчатую майку.

Наруто слушал рассказы своей матери. Она говорила об своём детстве, об отце, о том, как он спас её от шиноби Кумо. Она рассказывала о своей подруге Микото Учиха и о её маленьком сыне Саске. Она поведала о клане Узумаки, о событиях, произошедших в день рождения Наруто.

Узумаки краем сознания ощущал, как его клоны сражаются с Кьюби, как они тянутся к природной энергии, как переходят в режим Отшельника. Как те зачатки Мокутона, что две тысячи клонов Наруто пытались изучить на глазах посмеивающегося Ямато-сенсея, под влиянием сен-чакры превращаются в податливую и лёгкую в управлении силу. Как клоны обрушивают на Кьюби, опутанного цепями мамы и корнями послушных его воле деревьев, множество убойных дзюцу. И как тёмная чакра ненависти загорается золотым пламенем, превращая его в огненное божество.

Но все эти события не волновали Наруто. Он слушал рассказ мамы о том, как коготь биджу пронзает живот отца и её прекрасное тело, его сердце сжимали холодные тиски, а глаз, горящий огнём Шарингана, наполняла режущая боль.

— И я сказала тебе, своему милому малютке: «Ешь больше овощей и расти большим. Заводи друзей, количество их не имеет значения, главное, чтобы дружба была настоящей! Пусть их будет всего несколько, но чтобы каждому можно было доверить свою жизнь! Изучай ниндзюцу. Я никогда не была слишком крутой в нём, но ты — другое дело. У каждого есть сильные стороны, так что если что-то не получается, не расстраивайся! Слушайся учителей Академии. И, самое главное: избегай трёх пороков шиноби. Не одалживай денег почём зря, откладывай оплату с миссий. Никакого алкоголя, пока не исполнится двадцать лет. Да и потом не напивайся. А что касается женщины. Я сама женщина и не знаю, что сказать. Если ты когда-нибудь захочешь завести себе девушку. Не выбирай какую-нибудь чудачку, пусть она будет похожа на твою маму! И ещё, берегись Джирайю-сенсея!». А затем нас с Минато поглотила Печать Восьми Триграмм.

— Мама, я нарушил все твои заветы, — из глаз Наруто лились обильные слёзы. — Я не ел овощи, налегал на рамен. Вместо того, чтобы изучить кучу надирающих жопу ниндзюцу, я изобретал свои извращённые техники. Я никогда не слушал учителей, даже Ируку-сенсея, которого люблю как брата. Трёх пороков шиноби я всё же избежал. А касаемо женщины. Только перед встречей с тобой я понял, что та, которую я думал, что люблю — это не моя судьба. Я узнал, что меня любит одна девушка-чудачка, но она прекрасна и восхитительна. Я понял, что очень много замечательных женщин дороги мне, и что я сделаю всё, чтобы быть с ними. Я решил продолжить дело Эро-сеннина, включая его извращённые стремления. Но, самое главное, мама. Я люблю тебя. Но не только как мать, ты мне безумно нравишься как женщина. И то, что твоя грудь сейчас прижимается ко мне, то, что она такая полная и упругая, меня волнует гораздо больше, чем то, что я твой сын! Я счастлив, что моя мать — красивейшая женщина в мире! Я счастлив, что вы с папой избрали для меня судьбу джинчурики. Я грущу лишь об одном, что не имел возможности вырасти вашим сыном, как придурок Менма!

— Менма? Эй, Наруто, убери руки с моей задницы!

— Прости, мамочка, ничего не могу поделать — ты выглядишь не старше Аяме-тян. К тому же у меня никогда не было мамы, и ты для меня — просто божественно выглядящая девушка! Менма — это я, выросший в другом мире. Там, где я встретил тебя с папой, там, где я на время обрёл семью. Но наконец-то здесь, в печати Кьюби, я снова увидел тебя. Теперь мы всегда будем вместе!

— Извини милый, но моё время истекает. На Адамантитовые Цепи я потратила слишком много чакры. Я тоже счастлива, что узнала тебя. Спасибо, что позволил мне хоть на краткий миг стать твоей мамой, а Минато твоим отцом. Прощай, сынок, я люблю тебя!

Сквозь густую пелену слёз Наруто увидел, как силуэт мамы стал расплываться. Жжение в глазу было невыносимым, но Наруто было плевать на боль. Вся его душа вздымалась в протесте. Он не мог снова потерять своего самого родного человека. Это было неправильно и противоестественно, этого не должно было случиться!

Губы Наруто шевельнулись, гортань пересохла, казалось, сама по себе выплёвывая слова:

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Закрыв усталые глаза, Наруто сказал:

— Мама! Я стану самым сильным шиноби в мире! Я стану крутым как отец и буду надирать плохим парням задницы как ты. Я буду есть овощи и изучать дзюцу. У меня много друзей и станет ещё больше. Среди девушек я обязательно найду кого-то, похожего на тебя. Я стану величайшим Хокаге в мире!

— Йо, Наруто, ты не успел отойти в сторонку, как нашёл себе потрясную девчонку! — послышался размеренный голос братца Би.

— Кушина-сан? — неверяще воскликнул Ямато-сенсей.

— Я уверена, ты сдержишь обещание, ведь ты мой сын! — раздался мелодичный и родной голос. — Может теперь ты дашь мне хоть что-то надеть?

Наруто рывком поднял голову и широко распахнул глаза. Он стоял среди тех же развалин храма, где они с мистером Осьминогом начали укрощать Кьюби. Он протянул окутанную золотым пламенем руку и дотронулся до щеки прекрасной молодой женщины, которая стояла, укрытая лишь водопадом своих алых волос.

— Ты выглядишь как Какаши, милый! — смеялась мама.

— Мне нужно немного привыкнуть к Риннегану, — ответил Наруто, старательно отводя от матери незакрытый протектором глаз.

На острове-черепахе было не слишком много подходящей одежды, зато у Толстобровика-сенсея, как всегда, нашлась пара зелёных трико. И костюм, обтягивающий каждый изгиб тела Кушины Узумаки, был слишком уж провоцирующим. Ни капли не спасал накинутый поверх гладкой тонкой ткани расстёгнутый жилет джонина.

— Девять и восемь промчались как пули, надрав задницу синей акуле! — напевал под нос Би.

— Синему чуваку ввалил густобровый сенсей! — поправил своего кумира Наруто. — Так, что тот не успел даже крикнуть «эй!».

— Ну-ну, Наруто-кун, — рассмеялась мама. — не забывай, кто пробил эту дурацкую водяную тюрьму своими крутыми дзюцу! Кто ввалил придурку так, что тот забыл как его зовут!

Наруто и Би, вспомнив скорчившегося в позе эмбриона Кисаме, дружно поёжились.

— Зато он успел послать акулу со свитком! — возразил Наруто.

— Ты тоже отправил кучу клонов, — фыркнула Кушина.

— Потому что мы должны помочь друзьям! К тому же я опоздал! Придурок Мадара успел забрать глаза братца Нагато! Он убил Конан-тян!

— Ты же сказал, что оживил её своим супер-дзюцу.

— И она пообещала со мной пойти на свидание!

— Я должна была пойти с тобой и сама глянуть на эту вертихвостку! — волосы Кушины вновь образовали девять хвостов.

— Если бы не вы, Кушина-сан, — сказал Ямато-сенсей. — то Кабуто меня бы захватил. Я не знаю, что он задумал, но явно что-то плохое!

— Зато потом этот змей позорно удрал от крутейшей куноичи в мире! — захохотала Кушина.

— Вы, Ямато-сенсей, посчитали меня полным идиотом! Хотели меня обмануть! Чтобы я заглядывал под хвост этим тупым зверям! Если бы я вас послушал, то не познакомился бы с сестрёнкой Куроцучи! И не скопировал крутое дзюцу полёта!

— Наруто, у тебя есть миссия, есть приказ! Тебе было велено оставаться на острове. Как и вам, господин Би, — попытался вразумить джинчурики Ямато.

— Если бы я вас послушал, Хаку и эта красотка Пакура были бы марионетками придурка Кабуто! Я и так усиленно тренировался с братцем Би! Но теперь нельзя — нужно спешить!

— Наруто-кун, — вкрадчиво сказала Кушина. — ты же говорил, что этот Хаку — парень!

— Он выглядит как настоящая красавица! Жалко, что клоны вскоре после воскрешения развеиваются, так что я не успел спросить, не соврал ли он! Но на свидание пойти Хаку согласился! И Пакура-тян тоже!

Волосы мамы взметнулись девятью змеями, и лицо исказила ярость.

— Мама-мама, смотри, там, похоже, Итачи и Нагато!

Нагато Узумаки ощупывал своё живое лицо и недоверчиво смотрел в свои тёмно-карие, почти чёрные глаза, отражающиеся в одолженном Наруто протекторе. Би тяжело привалился к дереву — поглощение чакры Хачиби бывшим мертвецом не прошло для него бесследно.

Итачи лежал на земле в позе эмбриона, прижимая обе руки к паху.

Над ним разъярённой фурией стояла Кушина Узумаки и время от времени пинала оживлённого Риннеганом нукенина ногой.

— Это тебе за Микото, сраный мудак!

Наконец, когда Наруто удалось оттащить взбешённую маму от Учихи и отвлечь её внимание, игриво хлопнув по заду, компания умчалась прочь, оставив постанывающего, но живого и почти здорового Итачи продолжать баюкать свою печаль.

— Ацуи! Заткнись и не говори им ничего! — прошипела фигуристая блондинка, зажав своему брату рот.

— Что произошло? — спросил Даруи, разглядывая самодовольно ухмыляющихся Золотого и Серебряного братьев.

— Внутри нас — запечатывающая техника, — пояснила Самуи. — Если мы скажем своё самое употребляемое слово, нас засосёт в эту тыкву и запечатает навсегда.

— Удивительно, что вы это знаете! — рассмеялся Серебряный брат, сжимающий огромный диковинный меч.

— Под запретом любимое слово? — фыркнул Даруи. — Как в детской игре в «секретики»? Не ожидал, что легенды Кумо после смерти впадут в детство.

Золотой брат в бешенстве стал раздувать ноздри и таращить глаза с чёрными белками. Наконец, он махнул опахалом, зажатым в его руке.

Из-под красно-белых перьев вырвалась огромная струя пламени. Поверхность моря, на которой стояли шиноби, вскипела и окуталась паром.

— Горячевато! — воскликнул Ацуи, отскакивая от огненной струи.

— Ацуи, ты идиот! — воскликнула сестра, в ужасе наблюдая, как фигура брата искажается, и его затягивает в тыкву, зажатую в руках Гинкаку. Самуи застыла в оцепенении.

Она не успела пошевелиться, когда за её спиной возник Серебряный брат и взял её в удушающий захват.

— Я всегда говорил: «Молчанье — золото». — усмехнулся Кинкаку. — Слова — это источник всех бед, верно, Гинкаку?

— Абсолютно! — ответил Серебряный. — Когда люди не могут захлопнуть свой рот — они всегда страдают!

— Знаете, — послышался новый голос. — иногда без слов не обойтись.

Золотой и Серебряный братья повернули головы и с удивлением уставились на три пылающие золотом фигуры. У каждого были чёрные полосы на груди, а на шеях раскинулись ожерелья из чёрных запятых.

Даруи воспользовался моментом и воскликнул:

Из его протянутых рук вырвался веер лучей и ударил, огибая Самуи, прямо Гинкаку в грудь. Мелькнула золотая огненная молния, и пошатнувшаяся Самуи почувствовала, что её подхватывают сильные руки. Она посмотрела на прижимающего её к себе незнакомого шиноби, как вдруг её взгляд зацепился за полоски на щеках, идентичные полоскам Золотого и Серебряного братьев. Искра узнавания мелькнула в её голубых глазах.

— Кто вы такие? — воскликнул Гинкаку, подымая свой чудной меч.

— Что вы там говорили о словах? — насмешливо спросил Кинкаку, замахиваясь Банановым Веером.

— Очень просто, — усмехнулся Наруто, неохотно поставивший ошалевшую Самуи на морскую гладь, напоследок ласково проведя пылающей рукой по её щеке. — У меня много любимых слов. Но в данный момент кое-что мне нравится особо.

Все три Наруто вытянули вперёд правые руки.

Неведомая сила вырвала из рук братьев Банановый Веер, меч и гигантскую тыкву. Наруто схватили каждый своё Сокровище Мудреца.

— Знаете, ребята, — насмешливо произнёс один из Узумаки. — а ведь есть ещё множество прекрасных слов!

— Ты прав! Ха-ха, вернее, я прав! — поддержал его другой клон. — Просветим этих придурков?

Двое Наруто вытянули вперёд левые руки.

Непреодолимая сила ударила в братьев, и они запрыгали по поверхности воды, словно плоские камушки, брошенные уверенной рукой. Наруто ухватил фигуристую блондинку за талию и привлёк к себе. Сжимающая веер рука, как бы ненароком, прошлась по упругой ягодице.

— Скажи мне, прекрасная Самуи-тян, — прошептали губы, почти касающиеся её собственного рта. — У тебя есть парень?

Блондинка ошеломлённо мотнула головой. Один из Наруто проворно забрал веер из рук своего собрата. Освободившаяся рука скользнула вперед и слегка сжала прекрасную полную грудь. Вторая рука переместилась с талии на ягодицу. Наруто прижался ртом к удивлённо приоткрытым губам Самуи, и его язык змеёй проскользнул внутрь. Оцепеневшая куноичи чувствовала, как от пылающих золотой чакрой рук, исследующих её тело, расходится, наполняя её, восхитительное тепло. На секунду забывшись, она ответила на поцелуй, представив, что вместо этих пускающих слюни при виде её груди придурков из родной деревни, она, наконец, нашла Того Самого, своего сказочного принца. Этот принц не собирался томно вздыхать при виде своей принцессы — наоборот, его губы были настойчивыми, а руки — требовательными. Внезапно Самуи почувствовала вдалеке сильную давящую чакру. Её глаза распахнулись, и она сказала, глянув через плечо Наруто:

— Они возвращаются — это некруто!

Наруто неохотно оглянулся. Окинув небрежным взглядом две алые шестихвостые фигуры, которые мчались к ним, вздымая мириады брызг, он сказал:

— Не беспокойся, милая. Ребята с ними сейчас разберутся! — и снова прильнул к Самуи в страстном поцелуе.

Через плечо своего принца Самуи распахнутыми глазами видела, как два золотых силуэта метнулись наперерез братьям. Как руки из золотой чакры вонзились в алые ауры покрова биджу. Как этот покров покрывается золотым пламенем и втягивается в тела клонов Наруто. Как один из клонов разносит ударом голову ошеломлённого и беспомощного Кинкаку, а другой отрывает обмотанную Золотой Верёвкой Ясности руку Гинкаку. Закрыв глаза, она забылась в страстном поцелуе.

Из блаженной нирваны её вырвал голос клона Наруто.

— Самуи-тян, прости, что отвлекаю. Эти придурки не хотят подыхать!

Куноичи вновь открыла глаза. Рядом с ними стоял Узумаки, руки чакры которого сжимали четыре Драгоценных Сокровища Мудреца.

— Может ты знаешь, как пользоваться этими штуками?

На высоком скалистом утёсе стояла розововолосая темнокожая девушка и играла на своей свирели чарующую мелодию. Вокруг неё неподвижными статуями замерли шиноби Объединённой Армии, а снизу стоял тучный парень с оранжевыми волосами и необычной причёской.

Парень держал под мышкой какого-то несчастного шиноби Ивы, окутанного голубой чакрой. Он использовал странную технику поглощения — жертва в его руках иссыхала, лицо несчастного прорезали морщины.

Девушка оторвалась от игры на своей свирели. Кожа её посветлела, волосы налились алым цветом, а украшавшие голову рога полностью исчезли. Куноичи злобно усмехнулась.

— Давненько не виделись с тобой, жирный кусок говна.

— Таюя, я же говорил — девушке не пристало ругаться.

— Завали ебало, жирножопый! — огрызнулась красновласка.

— Да, жирный! — послышался новый голос. — Такая красотка как Таюя-тян может говорить как хочет!

Куноичи резко обернулась. На соседнем утёсе стояла пылающая золотая фигура.

— Ты кто, блядь, такой? — спросила Таюя.

— Ах, моё сердце разбито! — насмешливо сказал парень. — Милая Таюя-тян не помнит меня! Пусть наша встреча была мимолётна, но она навсегда останется в моей памяти.

Таюя прищурила свои карие глаза с чёрными белками.

— Ты тот маленький оранжевый пиздюк из команды листоёбов, гнавшейся за Саске Учиха?

— Прекрасно! — рассмеялся Наруто. — Рад, что оставил след в твоём сердце.

— Я не знаю, что за хуйня здесь творится, — сказала девушка. — Но ты сейчас подохнешь!

— С тобой, прекрасная Таюя, хоть в Чистый Мир! Но у меня есть встречное предложение!

— Не совсем, милая. Давай я верну тебя в мир живых, а ты пойдёшь со мной на свидание!

— Ты точно ебанулся! Я мертва уже больше трёх лет! Эй! Вы что, блядь, размножаетесь еблей в жопу? — сказала она, увидев ещё пару Наруто, присоединившихся к собеседнику.

— О сексе поговорим на нашем чудесном свидании, — рассмеялся Наруто. — После чего мы сможем проверить твою теорию. Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Вокруг Таюи взметнулось облако пепла, и засиял ярко-зелёный свет.

— Что это, блядь, такое? — сказала она, недоверчиво ощупывая рукой свою тёплую живую щеку.

— Это приглашение на свидание! — ухмыльнулся один из двух оставшихся Наруто.

— Хуй тебе, а не свидание! — куноичи вскинула свою свирель, но Наруто сверхъестественно быстро оказался рядом с ней, обхватил за талию и нежно, но непреклонно отвёл инструмент от её губ.

— Ты знаешь, красавица, некоторым женщинам не идёт ругаться! — Наруто бросил свирель своему собрату. — Но только не тебе. Наоборот, тебе это придаёт ещё больше шарма. Пойдём со мной, милая. Я всегда буду с тобой. Я никогда тебя не брошу, защищу от любых невзгод!

— Мне не нужна твоя ёбаная защита! — закричала девушка. По её шее начали расползаться изломы Проклятой Печати, кожа потемнела, волосы выгорели, и глаза засияли золотом. — Я и так достаточно сильна.

Наруто рассмеялся и подхватил брыкающуюся куноичи на руки, мешая вырваться своей золотой чакрой.

— Тогда я помогу тебе стать сильнее! Будь моей! Будь всегда со мной! Я всегда буду верен тебе и остальным моим женщинам! Я помогу тебе достичь любых высот. Я — не Орочимару! Я не выброшу тебя, как сломанную игрушку!

Таюя смотрела в золотые глаза джинчурики в поисках фальши и обмана. Но она видела в них только искренность и любовь. Щёки её покрылись тёмным румянцем, а голос дрогнул.

— Но, блядь, как же призвавший нас очкастый пидарас Кабуто? Он ведь этого не оставит!

— О, не беспокойся о Кабуто, — усмехнулся Узумаки. — Скоро он получит пизды, как огрёб твой жирный напарник.

Девушка дёрнула головой и увидела, как Джиробо, включивший второй уровень Проклятой Печати, безуспешно пытается вырваться из хватки золотой чакры, удерживающей его за горло. Он опять попытался применить поглощающее дзюцу, но чакра ему не подчинилась, стекая к клону Наруто.

— Почему, блядь, у жирножопого ничего не получается?

— Потому что я скопировал дзюцу поглощения у S-рангового нукенина, — рассмеялся Узумаки. — Ну что, пойдём, милая, нам тут делать нечего.

— Убери, блядь, свои руки с моей жопы, мудила! — зарычала она на Наруто, удобно устроившего девушку у себя на руках.

— Прости, но нет. Это твоя вина, что она такая округлая и упругая.

Команда 10 стояла, приготовившись к бою, перед своим мёртвым сенсеем. Асума Сарутоби смотрел на своих воспитанников с добротой и любовью, но это никак не мешало ему, будучи подчинённым технике Кабуто, атаковать их.

— Ты должен нападать, Чоуджи! — кричал Асума своему студенту — тому, кто никак не мог решиться ударить своего дорогого учителя.

Огромный кулак неизменно останавливался в считанных сантиметрах от тела сенсея. Добрый и мягкий парень был беспощаден к врагам, но против него стоял дорогой сердцу человек.

— Ино, возьми Чоуджи под контроль! — прокричал Шикамару.

Блондинка сложила пальцы окошком и глянула сквозь них на напарника.

— Нинпо: Шинтейшин но дзюцу! — прозвучал её звонкий голос.

Сознание, подхваченное дзюцу, покинуло девушку, и куноичи обмякла, заваливаясь, как марионетка с обрезанными нитями. Она не видела, как сзади неё из скалы проявляется мерзкое белое лицо Зецу.

Шикамару кинулся на помощь напарнице, но его опередила огненная вспышка. Рука из золотого пламени ухватила голову Зецу и раздавила как переспелый помидор. Яманака не успела упасть на землю, как под коленки и спину её схватили сильные сияющие руки.

— Привет, ребята! — усмехнулся Наруто. — Здравствуйте, Асума-сенсей.

— Наруто, ты должен быть на острове! — воскликнул Шикамару.

— Я не могу это делать, пока вы все в опасности! Защитить дорогих людей — это мой путь ниндзя! А если они ещё настолько восхитительны, как Ино-тян — тогда тем более! Ведь делать счастливыми прекрасных девушек — это тоже мой путь ниндзя!

Сокрушительный удар сотряс землю, и Наруто закрыл Ино своей чакрой от осколков камней.

Папа Чоуджи выбрался из кратера и тяжело опёрся о землю гигантской рукой.

— Наруто, береги Ино. Я надеюсь на тебя, — сказал Шикамару. — Проклятье, Чоуджи! Ты уже не ребёнок! Мы должны сами принимать решения. Действуй!

Чоуджи поднял глаза на отца.

— Не смотри на меня, Чоуджи, — крикнул Чоуза. — Ты — наследник семьи Акимичи, а значит веди себя как ответственный шиноби!

Чоуза вскочил и помчался к окликнувшим его шиноби Объединённых Сил.

— Ты прав, папа! Я изменился! Я приму бой!

Огромные крылья чакры раскинулись из плечей Чоуджи.

— Чоуджи, ты офигенно крут, но побереги силы! — крикнул другу Наруто. — Я помогу вам с Асумой-сенсеем.

— Поможешь? — недоверчиво воскликнул Шикамару. — Чем?

— Как бы я хотел оживить его своим додзюцу! — в отчаяньи выпалил Наруто.

— Додзюцу? Оживить? — открыла глаза Ино.

— Моим Риннеганом, — тихо сказал Наруто. — И если бы этот мудак Итачи что-то не сделал, я бы стольким смог помочь!

— Его и Нагато. Я применил дзюцу воскрешения на них! Но когда Итачи обернулся, и я увидел его глаза — что-то случилось. Техника почти прервалась! Мне пришлось вложить просто море сил, чтобы её завершить — чтобы не дать глазу стать Шаринганом! Я направил в Риннеган всё, что у меня было: свою волю, свой дух, свой Инь! Мне удалось, но с тех пор Ринне Тенсей стал работать странно!

— Но всё-таки работает? Ты можешь вернуть Асуму-сенсея? — с надеждой спросила Ино.

— Техника стала работать только на девушках, причём только на красивых! Я пытался! Я столько раз пытался! Но из двух десятков погибших Шиноби Объединённых Сил ожили только две куноичи! Ирьёнин из Суны и какая-то милашка из Кири!

— Что? — недоверчиво воскликнул Шикамару.

— Амено настоящая красотка! Почти так же прекрасна, как Ино-тян! А со второй я даже не успел познакомиться, она куда-то умчалась!

На щёки Ино, услышавшей комплимент, набежал лёгкий румянец.

— А ведь я мог оживить дорогих людей! Я мог бы вернуть отца! Мог бы снова увидеться с дедулей Хирузеном! Мог бы оживить Асуму-сенсея! Вернул бы бабуле её брата и жениха.

— Эй, Наруто-кун, — сказал Асума. — С Като-саном нас призвали вместе.

— И всё бесполезно! Сраный пидарас Итачи своими гляделками всё испортил!

— Но что же делать? — спросил Чоуджи. — Ведь Асума-сенсей мог бы снова быть с нами!

— Наруто-кун, — Ино, почему-то до сих пор не торопящаяся высвободиться из рук джинчурики, протянула руку и дотронулась до полосок на горящих золотым огнём щеках. — ты же что-то придумаешь? Ты же Наруто Узумаки, самый непредсказуемый шиноби Конохи!

Наруто застыл. Вереницы мыслей роились в его голове. Во взгляде прекрасных глаз Ино было столько надежды, столько мольбы, что идеи об отказе даже не могло возникнуть. Наруто неохотно поставил девушку на землю.

— Ино-тян, если всё получится, то я развеюсь. И если всё выйдет, то ты будешь должна Боссу свидание!

Ино радостно взвизгнула и поцеловала Наруто в щеку.

— Асума-сенсей! — закричал Узумаки. — Мои глаза не могут оживлять бородатых мужчин, но прекрасно работают на красотках. Примените технику Трансформации в какую-нибудь куноичи покрасивее!

Асума на миг отвлёкся от сражения с Чоуджи.

— Извини, Наруто-кун, я не могу! Приказы Кабуто заставляют меня сражаться с вами!

— Так сражайтесь! Моё Секси-дзюцу — самое убойное дзюцу в мире! Оно поразило вашего отца, когда я даже ещё не стал генином! Или очкастый глист за вас выбирает даже техники?

— Я не знаю твоё Секси-дзюцу!

— Да ладно! Хенге знают все! Трансформируйтесь в какую-нибудь красотку!

Асума кивнул и отпрыгнул от кулака Чоуджи. Быстро сложив печати, он прокричал:

Образ для трансформации он выбрал самый родной и знакомый. Перед Наруто в своём, как будто сделанном из бинтов, платье предстала Куренай-сенсей. Её алые глаза с чёрными белками глянули на Наруто с надеждой.

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу! — прокричал Наруто, в восторге от того, что непокорное додзюцу подчиняется его воле.

Вокруг Асумы-сенсея возникло облако пепла, и когда оно спало в зелёной вспышке, перед Наруто предстала безупречная копия Юхи Куренай. Со счастливой улыбкой на лице Наруто развеялся.

— Я живой! — прокричал сексуальный женский голос. — Моё сердце снова бьётся!

— Асума-сенсей, отпускайте Хенге! — воскликнул Шикамару.

Куренай начала ощупывать себе щёки, сжала руками свою упругую грудь, а затем в ужасе ухватила себя между ног.

— Я не использую трансформацию!

Шикамару ухватился ладонями за лицо и пробормотал сквозь сомкнутые ладони:

— Забуза-сан! Это я, Наруто! Я смогу вас оживить и вернуть контроль, но только если примените Хенге и станете красивой молодой девушкой! Попытайтесь вырубить меня сексуальным внешним видом! Контроль очкастого ублюдка такое допускает.

— Наруто, ты сошёл с ума? Я повстречал много техник, но это звучит дико даже для нукенина с многолетним стажем!

— Ничего не могу поделать! Такое уж у меня додзюцу! Может вернуть жизнь, но только женщине и только той, которую я считаю привлекательной.

— Вот как? Понятно, все эти затейливые глазки были вещью в себе! Ну тогда. Хенге!

Наруто недоверчиво смотрел на зеленоглазую рыжеволосую красотку. Если бы не её возраст, чуть старше самого Наруто, это была бы вылитая.

— Забуза-сан, я не ошибаюсь, это Мизукаге?

— Что? Так малютка Мэй надрала жопу ублюдку Ягуре? Наруто, если ты сейчас ничего не сделаешь, то я буду вынужден на тебя снова напасть.

— Ах, да, точно! Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Забуза провёл рукой по своему животу, сжал грудь, откинул полу платья и ощупал стройную длинную ногу.

— Эй, Наруто! Что ты натворил?

Но Узумаки давно рассеялся облаком дыма.

— Като-сан! Като-сан! Вы меня не знаете, но я — Наруто Узумаки.

— Ты джинчурики Кьюби? Я слышал о тебе! — ответил шиноби со светло-синими волосами.

— Бабуля Цунаде очень любит вас! Я могу вас вернуть в мир живых, но моё дзюцу работает на красотках! Примените трансформацию, типа пытаясь меня отвлечь, и вы сможете встретиться с нашей Хокаге!

— Я должен превратиться в женщину?

— Не в любую, а обязательно в знойную красотку! На страшных дзюцу не работает.

Наруто глянул на представшую перед ним юную Цунаде-тян, чья грудь ещё не достигла ещё своих эпических пропорций, но все равно была большой и прекрасной.

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Ощупывающий себя Дан Като закричал:

— Эй, Узумаки-сан, ты куда делся?

— Гекко-сенсей! Узуки-сан! Здравствуйте!

Шиноби прервали ожесточённый поединок кендзюцу и глянули на новоприбывшего золотого клона.

— Ты — Наруто Узумаки? Генин с экзаменов? — спросил Гекко.

— Вы меня помните! Гекко-сенсей, я могу вас оживить, чтобы вам не пришлось биться с Кошкой-сан! Кстати, хочу вас поздравить: ваша девушка — офигенная красотка!

— Наруто, это правда? — задохнулась Югао Узуки.

— Да! Но дзюцу не работает, если не использовать Хенге и не стать красивой девушкой!

— Ох, Наруто! — расхохотался Хаяте. — Опять ты со своими хентайдзюцу?

— Я, конечно, вырубил дедулю Хирузена и Скрытого Извращенца ещё не будучи генином, но это не тот случай!

— Эбису молчал как пленный под допросом, пока мы с Генмой и Хаяте-куном его расспрашивали! Говорил, что ты — демон! — усмехнулась Узуки. — Но ему не повезло, была моя смена присматривать за внуком Хокаге, и я всё видела!

— Эй, давайте приступим, — вмешался Гекко. — Приказ моего призывателя заставляет меня атаковать. Что нужно сделать?

— Станьте красивой девушкой!

Наруто на глянул на полную копию Югао Узуки, усмехнулся и показал большой палец.

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Не успел развеяться пепел, как Узуки бросилась к любимому, заключила в объятия и прильнула к нему губами. От вида двух целующихся взасос близняшек у Наруто из ноздри брызнула тонкая струйка крови.

— Эй, Хаяте-кун, отпусти трансформацию! — сказала она отстранившись.

— Не могу! Я её не удерживаю! — ответил токубецу джонин.

— Что ты опять натворил, Наруто? — Югао повернула голову к джинчурики. — Наруто! Ты где, Наруто!?

— Добрый вечер, бабуля Чиё! Эй, не бейтесь!

— Извини, Наруто, я должна тебя атаковать.

— Бабуля, я могу вас вырвать из контроля Кабуто!

— А вы научите меня вашему крутому дзюцу? Которым вы оживили Гаару?

— Не волнуйтесь, я — клон! А нам, клонам, не страшны самоубийственные техники.

— Хорошо, но поторопись, я должна тебя убить!

— Не всё так просто! Моё дзюцу не работает на старухах!

— Ты кого назвал старухой, сопляк?

— Ну ладно, на пожилых женщинах. Станьте снова молодой! Моя техника срабатывает только с красотками!

— Ты как себе это представляешь, болван?

— Хорошо! — сухонькая старая бабуля сложила нужные печати. — Нинпо: Хенге!

Наруто смотрел на прекрасную шестнадцатилетнюю девушку в чёрном обтягивающем костюме. Седина исчезла, иссиня-черные волосы были связаны в такой же пучок и заколоты длинным сенбоном. Пялился на её выдающуюся грудь, не уступающую молодой бабуле Цунаде, на упругие ягодицы, только подчёркнутые облегающей юбкой, на бесконечно длинные, обтянутые сеткой ноги. Он восхищённо присвистнул:

— А в молодости вы были горячей штучкой! Я и подумать не мог, что ваш рост был настолько высоким, ноги — столь длинными, а грудь — такой шикарной!

— Перестань мне льстить и займись делом! Я не могу противиться приказам!

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Когда на поляне развеялся пепел, и клон Наруто исчез во вспышке дыма, Чиё удовлетворённо провела рукой по своим стройным ногам и ощупала большую грудь, слегка сжав соски. После чего удовлетворённо рассмеялась.

— Эх, Наруто-кун, если бы ты пожил с моё, тоже научился бы ничего не оставлять на волю шанса! В молодости я завидовала красоте этой сучки Кохару, а теперь что? Когда она увидит, какие у меня теперь сиськи, какие ноги и задница, старую клюшку хватит инфаркт!

И куноичи, выглядящая изрядно приукрашенной копией Кохару Утатане, помчалась в лагерь Объединённых Сил Шиноби.

— Вы папа Нейджи? Без этой дурацкой штуки на лбу вас не отличить от Хиаши-сана.

Хизаши окинул пылающую фигуру холодным взглядом.

— Кто ты? Что ты знаешь о моем брате? О моем сыне?

— Я — Наруто Узумаки! Я знаю, что ваш брат плохо относится к Хинате-тян, а значит он — мудак. А Нейджи ненавидел Хинату и тоже был мудаком, пока не огреб от меня на экзаменах и не оставил свою дурацкую веру в судьбу. Теперь Нейджи — мой друг. А Хината-тян станет моей женой!

— Вот как? Моя племянница — твоя невеста?

— Ага, только пока об этом не знает! Но речь не о ней, хоть о её красоте, душевной и физической, я могу говорить вечно! Я могу вас оживить и вырвать из-под контроля!

— Я снова смогу увидеть сына? Узумаки-сан, если вы сделаете это, я вам буду благодарен всю жизнь!

— Есть нюанс. Моё дзюцу срабатывает только на красивых женщинах! Вы должны будете применить Хенге!

Хизаши без колебаний сложил печати.

Наруто вновь попытался применить технику реинкарнации, но непокорный Риннеган не хотел работать.

— Простите, Хизаши-сан! Эта женщина недостаточно красива, дзюцу не срабатывает!

— Но это же образ моей жены! Впрочем, понятно. Для меня она была самой прекрасной женщиной в мире. Что же, давай попробуем образ малышки Нацу. Нинпо: Хенге!

Наруто оглядел молоденькую пятнадцатилетнюю девушку с грудью, не уступающей таковой у красотки Мизукаге. Она была одета в скудный купальник, к трусикам которого непонятным образом крепился подсумок для кунаев, бандана с протектором деревни свисала с шеи и покоилась в ложбинке грудей.

— Нацу-сан — воспитательница Ханаби-тян? Она сейчас немного старше. Но не припомню, чтобы у неё была такая большая грудь, да и ростом она чуть пониже! И протектор она носит на лбу!

— Ты сказал, что нужна красивая девушка. Вот я слегка и приукрасил образ, чтобы уж наверняка! Да и печать Птицы в Клетке слишком уродлива, вот я её и убрал.

— Прекрасно! Вы почти воссоздали мое Секси-дзюцу! Ха, когда Нейджи узнает, что его папа так же крут как и я, просто офигеет!

— Рад, что ты оценил. Поторопись, Узумаки-сан, приказы вынуждают меня атаковать!

— Хорошо! Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу! — воскликнул Наруто и развеялся облачком дыма.

Прекрасная белоглазая девушка застыла в немом изумлении, прислушиваясь к себе. Звук отдалённого взрыва вырвал её из оцепенения. Наконец, она сорвала с шеи бандану и вгляделась в свое отражение на полированном металле протектора. Дотронувшись пальцами до безупречно чистого лба, она прошептала:

Выпущенный протектор полетел в траву, а изящные руки, скользнув под купальник, ухватили пышную грудь. Проворные пальцы круговыми движениями прошлись по маленьким ареолам и сжали торчащие вишенки сосков.

— О да! Ещё как стоило! — хихикнула красотка с тонкой струйкой крови, стекающей из носу.

Наруто стоял в расположении полевого госпиталя Объединенных Сил Шиноби и смотрел на суету своих клонов. Огненные фигуры ярко выделялись в вечерних сумерках даже среди освещённых огнями прожекторов палаток ирьёнинов. Наруто деловито стаскивали обессиленных клонов Зецу, безуспешно пытавшихся замаскироваться под шиноби Альянса. Несмотря на то, что сенсоры были неспособны их выявлять, чувство недобрых намерений, что Наруто получил в результате сражения с Кьюби, с лёгкостью позволяло отличить настоящих шиноби от этих безупречных фальшивок. При поглощении их украденной чакры, Зецу вновь становились белыми шипастыми придурками. Они вяло шевелились, пока мама ставила на них парализующие печати, а Ямато-сенсей складывал штабелями в заблаговременно выращенный Мокутоном сарай.

Наруто довольно щурился, перебирая воспоминания клонов. Он не только сумел закадрить кучу потрясающе красивых девчонок, но и оживить нескольких замечательных людей, тех, кто был дорог ему и его друзьям. К тому же та красотка из Запечатывающей Команды Суны, к которой он стаскивал придурков из Четверки (теперь Тройки) Звука, его не отшила. Наоборот, узнав, что Наруто вернул к жизни её сенсея Пакуру, Маки-тян поцеловала его в щеку!

Единственное, что немного печалило Наруто, — это Татеваки-сан, который раньше был самураем, поэтому не знал Хенге. Наруто очень хотел вернуть к жизни этого мастера кендзюцу, но тот, после того как услышал, что с принцессой Чиё и принцем Шуу всё в порядке, и они счастливы, рассыпался облаком пепла и ушёл в Чистый Мир.

— Наруто! Что ты здесь делаешь? Что делают твои клоны? — вырвал его из размышлений женский голос.

— Привет, Сакура-тян! Прекрасно выглядишь! Я пришёл на помощь своим друзьям. А клоны отлавливают Зецу, скрывающихся среди наших шиноби.

— Почему Ямато-сенсей с этой девушкой их не убивают? Это же враги!

— Потому что я так попросил. У меня на этих тварей свои планы.

— Извини, Сакура-тян, но это не твоё дело.

— ЧТО ТЫ СКАЗАЛ? Наруто! Эй! Не поворачивайся ко мне спиной! Стой, ты куда?

Но Наруто не слушал свою напарницу. Увидав мелькнувший в воротах лагеря изящный силуэт Хинаты, он опрометью бросился к ней. Девушка, увидев клонов Наруто, ошарашенно замерла. И к ней, застывшей в оцепенении, подскочил Узумаки, схватил за талию и закружил вокруг себя.

— Привет, Хината-тян! Ты, как всегда, выглядишь ошеломительно!

— Наруто-кун. — произнёс её мягкий голос, а на щёки красавицы наполз румянец. Наруто крепко прижал девушку к себе.

— Наруто! Отпусти Хинату! — донёсся приближающийся крик Сакуры.

Но он не обращал внимания. Наруто тонул в прозрачных бело-лавандовых глазах Хинаты, смотрел на прекрасное лицо и упивался ощущением её упругого тела.

— Хината-тян, я должен тебе так много сказать! — произнёс Наруто. — Я долго думал над твоими словами во время нападения Пейна. Непозволительно долго. Ты призналась мне в любви, но я не ответил на твоё чувство.

При этих словах по щеке Хинаты потекла одинокая слеза. Наруто, не раздумывая, осушил её губами.

— Хината-тян! Ты — прекрасная богиня! Ты — великолепная куноичи, сильная и отважная! Любой человек в этом мире был бы счастлив, если бы такая женщина обратила внимание на него. Я просто боялся! Боялся эмоций, боялся открыть своё сердце. Я запер свои чувства и даже не осознавал их. Но теперь всё изменилось! Я заглянул внутрь себя и увидел то, что мне не понравилось — человека, тупого настолько, что он не понимал своего счастья, даже когда оно было у него в руках!

— Ты не тупой, Наруто-кун! — прошептала Хината.

— Э-хе-хе! Больше нет! Я понял главное — я люблю тебя, Хината-тян. Я всегда буду с тобой! Любить, защищать и помогать! Хината-тян, мне плевать на обычаи твоего клана, на отца и старейшин. Ты будешь со мной! Ты будешь счастлива, даже если для этого мне нужно будет пойти против всего мира! — руки Наруто скользнули по спине Хинаты и сжали крепкие ягодицы девушки.

Сокрушительный удар смёл Наруто и отбросил прочь от любимой.

— Наруто, идиот! Убери от неё руки! — от крика Сакуры заложило уши.

Узумаки медленно встал с земли и большим пальцем вытер кровь с уголка рта.

— Ничего не могу поделать, — усмехнулся он. — Попка Хинаты-тян слишком восхитительна! Жаль что чунинский жилет мешает насладиться её великолепной грудью.

Хината изумлённо ойкнула, а Сакура, с искажённым яростью лицом, замахнулась кулаком на Наруто.

Наруто легко поймал кулак девушки. Сакура замахнулась другой рукой. Наруто перехватил второй удар и с силой сжал ладони. Лицо Сакуры исказилось от боли.

— Сакура. Этот разговор назрел уже слишком давно. Твои выходки меня уже достали. Запомни сегодняшнее число. Это тот день, начиная с которого ты никогда не подымешь руку на меня или на любого человека, которого я люблю или считаю своим другом. И то, что делают они, то, чем занимаюсь я — НЕ ТВОЁ, БЛЯДЬ, ДЕЛО! Ты меня поняла, Сакура?

Зелёные глаза куноичи широко распахнулись, и на лице отразилась душевная боль.

— Что с тобой случилось, Наруто? Ты никогда не был таким!

— А каким я был, Сакура? Человеком, способным сразиться и победить S-рангового нукенина, совершить невозможное пару раз в день ещё до обеда, за день изобрести киндзюцу высшего ранга, но при этом служащего манекеном для отработки твоих ударов? Быть тем, на ком ты всегда можешь выместить своё недовольство жизнью и наказать за мнимые прегрешения? — голос Наруто был низким и рычащим, а глаза прорезали вертикальные зрачки.

— Наруто. — прошептала Сакура.

— Всю жизнь, всю свою сраную жизнь, сколько я себя помню, я готов был на всё, чтобы быть с тобой. Я любил тебя, без каких-либо причин, просто любил. Я видел, что твои глаза смотрят только на Саске, но ни разу ничего не сказал. Даже когда ты пообещала быть моей, я знал, что это лишь фальшь. Но ослеплённый тобой, я не замечал ту, кто любила меня, кому было наплевать, что я болван и неудачник, кто видела во мне того, кем я есть. Того, кого не видел я сам. Она всегда была рядом, готова поддержать и подставить плечо, даже если ей для этого приходилось превозмочь себя. Помнишь, Ирука-сенсей спрашивал нас: «Если бы наступил конец мира, с кем бы ты провёл этот день»? Я выкинул в окно этот листик, сделав из него самолётик. Знаешь чьё имя было написано в нём?

По щекам Сакуры текли слёзы.

— Да, твоё. Но я ошибался. Я был глуп. Проклятье, я был полным идиотом! Я не обращал внимания на сокровище, которое находилось рядом со мной, погнавшись за пустым блеском. Я гнал от себя реальность, не заметил ту, кто могла наполнить мою жизнь ослепительным счастьем. Я отказался от себя. Но Водопад Правды изменил мою сущность. Я смог заглянуть вглубь своей души, увидеть всё, что было сокрыто во мне. Увидел, что больше не имею права на глупость и наивность, на неуверенность и ничтожность. Я — Наруто Узумаки, сын прекрасной и смертоносной Кушины Узумаки, предыдущей джинчурики Кьюби, и Минато Намиказе, Йондайме Хокаге Конохи. Я — джинчурики, я — столп силы. На мне сосредоточено слишком много ожиданий, слишком огромная ответственность лежит на моих плечах. Груз, который не может нести глупый ребёнок. Мне пришлось столкнуться с реальностью, и реальность отрезвляет. Всё изменилось. Теперь ответ на вопрос Ируки-сенсея был бы только один. Этот лист был бы исписан от начала до конца одним-единственным именем. И это имя было бы «Хината». Хината Хьюга, сексуальная девушка и могущественная куноичи: умная, прекрасная, нежная и верная. Та, с кем я буду с сегодняшнего дня и до конца своей жизни. Та, с которой я бы встретил конец мира. Ради счастья которой я бы этот мир уничтожил. Та, чьим мужем я буду счастлив себя называть.

Наруто отпустил Сакуру, и она отступила назад, растирая кисти рук. Узумаки повернулся к стоящей рядом Хинате. Её ладони были прижаты к груди, глаза распахнуты, а по щекам текли дорожки слёз. Наруто обнял Хинату и осторожно поцеловал в губы.

— Хината-тян, я должен тебе многое рассказать. За последние дни я очень изменился. Я — не тот Наруто, которого ты знала, которого ты полюбила. Когда я заглянул в глубины себя, и мне открылась правда, я очень ясно увидел свой путь. Я люблю тебя, но не только тебя. Множество прекрасных женщин дороги мне, слишком многих я подвёл почти как тебя. Ты не будешь моей единственной, рядом с нами будет множество моих жен, твоих прекрасных сестёр. Будет бездна страсти, море горячего секса, океаны любви. Я несу наследие Джирайи-сенсея, я его ученик и не имею права не превзойти своего учителя. Если сенсей был супер-извращенцем, то мой портрет будет стоять в словаре под статьёй со словом «секс».

— Как ты можешь говорить такое, идиот!? — раздался отчаянный голос Сакуры.

Гибкое тело неуловимым движением выскользнуло из объятий Наруто и быстрее молнии оказалось рядом с розововолосой куноичи. Ловкие пальцы прошли по плечам Сакуры, и её руки повисли плетьми. Хината ухватила ту за горло и приподняла её над землёй. Вздувшиеся вены активированного Бьякугана, искажённое яростью лицо и низкий рычащий голос заставляли спину Сакуры покрыться холодным потом.

— Послушай меня, Харуно, в первый и последний раз. То, что делает и говорит мой муж — не твоё собачье дело! Ты упустила своё счастье, но мне тебя ни капли не жаль. С этого дня ты никогда не оскорбишь и не сделаешь больно Наруто-куну. Ты когда-то очень хотела, чтобы он отстал от тебя? Ну так радуйся, этот день наступил. Теперь иди. беги. вали.

— Спасибо, Наруто-кун. Теперь пиздуй к своему Саске и не лезь не в свои дела. И если ты ещё раз скажешь что-то плохое о моём любимом, я вырву тебе сердце, Харуно, вырву вот этими руками!

— Ух ты, Хината-тян! В тебе тоже сокрыто множество сюрпризов! — рассмеялся Узумаки.

Хината отпустила ошарашенную Сакуру, потерявшую дар речи. Она скользнула обратно к Наруто и крепко обняла его.

— Хе-хе-хе! Эй, Хината-тян, а можешь сначала расстегнуть этот жилет? Я хочу прижаться к этим восхитительным сиськам, которые я не могу забыть с той ночи у водопада!

— Помнишь нашу миссию по поиску Бикочу?

— Так это был ты? И ты меня видел? — покраснела Хината. Она очаровательно хихикнула и расстегнула молнию на жилете.

— Я даже не буду пытаться понять, какое ты дзюцу использовала, чтобы скрыть такое богатство!

Его руки скользнули к девушке и сжали её грудь. Хината издала тихий стон, который Наруто посчитал милым настолько, что его можно было бы назвать киндзюцу.

— Хината-тян! — голос Наруто стал серьёзным. — Ты для меня — весь мир. Если скажешь, что хочешь быть моей единственной, так и случится. Я оставлю свой путь, сверну с него прочь, сделаю всё для твоего счастья. Для тебя, милая, я готов на всё. Даже отказаться от себя и стать прежним Наруто.

Хината, задумавшись, кивнула.

— Хорошо, Хината-тян. Если ты так решила, я сделаю это.

Девушка удивлённо распахнула глаза.

Хината погладила его по щеке и хихикнула.

— Скажи мне, Наруто-кун. А можно, чтобы с нами была Куренай-сенсей? Я очень люблю её, она заменила мою погибшую маму. И после смерти Асумы-сенсея я не видела её счастливой ни разу.

— Э-хе-хе, насчёт Асумы-сенсея! Мне нужно кое-что тебе рассказать. Но об этом попозже. Где ты, говоришь, твоя палатка?

— Наруто-кун! В лагере ведь папа и братик Нейджи!

— Хи-хи-хи, ты тискаешь мою грудь у всех на глазах!

— Слишком уж она великолепна! Поверь мне, Хиаши-сану и Нейджи сегодня будет не до нас.

Несмотря на глубокую ночь, вернее, на слишком раннее утро, в огромную палатку полевого госпиталя набилось множество людей. Кто удобно расположился на пустующих ныне койках, кто присел на раскладные стулья, а кто с удобством и сноровкой бывалого шиноби устроился прямо на полу.

Наруто сидел на кровати напротив Хинаты-тян, время от времени смотрел на неё влюблённым взглядом, Хината начинала двигать бровями, затем они хихикали как заговорщики, а уж потом Наруто снова впадал в меланхолию. И это действие повторялось по кругу вот уже в который раз. Причина счастья Узумаки находилась прямо перед ним. Наруто сидел, не касаясь девушки, потому что знал: стоит ему дотронуться до Хинаты, как он начнёт делать всякие вещи и выпадет из реальности, несмотря на огромную аудиторию. Причиной же тоски Наруто было осознание того, что его гениальное дзюцу воскрешения работает совсем не так уж и замечательно. После долгого разговора, после того как все воскрешённые крутые парни подробно рассказали, что парнями быть перестали, на Наруто накатывали волны отчаяния. И лишь Хината-тян не давала ему впасть в депрессию от понимания, скольких людей он подвёл и скольким искалечил судьбу.

А ещё слегка злили клоны. Они почему-то не грузили себя тоскливыми мыслями, заявив, что это всё — «вина Босса». Они самодовольно обнимали знойных красоток, не забывая слать воздушные поцелуи и Хинате.

— Эй, Наруто-кун! — нарушила тишину Ино, поёрзав в объятиях клона. — А почему госпиталь пуст? Днём тут было не протолкнутся!

— Раненых больше не осталось, — сказала насупленная Сакура.

— Что? Все погибли? В лагерь пробрались Зецу? — округлила глаза Яманака.

— Да, пробрались. Но всех Зецу обнаружили и схватили раньше, чем они смогли серьёзно навредить.

— Не забывай, их поймал Наруто-кун! — рассмеялась Кушина. — Мой прекрасный мальчик!

Сакура нахмурила лоб, неохотно сказав:

— Их всех вылечили клоны Наруто. Они использовали дзюцу старейшины Чиё-сама на раненых и умерших. Похоронные команды до сих пор приносят погибших — теперь большинство из них снова живы и в строю.

— Не называй меня так, — рассмеялась Чиё. — звучит, как будто ты говоришь о древней старухе.

— Потому что вы старая! — рыкнула Сакура.

— Хи-хи-хи, больше нет! После того как милый Наруто-кун вернул меня в мир живых, я стала молодой и прекрасной! Кстати, удивлена, что в вашей глупой деревне называли его идиотом. Он за полчаса освоил дзюцу, которое я разрабатывала пятнадцать лет.

— С Шаринганом такое сможет и дурак!

— Ха, есть маленький нюанс, Сакура-тян, — расхохоталась Чиё. — Это дзюцу использует не столько чакру, сколько жизненную силу шиноби, а Шаринган такое не копирует. Ты присутствовала при его применении, я лечила им твои раны. Я вернула им нашего Казекаге в мир живых. И Наруто его выучил через полчаса объяснений.

— Это значит очень и очень многое, — возразила Амено и ярко улыбнулась клону Наруто. — Чиё-сама. Простите, Чиё-тян обучала этому киндзюцу некоторых ирьёнинов деревни. Мне эта техника так и не далась, а я считаю себя неплохим медиком.

— Не знаю как у вас, а у нас в Суне таких как Наруто называют гениями, — мягко сказала Пакура.

— И ещё он вернул вас, сенсей! — сказала Маки.

— Ладно! Зато он со своими извращёнными дзюцу превратил всех в женщин! Даже Хаяте-сана! Даже Хизаши-сана! Даже Асуму-сенсея!

Лицо Наруто залила густая краска стыда, он и все клоны повесили головы.

— Я знаю, что подвёл их! Я запер их в женских телах, надругался над их жизнью, осквернил их узы! Удивительно, что никто из них не отметелил меня до кровавых соплей. Я бы не сопротивлялся, ведь во всём только моя вина!

— Ну-ну, Наруто-кун! Не вини так себя, — мягко сказал Хизаши. — Благодаря тебе я снова встретила своего сына.

— И за то, что ты вернул мне отца, я буду благодарен тебе до конца своей жизни! — твёрдо сказал Нейджи. — Даже если он не такой как обычно. К тому же он исполнил мечту — избавился от Проклятой Печати.

— Но Асума-сенсей! Он теперь выглядит как его жена! И Гекко-сенсея не отличить от Югао-сан!

— Наруто-кун, ты не всё осознаёшь, — в алом взгляде Асумы Сарутоби скользило тепло и сочувствие. — Только благодаря тебе я увижу женщину, которую люблю больше жизни. Только благодаря тебе я смогу подержать на руках нашего малыша. Неужели ты думаешь, что мне хотелось оставаться мёртвым и убивать своих учеников?

— Асума прав. Или правильней «права». — присоединился Хаяте. — Я могу обнять свою любимую. Я могу быть с ней, прикрыть ей спину, поддержать и утешить. Ну и к тому же меня больше не мучит кашель!

— Наруто, — произнёс чарующий голос Мизукаге. Узумаки перевёл взгляд на Забузу. — Поверь мне. Быть ожившим мертвецом — отвратительно! Ты не дышишь, твоя кожа не чувствует ничего, сердце не бьётся, по твоим жилам не течёт кровь. И только оковы дзюцу призыва держат тебя на земле.

— Но ведь вы привыкли быть мужчинами! Любить женщин, видеть в зеркале мужское лицо, ссать стоя, в конце концов!

— Не знаю, как остальные, но я до сих пор люблю Цунаде-тян, — сказал Дан. — И видеть в зеркале любимую женщину меня никак не огорчает.

— И как она восприняла твоё возвращение в её образе?

— Понимаешь, Наруто-кун, тут вот какое дело. — Асума виновато отвёл глаза. — Мы ей ничего не сказали.

— Мы посоветовались с моим отцом, — сказал Шикамару. — и решили пока придержать эту информацию. Ты представляешь, какое потрясение будет у Хокаге-сама? У человека, которому предстоит сражаться, и кому подчинены силы Конохи.

— А братик Гаара, как главнокомандующий Альянса, подтвердил приказ Шикаку-сана, — добавила Темари.

— Насчёт личной жизни не беспокойся, — подбодрила Югао. — Мы — шиноби. Хенге можно использовать для разных целей.

— А-ха-ха, точно! — рассмеялась Кушина. — Когда Минато был на длительных миссиях, ко мне частенько заскакивала в гости Микото-тян. Если использовать Хенге локально и на не слишком большом участке тела, то дзюцу почти не требует концентрации на удержание.

— Мама, ты что, изменяла отцу с мамой Саске? — недоверчиво воскликнул Наруто.

— Изменяла? Не совсем, вернее, не всегда! — расхохоталась Кушина и мечтательно закатила глаза. — Милый, не забывай за что твоего папу называли «Желтой Молнией Конохи». Он разместил кунаи своего Хирайшина не только дома, но и во всех тайных убежищах. Как думаешь, ночевал ли он на миссиях в своей палатке? Мне никогда не нравился Фугаку, а Микото западала на голубоглазых блондинов. А уж когда мы собирались на девичник, и к нам присоединялась Миюки-тян. Поверь мне, использовать теневых клонов умеешь не только ты, Минато-кун тоже был мастером.

— Это моя мама! — воскликнула Хината. — Но почему? Я думала, что она любила отца!

— Да, Миюки очень любила Хиаши, — сказал Хизаши, качнув своей пышной грудью. — Но он был таким поборником клановых традиций, так старался стать идеальным главой клана. Мне ни разу не удалось его подговорить использовать Бьякуган возле горячих источников! Напыщенный болван! Думаю, он был холоден с Миюки-тян не только на людях. Видимо она тоже не выдержала. К тому же по красавчику Минато сохли все куноичи Академии.

— А-ха-ха, помнишь толпу этих дур, вопящих «Минато-ку-у-у-у-ун»? — рассмеялась Кушина. — Как они сталкивались в дверях класса и дрались за возможность занять парту рядом с ним?

— После того инцидента с шиноби Кумо, когда ты сказала всем, что будешь его женой, фанаток поубавилось. Ты их всех распугала!

— Инцидента с Кумо? — спросила Самуи.

— Твои разлюбезные соотечественники похитили меня ради моей чакры Узумаки. А Минато меня спас.

— Этого не может быть! Мы не действуем так некруто! — Самуи взволнованно подалась вперёд, но клон Наруто привлёк её к себе и начал успокаивающе поглаживать по груди. Самуи обмякла в его объятиях.

— Меня, Самуи-сан, тоже похитили ваши шиноби, — мягко сказала Хината. — Они пришли в Коноху якобы заключить мир, но на самом деле им нужен был Бьякуган.

— Из-за того, что мой брат не сдержался и убил похитителя, Райкаге потребовал отдать ему Хиаши. Я — его близнец, и мой Бьякуган запечатан, поэтому я вызвалась заменить его.

— Это совершенно некруто! — прошептала Самуи.

— Это уже в прошлом! — прорычал Наруто. — Меня волнует другое! Мама, я не понял, Саске что, может быть моим братом? А Хината-тян — моей сестрой?

— Ой, не беспокойся, мой хороший. Миюки-тян никогда не забывала пользоваться контрацептивными дзюцу. А вот Микото частенько увлекалась. Она любила ролевые игры, а если не концентрироваться, то Хенге легко слетает.

— О да, Хенге — прекрасная техника! Хаяте-кун, помнишь? — хихикнула Югао.

— Еще бы! Коварный Райкаге берет в плен прекрасную Анбу!

— Или Четвертый Хокаге показывает Волю Огня юной куноичи!

— Или легендарный медик Цунаде применяет свои дзюцу на смертельно больном пациенте!

Двое синеволосых близняшек вытянулись на узкой больничной койке и слились в страстном поцелуе.

— Вот видишь, Наруто-кун, — звонко рассмеялась Кушина. — не так уж и плохо быть женщиной, если рядом любимый человек.

— Но все равно, они заперты в женском теле и чувствуют себя ущербно.

— Это не так, — возразил Дан Като.

— Она права, — поддержал Забуза. — Я не знаю, что ты намудрил со своим дзюцу, но я стала женщиной не только внешне.

— Я помню свою жизнь, но для меня она — как кино о чужом человеке, как очень подробный сон. Я знаю, что я женщина, я чувствую это. Я довольна, что ты пялишься на мою грудь, что толстяк краснеет и отводит глаза, а этот парень с собакой пускает слюни. Когда я вспоминаю как мужчиной ходила отлить, мысли о том, что именно я держала в руках, очень меня возбуждают. Как и воспоминания о моем мускулистом теле, которое я видела в зеркале. А лицо с такими зубами мне не нравится и кажется уродливым, хоть мужчиной я считала, что выгляжу брутальным крутым засранцем, перед которым цыпочки ложатся штабелями. Моя любовь к женщинам не делась никуда, а вот на мужчин я смотрю не только с целью оценить угрозу. Кстати, твои полоски на щеках — это очень сексуально.

— Да, ты права, Забуза-тян! — поддержал копию Мизукаге Асума. — Я все так же люблю Куренай, мне нравится грудь Самуи-сан, но Наруто-куна я нахожу очень привлекательным.

— У меня тоже самое! К Наруто я испытываю не только чувство благодарности. — сказал Гекко и вернулся к прерванному поцелую.

— Но как же, но почему? — все еще не понимал джинчурики.

— Наруто-кун, я ирьёнин. Я знаю о человеческом теле и его анатомии очень и очень многое, — голос Дана был полон сострадания. — Из всего, что наука знает о чакре и душе, на самоидентификацию не может повлиять ничто, даже самое изощрённое гендзюцу. Я не имею понятия, как это у тебя получилось, но это факт: я — женщина, и была ею всю свою жизнь, пусть память и говорит об обратном. Сразу после моего воскрешения я был ошеломлён переменой, но очень быстро принял свой новый пол.

— Знаешь, Наруто-кун, — сказала Чиё. — твоя власть над реальностью меня чуть-чуть пугает.

— Хорошо, что оживить Хаку, Пакуру и Конан я успел до того, как встретил Итачи. Хоть с ними я ничего не натворил!

— Конан стала значительно моложе. Такой она была в те времена, когда Яхико был ещё жив, — сказал Нагато.

— Нагато, невежливо говорить о возрасте девушки, — сверкнула оранжевыми глазами Конан. — Но ты прав. Я давно не чувствовала себя столь юной, а такой красивой груди у меня не было никогда.

— Моя грудь тоже стала чуть больше, а сама я — моложе! — усмехнулась Пакура. — Но с чего бы мне возражать?

— Знаешь, Хаку, — клон, обнимающий ледяную куноичи, ущипнул ту за грудь, и девушка довольно взвизгнула. — а я все никак не мог понять, где ты прятала все эти формы.

Забуза оглушительно расхохотался.

— Потому что прятать было нечего.

— Я призналась тебе в том лесу, что я — парень, — мягко сказал Хаку. — Но теперь, получается, я тебе соврала.

— Наруто-кун, поверь, я была с Хаку с самого детства, — тихо сказал Забуза. — уж что-что, а отсутствие нужной штучки я бы заметила.

— Как ты думаешь, Наруто-кун, почему я всё время прикрывала горло? — улыбнулась Хаку. — Явно не из-за того, что мне холодно или нравится носить ошейники.

Наруто всматривался в эти красивые улыбающиеся лица и чувствовал, что от роя мыслей начинает болеть голова.

— Кто мне может объяснить, что здесь происходит! — возмущённо завопил он.

— Мне казалось, что это очевидно! — фыркнул Шикамару.

— Ну так расскажи, ебучий умник! — прошипела Таюя, раздраженно откинув руку клона, забравшуюся ей под маечку и добравшуюся до груди.

— Да, верно! Поделись своей мудростью, мистер гений! — съязвил Узумаки.

— Хорошо. Давай по порядку. Ты получил Шаринган из ворона, которого засунул тебе в глотку Итачи.

— Верно. Фукасаку-сенсей извлёк ворона, а Шима-сан трансплантировала мне додзюцу. И лишь после того, как я получил силу Кьюби, мои глаза постепенно стали одинакового цвета. А до того я не мог деактивировать Шаринган, да и после этого ходил как дурак с гематомией или как оно зовётся.

— Гетерохромией, — подсказал Като. — Когда глаза разного цвета, это гетерохромия.

— Твой Шаринган стал Риннеганом, когда чакра твоей мамы должна была раствориться, а человек, кто тебе дорог — погибнуть. — продолжал Шика.

— Я не мог этого допустить! Это неприемлемо! Я не мог потерять ту, кого люблю больше жизни!

— Ты сказал, что-то произошло во время срабатывания техники воскрешения. И лишь только силой воли ты её завершил.

— Сраный Итачи что-то сделал! Когда я увидел его глаза, мой Риннеган пронзила боль, он стал распадаться и становиться обратно Шаринганом. Я еле удержал технику, а потом глаз сильно болел, и я больше часа не мог активировать додзюцу.

— Помнишь, вы с Сакурой говорили, что вас отправили в другой мир? — спросил Шика.

— Это было какое-то гендзюцу Мадары! Мы попали в иллюзию, где исполнилась моя мечта: были живы родители, я был самым крутым в мире чуваком, а папа Сакуры был героем деревни.

— Это было не гендзюцу, — тихо сказала Ино.

— Что? Почему? — не понял Наруто.

— Когда вы пропали, в деревне появилась Сакура. Она удивлялась всему: активности Ли, моим вкусам в одежде, аппетиту Чоуджи и даже груди Цунаде-сама. И, кстати, она была гораздо милее Лобастой.

— Перестаньте вы обе! — резко сказал Наруто. — Продолжай, Шика.

— Всё ещё не понял? Шаринган и воля двух шиноби создали целый мир! Целую новую реальность. Как ты думаешь, что будет, если добавить к этому Глаз Бога и чакру сильнейшего в мире биджу?

— Ты хочешь сказать, моё воскрешение. — прошептал Наруто.

— Да! Ты не оживляешь людей! Ты просто изменяешь Вселенную так, чтобы они были живы. Ты изменяешь персональную реальность этих людей, их внутреннюю сущность. Асума-сенсей теперь не бородатый курящий шиноби в женском теле! Он — сестра-близнец Куренай-сенсей, помнящая жизнь мужчины! Ты думал, что Хаку — девушка, и это стало правдой. Ты восхищался внешним видом Конан-сан, но подсознательно хотел, чтобы она стала моложе — и это тоже стало реальностью.

— Но тогда я смогу постараться и всё вернуть обратно? Смогу снова сделать всех мужчинами? И тогда если этот выкормыш Орочимару призовёт моего отца, у меня будет папа, а не две мамы!

Шикамару сочувственно глянул на Наруто и покачал головой.

— Под воздействием твоей воли додзюцу изменилось, став отвечать новой внутренней сути, тому, что ты, говоришь, открыл в себе на Водопаде. И теперь, чтобы воскрешать мужчин, тебе нужно снова изменить себя и начать любить мужской пол.

— Может попробуем какое-то гендзюцу? — задумчиво спросил Наруто.

— Ты охуел? Хочешь стать пидором? — вспылила Таюя. — Мне нахуй не нужен пидор в мужья!

Девушка густо покраснела и отвела глаза.

— Я хотела сказать, что ты мне всё равно не нравишься, и ни на что такое не рассчитывай!

— Таюя-тян права, — мягко сказала Хината. — Ты нам нужен именно таким, какой ты есть сейчас.

— Пф-ф-ф, не хватало тебе стать ещё одним Саске, — фыркнула Ино. — Тот тоже девушками не интересовался.

— Ага, мечтал только о заднице своего братца! — рассмеялась Тентен. — Ох, не зря ему навалял Ли.

— Эй, не говорите так о Саске-куне! — закричала Сакура.

Но никто её не слушал. Раздался женский гомон, девушки наперебой начали отговаривать Наруто от радикальных мер. Узумаки закрыл глаза и глубоко задумался.

— Ладно! Хорошо! ХОРОШО, Я ПОНЯЛ! — рявкнул Наруто, и голоса стихли. — Но что мне делать сейчас? Как быть с теми, кого я ненамеренно сделал женщинами?

Его щеки коснулась мягкая ладошка Хинаты. Полным любви и сострадания голосом она сказала:

— Ты должен взять ответственность, Наруто-кун.

— Гаара, куда делся Шукаку? — спросил красноволосый мертвец своего сына.

— Его больше нет. Я больше не созданный тобой монстр, больше не твоя марионетка.

— Тот, кто держит тебя под контролем, когда-то убил меня. Но Чиё-сама и мои друзья вернули меня снова к жизни.

— Что? Старуха, которая тебя ненавидела, сделала для тебя что-то хорошее? Погоди, ты сказал «друзья»? У тебя что, есть друзья?

Наруто посмотрел на Темари, сжимающую свой веер до побелевших костяшек и тихо сказал:

— А твой папа ещё тот душка. Удивительно, как у такого мудака смогла появиться такая умница и красотка. — Наруто сложил руки рупором и выкрикнул: — Да, мудак! У Гаары куча друзей! А Чиё-тян — не «старуха», а горячая штучка с большими сиськами! И твоя дочь Темари — замечательная и очень красивая! Видимо пошла в маму!

Безбровое лицо мёртвого Казекаге дёрнулось.

Нидайме Мизукаге расхохотался:

— Этот парнишка похоже неплохо знает твою семью. И твою личную жизнь.

Облако песка, на котором стоял Гаара, колыхнулось.

— Наруто? Ты что здесь делаешь? — изумился он.

— Прибежал посмотреть, как двое крутых каге надерут этим уродам задницы, а если нужно — помочь!

— Два каге? — удивился Раса. — А кто второй?

— Твой сын Гаара, придурок! Генерал армии наших деревень. Тот, кого ты хотел убить в детстве. Который смог победить себя и смешать все твои планы с говном! Кстати, помнишь вторжение в Коноху, что вы готовили со змеиным педофилом? То, из-за которого тебя убили? Там я надрал Гааре задницу, и он стал тем клёвым чуваком, которым является сейчас! И всё ваше нападение провалилось, пусть дедуля Хирузен погиб, но Орочимару сбежал, поджав хвост!

— Эй ты, хвастун, покажи чего ты стоишь! Примешь мой вызов или испугаешься?

Наруто, не обращая внимание на то, о чём говорят дедуля Ооноки и мёртвые Каге, посмотрел, как бесится отец Гаары, и рассмеялся.

— Эй, безбровый засранец! Наруто Узумаки никогда не отступает! Сейчас я быстро надеру тебе жопу, мы выиграем эту дурацкую войну, а потом я соблазню твою дочку! — Узумаки понизил голос. — Темари-тян, у вас с Шикой что-то серьёзно? Я его спрашивал, он сказал что-то типа: «Проблемная женщина!», но так и не ответил.

У Темари задёргалась бровь.

— Наруто, прекрати! Ты позоришь меня перед всей армией!

— Ну тогда тебе нужно быстрее согласиться пойти со мной на свидание, и я перестану это делать.

Наруто легко поймал несущийся к его голове огромный веер Темари и снова крикнул:

— Эй, Йондайме Казекаге! А ты знаешь, у твоей прекрасной дочери великолепная грудь и просто офигенная задница!

— А что не так? — Наруто повернулся и крикнул братьям по оружию: — Эй, шиноби Альянса, скажите, у Темари ведь отличная задница?

По рядам Объединённых Сил прошёлся гомон, и шиноби закивали. Раздались выкрики:

— Ну что, Темари-тян, пойдёшь на свидание?

— Только если ты, наконец, заткнёшься!

Наруто ухмыльнулся, быстро поцеловал в губы ошарашенную девушку и помчался к сражающимся каге.

Пробегая мимо Гаары, Наруто прокричал:

— Гаара, не слушай этого ублюдка! Мать тебя всегда любила! Когда я встретил свою маму, долго говорил с ней. Она меня любит! Она сказала, что все матери любят своих детей!

Из тыквы на спине Гаары взметнулась волна песка и устремилась к противникам.

Навстречу ей поднялось облако золотых крупинок, и два дзюцу громко столкнулись.

Войско Объединённой Армии с дружным рёвом бросилось вперёд.

— Суна Араре! — закричал Гаара, и песок, образовав небольшие шарики, взлетел вверх и обрушился на четырёх мёртвых каге. Раса поднял руки, и золотая пыль взметнулась огромным зонтом. Вокруг ног четырёх каге вскинулся песок, из которого сформировалась женские фигуры и крепко схватили противников.

— Молодец, Гаара! — закричал Наруто. — Так их!

Золотая пыль образовала острый клин и ударила в Гаару.

Бежавшая сзади Темари закричала:

Наруто обернулся и увидел удивительное зрелище. На парящем облаке гордо стоял Гаара. Над его головой висела туча песка. Песок принял форму красивого женского лица. Женщина закрывала Гаару своими песчаными ладонями, об которые бессильно разбивался золотой поток.

Наруто мгновенно развернулся, кинулся наперерез Темари, ухватил ту за талию и остановил её.

— Эй, Гаара! Не надейся на свою защиту! Я применю дзюцу, и она пропадёт!

— Но зачем? — воскликнула Темари.

— Попытаюсь сделать так, чтобы Гаара меня не убил за соблазнение сестры!

Наруто не слушал: он создал двух клонов, один из которых кинулся к Гааре, а второй активировал Риннеган и всмотрелся в песчаное лицо.

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Дзюцу соскальзывало с песка, не могло ни за что зацепиться, но Наруто титаническим усилием воли зафиксировал взгляд и потянулся к песку Гаары.

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу! — громче повторил он.

Статуя, защищавшая Казекаге, дрогнула, пошла волнами и осыпалась водопадом песка, а Гаара едва удержался на своём летающем облаке.

— Темари, сдуй песок! Немедленно! — рявкнул Наруто.

Не ожидавшая такого девушка неожиданно для себя подчинилась и махнула своим веером.

Над Гаарой мгновенно собрались штормовые тучи, и ураганные шквалы начали раскручивать гигантское торнадо. Ветер смёл осыпающийся песок, и клон Наруто, прикрывая рукой глаза, бросился вперёд и высоко подпрыгнул, ухватив в воздухе падающую обнажённую девушку.

— Эй, Гаара! — закричал Наруто. — Познакомься со своей мамой! А пока что я наваляю этим говнюкам. Футон: Разенсюрикен!

— Наруто, прекрати! — ударила его по руке Темари.

— Не могу, Темари-тян! Слишком уж ты восхитительна! — рука Наруто вновь попыталась скользнуть девушке на талию.

— Ты беззастенчиво тискал мою маму! — её палец обвиняюще указал на Наруто.

— Потому что твоя мама — та девушка, от которой ты унаследовала свою красоту! Пусть твоя грудь немного больше, но у вас одинаково красивые и упругие ягодицы и бездонные глаза. А губы! Ваши губки так и хочется целовать!

Веер Темари взлетел вверх и обрушился на голову Наруто.

— Не смей так говорить о моей маме!

Наруто легко перехватил веер и рассмеялся.

— Твоя мама сейчас слишком занята и ни капли не возражает.

Оба взглянули на Каруру, которой кто-то из шиноби Альянса одолжил длинный плащ. Гаара, отбросив тыкву, рыдал в её объятиях, а мать утешающе гладила его по голове и шептала какие-то ласковые слова.

— Но мне же нравится Ананасовая Башка! Ты что, отобьёшь девушку у друга?

— Нет, Темари-тян, никогда в жизни. Если бы я узнал, что вы встречаетесь; если бы Шика сказал, что между вами что-то есть; если бы он не боялся всех сильных женщин типа его мамы — я бы ни за что не вмешивался в вашу жизнь. Если ты любишь Шикамару — я уйду. Более того, я притащу Шику к твоим ногам и покажу, что гораздо «проблемней» не ответить на чувства столь прекрасной душой и восхитительной телом красотки! Когда-то я был идиотом и не замечал Хинату-тян. Я игнорировал её любовь, я не смотрел на неё. И теперь я не позволю такого ни себе, ни кому-нибудь другому!

— Ты же сказал, что любишь Хинату! — не сдавалась Темари.

Наруто отпустил веер, который Темари сердито дёрнула на себя, и увидел, как она, очаровательно надув губки, повесила его обратно за спину.

— Конечно, люблю! Я готов ради неё на всё, как и она для меня.

— И ты при этом подкатываешь к другим женщинам?

— Я очень люблю Хинату, люблю больше жизни. Но очень многие девушки дороги мне. И одна из таких людей — ты, Темари-тян! Пойдём со мной, милая! Я всегда буду рядом, к тому же с тобой будет множество таких же замечательных куноичи! Я не брошу тебя, буду любить, буду защищать, даже если это будет стоить мне жизни! Ведь делать счастливыми красивых девушек — это мой путь ниндзя!

Щёки Темари порозовели. Она глянула в светящиеся искренностью голубые глаза и сказала:

— Ты знаешь, когда Гаара выберется из объятий мамы, он сначала поблагодарит, а затем, если ты не прекратишь приставать ко мне и соблазнять мою мать, просто-напросто убьёт тебя! Когда обнажённая мама была у тебя в объятиях, и ты начал её тискать на глазах всей армии, только сражение остановило его, чтобы не устроить тебе Песчаное Погребение!

— Темари-тян, милая! С недавних пор я сильно изменился, но эти изменения касаются не только моего отношения к женщинам. Я осознал себя. Теперь я знаю кто я, понимаю, что я такое. Я — Наруто Узумаки. Я — сила человеческого жертвоприношения. Я — наследник Жабьего Отшельника Джирайи, но также несу в себе волю своего отца, Минато Намиказе, Йондайме Хокаге Конохи. И я не могу унизить их наследие, безропотно позволив себя кому-либо избить, даже если это будет мой друг или прекрасная девушка.

— Но я же пыталась тебя ударить! Я атаковала тебя каждый раз, когда ты начинал говорить пошлые вещи! Когда ты вёл себя как извращенец!

— А чего ты ожидала от ученика Супер-извращенца? Темари-тян! — Наруто взял девушку за руки и заглянул ей в глаза. — Твои игривые похлопывания этой здоровенной штукой были очень милы, как и мила ты сама. Меня очень заводят эти заигрывания, но мазохизм своего сенсея я не разделяю. Это только ему нравилось, когда одного из десятки самых могущественных людей в мире избивают молодые грудастые куноичи, многие из которых даже не джонины. Те, присутствия которых на поле боя он бы и не заметил.

— Я с тобой не заигрывала! — зарычала Темари, вновь покраснев. — Я тебя била серьёзно!

— Темари-тян, я видел, насколько ты сильна и смертоносна. Я видел твои дзюцу, твою скорость и твою ярость. Когда мы плечо к плечу сражались против твоего отца и остальных мёртвых каге, вот тогда было серьёзно! Ты была воплощением силы и отваги, прекрасной и устрашающей богиней войны, а не девушкой, заигрывающей со своим будущим парнем.

Темари отвела глаза, её щёки густым румянцем теперь напоминали о Хинате времён Академии.

— Но всех каге победил ты, — тихо сказала она.

— Ничего не поделаешь, вот такой я у тебя крутой! Эти чуваки были очень сильными! Жаль, что когда я предложил им снова стать живыми, превратившись в женщин, они отказались.

— Ну, Райкаге был в бешенстве, он хотел меня убить и без приказов Кабуто. Мумия-каге так ничего и не сказал, а вашего отца я считаю полным мудаком, поэтому к нему предложение и не относилось.

— Мизукаге — офигенный чувак! Он очень крутой и весёлый! У него есть этот громадный призывной моллюск! И прекрасное чувство юмора, а по силе он не уступал даже той мумии. Если бы не мой Шаринган, способный видеть сквозь гендзюцу, безбровый мог навалять бы даже мне! Он-то как раз согласился, но очкастая мразь вмешалась и отменила его Хенге раньше, чем я успел среагировать.

— Райкаге ты поразил Разенганом, а вот что ты использовал для победы над Цучикаге Мю, я так и не поняла!

— Ты знаешь о силе Глаз Бога. К сожалению, у меня не получается призывать зверей как у Пейна, и почему-то не работают супер-крутые руки робота, но мы с Нагато проверяли: дзюцу трёх из шести его Путей мне доступны. Сначала я поглотил чакру из гендзюцу Мизукаге и использовал Шинра Тенсей на золотом песке твоего отца, а потом, когда увидел, что Цучикаге разделился на две копии, притянул пытающуюся скрыться мумию Баншо Тенин.

— Я уже думала, что ты их сам и запечатаешь! Что, Наруто Узумаки не настолько крутой, как любит о себе говорить? — поддела его девушка.

— А-ха-ха, ты права! Мама меня начала учить фуиндзюцу, но эта штука не так уж проста. И Шаринган не помогает — если я просто копирую печать с его помощью, выходит обычный рисунок, несмотря на то, что там столько же чакры. Но я справлюсь! Ведь Узумаки всегда славились своим фуиндзюцу, и мама говорит, что у меня отлично выходит для новичка!

— Ещё бы, со столькими клонами!

— Ничего с собой не могу поделать, вот такой потрясающий у тебя парень!

— Ты не мой парень! — воскликнула девушка.

— Нет! И ещё, когда ты напал на Цучикаге Ооноки, я подумала.

— После твоей техники из земли вылезла эта штука, схватила Цучикаге языком и затянула себе в рот. Это выглядело как самое настоящее нападение! Зачем ты так сделал?

— Дедуле Ооноки нужно было что-то сделать со спиной, а обычные медицинские дзюцу на него не действуют — он просто слишком древний. И если я хочу соблазнить его внучку, то лучше мне с ним быть в хороших отношениях.

— Ты можешь вот так говорить в лицо своей девушке, что будешь встречаться с другой? — недоверчиво воскликнула Темари.

— То есть ты — моя девушка? — обрадовался Наруто. — Великолепно!

Наруто привлёк Темари к себе и крепко поцеловал. Губы девушки были крепко сжаты, но потом она расслабилась, закрыла глаза и на секунду ответила на поцелуй. Внезапно её спина напряглись, и она начала вырываться из объятий.

— Убери руки с моей задницы, засранец! — крикнула она, отстранившись.

— Наруто, ну пожалуйста! — в её голосе послышалась мольба.

Узумаки неохотно отпустил прекрасную куноичи.

— Наруто, — сказала девушка, сделав несколько шагов назад. — Ни один человек в мире не сделал для моей семьи столько, сколько совершил ты. Ты сразился с Гаарой и не только победил его, но и вырвал его душу из бесконечной тьмы. Ты вернул нам с Канкуро любимого младшего братца. Когда Гаара был в смертельной опасности, ты пришёл его спасти, несмотря на то, что легко мог погибнуть сам. Ты вышел с нами плечом к плечу на поле боя и не только победил могучих врагов, но и вернул нам мать, а в нашу семью — счастье. Если ты хочешь этого, то я буду твоей, буду позволять лапать себя, творить непристойности, стану согревать тебе постель. Моя благодарность не знает границ, и для тебя я сделаю что угодно.

Наруто подошёл к Темари и провёл пальцами по её нежной щеке.

— Темари-тян! Я признаю, что был слишком настойчив, слишком нетерпелив. Но это твоя вина, что ты настолько очаровательна. Я не хочу, чтобы ты жертвовала собой, искупая свой мнимый долг. Мне не нужно, чтобы ты делала то, что не хочешь. Пусть это и звучит невероятно заманчиво, один лишь взгляд на твои лицо, попку и грудь меня искушает немедленно согласиться, но так не будет! Для меня главное — чтобы была счастлива ты! Чтобы исполнились именно твои желания, чтобы воплотились твои мечты. Помогая Гааре и возвращая вашу мать, я просто делал то, что считал правильным! Ты ничего не должна мне, никогда не будешь должна! И если когда-нибудь я понадоблюсь тебе, если тебе будет нужна моя помощь, ты просто выкрикни моё имя, и обещаю, я приду к тебе. Я — Наруто Узумаки, который никогда не нарушает своих обещаний! Ну а теперь, мне пора. Я получил воспоминания клона, к нам приближается враг.

Джинчурики развернулся и пошёл прочь.

— Наруто! — донеслось ему в спину.

Узумаки остановился и медленно повернул голову.

— Когда всё это закончится, ты пригласишь меня в хороший ресторан, никаких забегаловок с раменом!

Наруто счастливо улыбнулся и сорвался с места навстречу новому врагу.

При виде фигуры, вышедшей из гроба, который призвал появившийся на поле боя Кимимаро, Узумаки удивлённо расширил глаза. Наруто был уверен, что после того, как его клон поразил мёртвого Кагую Разенсюрикеном, члены Кишо Бутай запечатали его останки. Но клоны были слишком заняты, спасая пронзённых костяными кольями самураев, пытаясь успеть до того, как душа и чакра покинут их тела. Ведь если человек не умер до конца, то вернуть его гораздо легче.

Но предаваться размышлениям было некогда — на поле были его друзья и братья по оружию. А воскрешённый шиноби слишком уж напоминал одну из тех огромных статуй, на которых он сражался с Саске в Долине Завершения. И если это был Учиха Мадара, который, судя по потрескавшейся коже мертвеца, был несомненно мёртв, то кто же скрывался под той спиральной маской?

Мадара с огромной скоростью выскочил вперёд и безумно быстро сложил ручные печати.

Огромный вал огненной смерти устремился навстречу силам шиноби. Наруто зло усмехнулся — активированный Шаринган увидел все движения Учихи, все печати, все подробности его техники. И вот теперь, благодаря густобровому сенсею, с которым тысячи его клонов тренировались на острове-черепахе, Наруто освоил Катон и мог повторить эту технику в случае необходимости.

Шиноби Альянса под командованием Гаары пытались какой-то техникой защититься от этого дзюцу, но клоны Наруто остановили их.

— Немедленно отступите! — закричал Наруто.

Шеренга его клонов кинулась навстречу огненному валу и вскинула руки:

Активировавших Риннеган клонов окружили полупрозрачные сферы, столкнувшись с которыми техника стала спадать, а потом и вовсе исчезла, окончательно втянувшись в тела клонов.

— Спасибо за чакру, ублюдок! — тихо усмехнулся Наруто.

Опавшее пламя показало, что Мадара не терял времени зря. Быстрее молнии, так, что даже в зрении Шарингана его фигура размывалась, Мадара оказался среди клонов Наруто. За ним, не поспевая, мчался Кимимаро. Свистнул меч Учихи, и три клона были развеяны облаками дыма.

— Шинра Тенсей! — воскликнули двое Наруто и Мадару, вместе с почти подоспевшим Кагуей, отбросило прочь.

— Вот как? — зло рассмеялся Учиха. — Похоже у тебя, мальчик, есть кое-что принадлежащее мне. Но не думай, что тебе поможет Глаз Бога.

— Наруто, я тебе подсоблю! — закричал Цучикаге. — Давай!

Двое клонов взлетели в воздух, в руке одного из них стала раскручиваться большая сфера, а второй спешно добавлял в неё элемент Ветра. Несмотря на Режим Отшельника, Узумаки знал, что клону долго не продержаться.

— Дотон: Чидокаку! — вскричал Цучикаге, ударив ладонью в землю.

— Футон: Разенсюрикен! — закричали клоны Наруто.

Земля под ногами Мадары и Кимимаро вздыбилась, из неё вырвалась большая каменная площадка, подняв противников высоко над полем боя. Четырёхлезвийный сюрикен Ветра, взметнувшись по дуге, ударил во врагов. С закладывающим уши свистом скалу охватила сфера режущей смерти.

Когда она спала, Наруто увидел исполинскую полупрозрачную фиолетовую фигуру, внутри которой стоял Мадара, скрестив на груди руки. Сусаноо не смог противостоять мощнейшей технике Наруто, но рассыпавшийся осколками великан исполнил свою задачу — защитил Мадару. Рядом с ним собирался из пепла Кимимаро.

— Да вы издеваетесь! Сначала Саске, а теперь ты! — прорычал Наруто. — Наруто-15, давай!

— Каварими! — закричал клон. — Разенган!

На месте наполовину возникшего из пепла Кимимаро появился Наруто, который, не теряя ни мгновения, впечатал синюю сферу в грудь Учихе. Но тот был слишком быстр. Несмотря на скорость Режима Отшельника, несмотря на всю подготовку Наруто, несмотря на все старания — всё, что удалось клону — слегка задеть правую руку мертвеца. Большая дыра на плече Мадары стала быстро закрываться, и клон, избегая смертоносного клинка, еле успел заменить себя на бревно. Наруто удовлетворённо улыбнулся, отметив, что почти восстановившегося Кимимаро уже захлестнули петли ткани Маки, и по белой материи поползли цепочки иероглифов печати. Он даже успел послать девушке воздушный поцелуй.

— Вот как? А ты проворен, глупый малыш! — оскалился Мадара. — Ну что же, попробуй-ка вот это. Сусаноо!

Вокруг Мадары сомкнулась грудная клетка огромного скелета, и взметнулся фиолетовый огонь, формируя двуликую четырёхрукую фигуру. Мадара и его доспех стали складывать печати. Горящий алым огнём Шаринган Мадары налился светом, и по фиолетовому сиянию разошлись концентрические круги.

— Да ты, блядь, издеваешься! — воскликнул Наруто.

— Тенгай Шинсей! — прокричал Мадара с безумной усмешкой.

В небе возникла огромная каменная глыба, которая, набирая скорость, понеслась в сторону сил Альянса.

— Немедленно отступаем! — закричал Гаара.

— Дедуля, ты куда? — воскликнул один из клонов.

Цучикаге молнией взлетел навстречу метеору и дотронулся до него рукой.

— Дотон: Чо Кейджуган но дзюцу!

Исполинская каменная глыба остановилась, как будто налетев на препятствие. Зрелище маленького Цучикаге, удерживающего рукой целую скалу, было невероятным.

— Ты молодец, малыш Рьютенбин! Скажи, не хочешь ли повторить?

Снова Мадара и Сусаноо сложили печати, вторая такая же скала ударила сверху, и придавленный огромной тяжестью Цучикаге полетел прямо вниз.

Наруто вытянул в небо обе руки и закричал, вкладывая в дзюцу море чакры:

Невидимая сила ударила в метеоры, и они, как будто натолкнувшись на невидимую стену, отрикошетили и, разваливаясь на куски, полетели прочь.

— Дедуля Цучикаге! — закричал Наруто. — Ты там как?

Маленькая фигурка, забрав по высокой дуге, зависла рядом с Наруто.

— Знаешь, пацан, а та твоя штука подействовала. Моя спина даже не хрустнула.

— Дедуля, ты был очень и очень крут!

— Ты тоже неплох. Своей техникой ты спас множество жизней.

Мадара осмотрел приготовившихся к бою клонов, усмехнулся, ударил ладонью в землю и воскликнул:

Наруто почувствовал, что его печать как будто наливается обжигающим пламенем. Он чувствовал злость Кьюби, ярость, которая только усиливала досаду Наруто.

Узумаки недоумевал, что нужно Кьюби, ведь последняя встреча с ним прошла неважно. Наруто пообещал избавить Кьюби от ненависти, но хмурый лис только посмеялся над ним.

— Дедуля, ты сможешь подарить мне немного времени? Кьюби хочет что-то сказать.

Цучикаге вылетел чуть вперёд и сказал через плечо:

Поле битвы в сознании Наруто ушло на второй план. Он вновь предстал перед клеткой со своим рыжим пленником. Кьюби был в бешенстве, подземелье печати вибрировало от его низкого рыка.

— Это чакра Мадары! Не могу забыть этого ублюдка!

— Наруто, на этот раз я дам тебе свою силу!

— Нет. Я просто дам тебе чакру. Я ненавижу Мадару всей душой. Если выбирать между тобой и ним, я лучше буду твоим рабом.

— Ты столько раз спасал мою жизнь, благодаря тебе живы столько тех, кого я люблю, что принять твои слова было бы оскорбительно для меня и унизительно для тебя. Моё предложение остаётся открытым. Я хочу, чтобы мы были друзьями и напарниками, как братан Би и крутой Осьминог!

— Гьюки — полный идиот! И у него только восемь хвостов!

— И ты можешь допустить, чтобы тебя, величайшего биджу, обставил какой-то Восьмихвостый? Послушай, Кьюби! Отец разорвал тебя, он отобрал твою половину. И я, Наруто Узумаки, обещаю, что найду способ вновь сделать тебя целым!

— Причем здесь клан красотки Якумо?

— Меня зовут Курама, идиот! Не Кьюби!

— С помощью такого крутого дружбана мы надерем ублюдку его мертвую задницу, закончим эту глупую войну, а потом закадрим всех знойных тёлочек! Приятно познакомиться! Я — Наруто Узумаки, крутейший шиноби в мире, джинчурики самого потрясного биджу!

— Знаешь, Наруто, раньше ты был мелким назойливым пиздюком, а теперь с тобой можно иметь дело! И смотреть, что ты вытворяешь с этими сисястыми малютками гораздо интересней, чем наблюдать за твоими пиздостраданиями по той розовой дуре!

— Ага! Сначала вы кувыркались с той белоглазой цыпочкой, затем та блондинка с огромными буферами отблагодарила тебя за своё спасение и освобождение брата, потом, под утро, та малютка показала, что её ротик может не только извергать ругательства. Знаешь, когда ты прибит кольями к огромному шару, как-то не до того, чтобы смотреть за личной жизнью твоей сексуальной мамочки! Жду не дождусь, когда ты сможешь ей засадить. Видел, какие у неё сиськи?

— Ага, только я больше смотрел на её ножки и задни. Стой! Ты говоришь о моей маме, извращённый лис!

— Чувства к которой у тебя не сыновьи!

— Кто может меня винить, если она такая сексапильная? Когда я увидел, что она наклонилась надеть сандалии в этом обтягивающем костюме густобрового сенсея. Постой, Кьюби.

— Так вот, Курама, а почему тебя так интересуют человеческие взаимоотношения? Ты же огромный лис, откуда в тебе столько извращённых мыслей?

— Извращённых? Это ты ещё не знаешь Мататаби! Наруто, пусть я и огромное скопление живой чакры, но папа Хагоромо, человек, которого вы называете Рикудо Сеннином, создал меня с осознанием своей мужской сущности. У вас, джинчурики, наша чакра всегда течёт по жилам. И она доносит все чувства, мысли и эмоции. Поверь мне, когда ты целовался со своим будущим напарником, мне было точно так же мерзко, как и тебе. А когда к игрищам твоей мамы со своими подружками присоединялся Минато, я был даже немного благодарен Мито, что скован цепями и прибит кольями к тому каменному шару. И радовался, что опутан корнями на бесконечном поле острых шипов, когда Хаширама приходил к своей жене. Ты знаешь, что его звали Богом Шиноби не только ниндзя Элементарных Стран? Мито частенько его так называла, когда он очень творчески использовал свой Мокутон!

— Курама, теперь всё будет по-другому! Мы будем крутыми мачо-напарниками! У нас с тобой будет куча прекрасных девушек! Мы будем помогать друг другу и станем самыми крутыми засранцами в мире! Наруто и Курама — стильные и сексапильные!

— Кстати, Курама. Я уверен, что не пожалею об этом. Ведь мой крутой девятихвостый братан не устроит какую-то глупость.

Узумаки взлетел, закатывая рукав. На предплечье возникли длинные полоски иероглифов, а в центре ладони чёрные символы образовали узор в форме солнца. Наруто впечатал ладонь в центр замка, и тот разошелся спиральными лепестками диафрагмы. Врата с медленной неотвратимостью распахнулись.

Узумаки подошёл ближе к клетке и протянул сжатую в кулак руку. Кьюби посмотрел на него, скептично наклонив голову.

— Ну, Курама, давай! Я же знаю, что ты тоже этого хочешь!

Громкий смех огромного биджу громовыми раскатами сотряс мир печати. Два кулака, человеческий и лисий, сомкнулись, знаменуя начало новой жизни для двух могущественных существ.

— Мокутон: Дзюкай Котан! — закричал Мадара, и огромные древесные ветви извивающимися змеями устремились им навстречу.

— Да он, блядь, издевается! У него ещё и Мокутон? — застонал Наруто. — Катон: Гока Меккяку!

Широкий огненный вал устремился навстречу ветвям. Пламя прокатилось по ним, но заставило сгореть лишь листву и молодые побеги. Ветви продолжали неуклонно ползти.

— Ребята, план три! — закричал Наруто.

— Катон: Гока Меккяку! — закричала часть клонов.

— Футон: Татсу но Ошигото! — закричали остальные, воздев руки вверх.

Сгустившиеся тучи закрыли небо, огромный разворачивающийся торнадо подхватил огненную волну, закрутил со всё возрастающей скоростью, пока раскалённая добела колонна огня, подчиняясь воле клонов Наруто, не пронеслась по ветвям, оставляя за собой пепел и землю, тускло светящуюся алым светом.

Огненный смерч достиг Мадары, и тот, выставив вперёд руки, попытался вобрать в себя чакру этого дзюцу.

Пылающие Риннеганом глаза удивлённо расширились, когда смерч, не останавливаясь, продолжал двигаться на него.

Риннеган вновь сменился Шаринганом, фиолетовый доспех Сусаноо охватил Мадару, и тот, прижав руки и присев, чтобы уменьшить площадь поражения, встретил раскалённое торнадо.

Сусаноо опять разрушился, но вновь спас Мадару.

— Хотел поглотить чакру, ублюдок? Что, твои затейливые глазки уже не видели, что когда я закончил, в дзюцу не осталось чакры? Это всего лишь огромный торнадо с горящим от температуры воздухом, — зло сказал Наруто. — Дедуля, я потратил много сил, сможешь прикрыть меня?

Цучикаге коротко кивнул и взлетел над расплавленной магмой, устремившись навстречу Мадаре.

— Считай, что ты мертвец, Ооноки, — скривился Мадара. — Теперь я займусь вами серьёзно.

— Кто бы говорил! — крикнул Наруто. — Ты, мёртвая покорная подстилка Кабуто!

Цучикаге взглянул в искажённое яростью лицо Мадары полным ненависти взглядом.

— Не смотри на меня так, Рьютенбин. Когда-то я тебе объяснял, насколько ты ниже меня.

— Чушь! — вновь выкрикнул Наруто. — Без Шарингана ты — полное ничтожество, только благодаря этим глазам хоть чего-то стоишь, а дедуля Цучикаге придумал свои дзюцу и освоил самую сложную в мире стихию только благодаря своему труду и таланту. И даже со своим Шаринганом, даже когда ты контролировал Ку. Кьюби, всё равно Хаширама победил тебя! Ты сбежал из Долины Завершения, трусливо поджав хвост. Ты боялся наследия Шодай так, что до конца своей жизни не посмел напасть на Коноху! Ты так трусил, что послал самозванца, назвавшегося твоим именем!

Мадара взревел от ярости, лицо его стало напоминать демоническую маску.

— И даже пусть ты как-то получил клетки Хаширамы, пусть ты смог получить Риннеган, всё равно ты — трусливое ничтожество. И даже если ты победишь, даже если мы все умрём, тебя запомнят лишь как труса и предателя! И пусть мы все тут погибнем, то умрём с улыбками на лицах. Ведь мы — Объединенная Армия Шиноби, стоим плечом к плечу со своими товарищами из других деревень! Мы сплотились против общего врага, мы стали едины! И ничто в этом мире не сможет это изменить!

Яростное мёртвое лицо Мадары разгладилось, он зло улыбнулся, поднял руки и начал медленно хлопать ладонями в издевательских аплодисментах.

— Прекрасная речь, малыш. Тебе почти удалось вывести врага из себя. Но не обольщайся. Ведь тебе не повезло, против тебя и вашей жалкой армии вышел не кто-нибудь, а Мадара Учиха!

Увидев отблески вспышки и услышав сзади свист рассекаемого воздуха, а также почувствовав родную чакру, Наруто оставил вести разговорные дзюцу своему клону, а сам бросился к Цунаде, появившейся рядом с бугрящимся мускулами Райкаге.

Неподалёку от неё, в окружении Райдо, Генмы и Иваши, касающихся друг друга руками, появилась божественно прекрасная Мизукаге. Наруто ухмыльнулся и свистнул. Десяток клонов бросились наперерез токубецу джонинам и чунину и оттащили тех в сторону.

— Генма-сан, скажите, это ведь был Хирайшин? — спросил клон.

— Да, это дзюцу Йондайме, — ответил токубецу джонин с зажатым в зубах сенбоном.

— Но почему вы его делаете втроём?

— Мы были телохранителями Хокаге, это дзюцу слишком сложно, чтобы мы могли выполнить его в одиночку, поэтому Минато-сама научил нас его более простой версии, — ответил шиноби с обезображенным шрамами лицом.

— Хорошо, — кивнул клон. — Сейчас вы на поле боя будете лишь случайными жертвами. Больше пользы вы принесёте, если научите нас этому дзюцу.

— Мы изучали это дзюцу полтора года! — возразил чунин с бородкой клинышком.

— С Шаринганом у нас получится быстрее!

— Скажи, Наруто, почему мы будем это делать? — спросил Генма.

— По трём причинам. Во-первых, это дзюцу моего отца, а значит и моё наследие. Во-вторых, если моя мама узнает, что вы мне отказали, тогда вашей участи не позавидуют даже безрукие и безногие инвалиды. Ну а в-третьих. Я просто убью вас троих прямо сейчас и воскрешу женщинами. Надеюсь, вы уже познакомились с прекрасной Хаяте-тян?

Лица шиноби исказились в ужасе, но они кивнули. Подчинившись команде, они окружили клонов, сбившихся плотной группой, коснулись друг друга руками и исчезли в мерцании Хирайшина.

Наруто и ещё один клон побежали навстречу пяти каге. Прекрасное лицо Цунаде покрывали фиолетовые линии печати, лукавый взгляд Теруми Мэй с интересом смотрел на сражающихся с Мадарой клонов, непроницаемую маску на лице Гаары сменила мягкая улыбка, Райкаге всё так же свирепо хмурился, а Цучикаге кивнул с одобрением.

Наруто кинулся к Цунаде и заключил ту в крепкие объятия. Клон перехватил Мизукаге, пока Райкаге, Гаара и дедуля Ооноки присоединились к его товарищам в схватке с Мадарой.

— Привет, Цунаде-тян, как же я рад тебя видеть!

— Что ты делаешь, Наруто, прекрати! Я твой Хокаге!

— Для меня ты не каге, а прекрасная девушка, поражающая красотой лица и фигуры. Вы с красоткой Мэй выглядите как развратные сестрички, способные сделать любого мужчину самым везучим сукиным сыном в мире. И вполне естественно, что этим человеком мечтаю стать я!

Хокаге взревела и обрушила кулак на Наруто. Узумаки перехватил удар обоими руками, из-под его сандалий брызнула каменная крошка.

— Прости, моя милая Цунаде-тян, но я — не Джирайя-сенсей, побои и боль меня ни капли не заводят. Если хочешь, мы займёмся чем-то поинтересней! В конце концов, я грезил о тебе с тех пор, как впервые увидел твоё декольте в Танзаку Гай. И тот единственный поцелуй твоих сочных губок в мой лоб, когда ты подарила ожерелье Шодай, я помню, как будто он был вчера. — Наруто отпустил руку Хокаге и привлёк её к себе, одна рука легла на талию, а другая опустилась чуть ниже. — Цунаде-тян! Эро-сеннин всегда любил тебя. Он пошёл на верную смерть не только ради долга, но и для того, чтобы тебя защитить. Я несу в себе наследие своего учителя. Я помню, как ты горевала после его смерти. И я не дам, не позволю тебе когда-либо быть несчастной! Как не позволю не быть счастливыми ни одной из множества женщин, которых я люблю!

— Наруто, я гожусь к тебе в бабушки! Проклятье, ты всю жизнь называл меня «бабулей»!

— Я не вижу перед собой старушку. Я вижу только прекрасную женщину с восхитительной фигурой. Я вижу грудь, которую буду ласкать и, боюсь, никогда не смогу от неё оторваться. Я вижу длинные прекрасные ноги и упругую попку. Я вижу бездонные карие глаза и губы, которые созданы для поцелуев. Ты мне не бабушка, Цунаде-тян. Ты — богиня, та женщина, которую я полюбил с первого взгляда, пусть и от боязни столь сильных эмоций запер эти чувства в себе.

— Наруто! Я стара! Моё дзюцу неуклонно сокращает мою жизнь! Я гораздо старше своих пятидесяти лет, и всё что ты видишь — это результат применения Хенге!

Узумаки крепче привлёк к себе прекрасную женщину, чьи щёки покрывал лёгкий румянец. Его правый глаз налился фиолетовым светом.

— Знаешь, милая, благодаря Шикамару, я понял, что же такое мой Риннеган. Я понял, как же получалось, что тела Пейна с огромными сквозными дырами моего Разенгана вновь становились целыми и неповреждёнными. И если состояние тела можно списать на изощрённое медицинское дзюцу типа Кишо Тенсей Чиё-тян, то восстановление плащей с физически несуществующими лоскутами и остальной экипировки никак не объяснишь делением клеток. Дзюцу Нагато не исцеляет. Оно уничтожает все повреждения. А твою старость я считаю разрушительными последствиями как твоего дзюцу, так и безжалостного времени. Джигокудо!

Цунаде ойкнула совершенно неподобающим для каге образом. Багровый язык захлестнул её тело и затянул в рот гигантской адской статуи, возникшей из земли за спиной Хокаге в круге пурпурного огня. Наруто повернулся к Мизукаге, что с мечтательным выражением лица слушала пылкую речь Наруто.

— Скажи мне, Мэй-тян, как получается, что у такой красавицы как ты, до сих пор нет мужа?

Лицо Мизукаге исказил гнев.

— Наруто, заткнись, или я убью тебя!

— Разве что попытаешься, красотка! — рассмеялся Узумаки. — Но тем хуже для жалких неудачников из твоей деревни. Кто первый нашёл, того и принцесса! А тебя, моя зеленоглазая богиня, я не отдам никому.

— Да ты только что разливался в любви к своей Хокаге, а теперь нашёл новую цель?

— Мэй-тян, я люблю Цунаде-тян. У меня много женщин и будет ещё больше. Сделать каждую из них счастливой — это мой путь ниндзя. Я не один, меня много не только на поле боя! Я могу быть с ними, помочь и защитить каждую из них. Твоя лукавая улыбка, твои яркие глаза и прекрасная грудь пленили меня с той самой встречи на Гокаге Кайдан. И сейчас, когда наступил конец света, когда мы можем погибнуть в любой момент, я готов игнорировать мнение окружающих, плевать на все традиции, встать против всего мира, если в этом возникнет нужда.

— И ты так уверен в своих силах?

Наруто в мгновение ока возник рядом с Мизукаге, его рука легла той на талию, а губы приблизились к изящному ушку, выглядывающему из густой гривы тёмно-рыжих волос.

— Милая, не забывай кто я такой, — голос Наруто стал тихим и напоминал низкий звериный рык. — Я — джинчурики Кьюби но Кицуне. Мы с моим биджу такие же друзья, как Би и Хачиби. Я — сын Минато Намиказе и Кушины Узумаки, обладатель Глаз Бога. По силе я недалёк от Шодай Хокаге, человека, изменившего мир. Как ты думаешь, хватит мне сил, чтобы исполнить то, что я считаю верным? Сможет ли мир мне ответить «Нет»?

Мизукаге замолчала, даже не делая попыток отстраниться от Наруто. И тот, не выдержав, легонько прикусил ту за ушко.

— Решай, милая! Если твоё сердце кем-то занято, то я отступлю. Но в ином случае, я приложу все силы, чтобы завоевать тебя, сделать моей и только моей!

Теруми Мэй повернула голову и взглянула в глаза Наруто, голубой и фиолетовый.

— Что ты сделал с Цунаде? — спросила она, не выдержав взгляда.

— О, Цунаде-тян вернётся через три. две. одну. Сейчас!

Из распахнутого рта демонической статуи вывалилась белокурая пышногрудая фигурка. Она пошатнулась, но крепкая рука клона ухватила её за талию и помогла устоять на ногах.

— Что ты сделал, Наруто? — зарычала Цунаде.

— Сними Хенге! — приказал Узумаки.

— Сними Хенге, немедленно! — в голосе джинчурики прозвучала сталь.

— Наруто, отвернись! — сказала Цунаде. — Отвернись, пожалуйста! — жалобно повторила она.

Наруто исполнил её пожелание и отвернул голову. Клон отступил от Хокаге и повернулся спиной. Мэй жадно вглядывалась в лицо Цунаде, которая сложила печати и воскликнула:

Раздался женский вскрик, и Наруто увидел, что ноги Цунаде подкосились, но клон, подхватив на руки, не дал ей упасть. Видел, что тот шепчет что-то на ухо прекрасной женщине, ощупывающей свои покрытые слезами гладкие безупречные щёки. Как он наклоняется и сливается с Хокаге в горячем страстном поцелуе.

— Ты знаешь, Мэй-тян, а ведь это замечательная идея! — сказал Наруто, привлекая к себе и целуя одну из самых смертоносных женщин мира.

Наруто уступил просьбе красавиц-каге, вняв заверениям, что они справятся сами, и отправился на помощь Би, сражаться с одетой в маску фальшивкой. Наруто оставил лишь клонов, чтобы те смогли помочь, поддержать друзей и любимых. И вот, после краткого безуспешного столкновения, Учиха вытащил свою козырную карту.

Призванные лже-Мадарой шестеро джинчурики внимательно смотрели на Наруто. С потрескавшихся мёртвых лиц на Узумаки упали одинаковые взгляды сразу двух додзюцу — Шарингана и такого же, как у него Риннегана. Наруто с болью увидел среди мертвецов Утакату, человека, которого он считал своим другом.

— Подонок, — прошептал Наруто. — Ты отнял глаза у Нагато. Придётся их вернуть! Ты совершил ошибку, ведь двое из шести джинчурики — красивые девушки.

«Наруто!» — пророкотал голос Курамы в его голове. — «Прежде чем ты оживишь этих красоток, постарайся как-нибудь поглотить чакры каждого из биджу!»

«Потому что я — твой крутой братан и это попросил!»

— Эй, братан Би! Этот ублюдок захватил Утакату-сана! Утаката-сан, скажи что-нибудь!

— Бедняжка Югито тоже убита! — подтвердил Би.

«Не старайся, они как Пути Пейна, самозванец полностью ими управляет!»

Наруто в досаде выругался. От джинчурики раздались выкрики названий дзюцу, и ему пришлось уворачиваться от огромных шаров раскалённой лавы, выпущенной краснобородым стариком, взрывчатых мыльных пузырей Утакаты. Щуриться от ослепительного блеска странной сверкающей пыли, выпущенной смуглой зеленоволосой девчонкой. Из всего множества дзюцу, выпущенного врагами, Наруто сумел скопировать лишь водяное зеркало похожего на ребёнка Мизукаге, предшественника Мэй, которым манипулировал лже-Мадара. Когда Би разобрался с выскочившей из зеркальной лужи его точной копией, они схлестнулись с джинчурики в ожесточённом поединке тайдзюцу.

И как Наруто ни нравилась стройная блондинка с толстой косой, ему пришлось попотеть, чтобы избежать длинных когтей, выскочивших из её пальцев.

Наруто с товарищем отскочили назад и приземлились на широкую ветку.

— Эй ты, жалкая подделка! Ты достал себе глаза, как и у своего хозяина? — закричал Наруто.

— Хозяина? Я — Мадара Учиха, у меня нет хозяев!

— Ты всего лишь неудачник, жалкий подражатель. Я дрался с Мадарой, и мы ему здорово наподдали. Так как тебя зовут, фальшивка?

— Хе-хе-хе, видимо Кабуто всё-таки не удержался. Зовите меня как и раньше, Тоби, если хотите, можете звать Мадарой, можете кем угодно. Теперь я — никто, имя уже не имеет значения. Главное — это исполнения плана «Глаз Луны». Этот мир прогнил, в нём нет ничего, кроме страданий. Вы, наделённые силой хвостатых, об этом должны прекрасно знать.

— Скажи, Би, тебе не кажется, что запахло дерьмом? — спросил Наруто. — Видимо это из-за того, что это ничтожество открыло свой поганый рот, и каждое его слово просто воняет.

— Слова мудака как навоза река! — подтвердил братан.

— В этом мире именно ты, шлюха Мадары, несёшь смерти, страдания и боль! Благодаря тебе и твоему хозяину умирает множество прекрасных людей. Такие как ты — гниль этого мира. И если у тебя хоть что-то получится, тогда мир действительно прогниёт, покроется вязкой вонючей жижей. Мы — джинчурики! Это значит, что мы никогда не одни! С нами есть наши друзья — хвостатые звери. Те, ради дружбы с которыми мы преодолели все невзгоды, отбросили ненависть и страх.

Стоящий рядом Би подтвердил слова Наруто кивком.

— В этом мире есть много хорошего: дружба, товарищество, отвага, любовь. Множество замечательных людей из разных деревень сплотились против общего врага, стали плечом к плечу, чтобы противостоять тебе, урод, трусливо скрывающий своё лицо, прячущий своё «я». Сколько ни меняй имена, ты останешься тем, кем тебя знает мир — мерзавцем и мразью. Не хочешь снять эту маску, явить миру твоё уродливое лицо?

— Если тебе хочется посмотреть, что под маской, тебе придётся её снять с меня силой. А это будет непросто! — усмехнулся Тоби.

Из шести джинчурики выплеснулись фонтаны чакры, образуя разноцветные хвосты, щупальца и крылья.

— Очень хорошо, что вы здесь, Кьюби и Хачиби. Я поймаю вас и, наконец, завершу план «Глаз Луны».

Наруто сложил пальцы крестом и создал десяток теневых клонов, которые вместе с Би ринулись на вражеских джинчурики.

— Братан, осторожно! То, что видит один, видят и все! — предупредил Наруто товарища. — И, скорее всего, он контролирует их через чёрные штыри в их телах! Так было с Пейном и его телами!

В ходе яростного поединка клоны руками из чакры умудрились рассечь одежду девушек и маленького Мизукаге. Лес затопил град шаров лавы, клонам и Наруто пришлось спешно уходить из-под обстрела.

— Упругие сиськи Югито были мной не забыты! — заявил Би.

— Да, у неё отличная грудь! Небольшая, но очень красивая. И у той зеленоволосой милашки тоже! — ухмыльнулся Наруто. — И я тоже видел штыри! Они у девчонок, Мизукаге и Утакаты в груди на одном и том же месте. Нужно их выдернуть!

Би протянул кулак, и Наруто без колебаний стукнулся с другом костяшками.

Окружающий мир пропал, и Наруто увидел перед собой огромного осьминога.

— Привет, Хачиби! Можно я буду звать тебя Гьюки? У тебя есть какой-то план?

— Конечно, он же мой крутой девятихвостый братан! Он, кстати, просил одолжить у тебя немного чакры. У тебя и у всех остальных биджу.

— Забирай! — рассмеялся Гьюки.

Наруто почувствовал, как сквозь сомкнутые кулаки в его тело проникает могучий поток. Узумаки благодарно кивнул.

— Сейчас мы с Би применим одно дзюцу, которое расчистит пространство, а затем Би сможет запечатать всех с помощью Чернильных Клонов.

— У меня тоже есть план. Нужно, чтобы ублюдок в маске показался на глаза! Если его победить, то можно будет легко справиться с джинчурики!

Наруто вернулся к реальности, они с Би глянули друг другу в глаза и утвердительно кивнули. Щупальца взметнулись из-за плечей Би, обхватили его и клонов.

— Биджу Хачимаки! — воскликнул джинчурики Хачиби, и хвосты Гьюки оплели их плотным коконом, образовав гигантский шар. Шар начал быстро вращаться, создавая исполинский земляной водоворот, в который стало затягивать врагов, землю и деревья.

Когда Би остановился, Наруто спрыгнул с его щупалец и с раскрытым ртом посмотрел на представшую его глазам картину. Огромный лес превратился в гигантский гладкий кратер, в котором вповалку лежали шесть фигурок с торчащими из них хвостами биджу.

Светящиеся золотом клоны Наруто подбежали к распростёртым джинчурики и склонились над ними, отыскивая чёрные штыри.

Из-под земли вылезла рука в чёрной перчатке, складывая одноручную печать Тигра.

Клоны Наруто еле успели отскочить от джинчурики. Те окутались покровом биджу, каждый выпустил максимальное количество хвостов.

Наруто в окружении двух клонов, глядя на медленно выплывающую из земли фигуру Тоби, зло улыбнулся.

Он вытянул руку, и в ней стала раскручиваться сфера Разенгана. Стоящий рядом клон начал добавлять чакру Ветра.

— Футон: Разенган! — крикнул Наруто.

Чувствуя, как руку начинает колоть даже несмотря на покров Биджу и Режим Отшельника, он обратился лже-Мадаре:

— Эй, Тоби! Я хочу тебе кое-что сказать по поводу масок и имён.

— Твои слова ничего для меня не значат. Вы с Восьмихвостым обречены послужить моему плану.

— А ты точно не хочешь меня послушать? — спросил Узумаки.

— Хорошо. Говори, ведь потом такой возможности не будет.

— Замечательно. Сказать тебе я хочу только одно! Баншо Тенин!

Неведомая сила вырвала Тоби из земли и понесла в протянутую руку клона.

Вокруг горящего Шарингана лже-Мадары начала закручиваться чёрная спираль, искажая пространство и засасывая его в пространственный водоворот.

— Э-э, нет! — хмыкнул клон. — Баншо Тенин!

Тоби вырвало из водоворота, и тело его пронеслось по кратеру. Наруто сдавил горло врага рукой из золотой чакры, а в живот вонзил наполненный Ветром Разенган. Плечо, часть груди и бока исчезли в голубой сфере, и Тоби издал мучительный крик.

Не теряя времени, клоны, сражающиеся с джинчурики, закричали:

Тела их окутали полупрозрачные сферы, покров чакры биджу начало срывать с замерших неподвижными статуями джинчурики и засасывать внутрь клонов. Лишённые поддержки биджу, джинчурики пошатнулись. Девушки рухнули на колени и опёрлись руками на землю.

Наруто не терял времени. Спиральная маска валялась на земле, а рука золотой чакры сжимала глазное яблоко Шарингана. Лицо Тоби казалось ничем не примечательным, если бы не странная сморщенная кожа, окружающая его окровавленную глазницу.

— Знаешь, ублюдок, ты доставил миру слишком много хлопот. Я старался, чтобы ты не подох сразу, но твоя живучесть всё равно поражает.

— Ну, я лишил тебя возможности куда либо уйти. Касаемо чакры? Только благодаря тебе я познакомился с Кисаме и сумел скопировать его прекрасные дзюцу поглощения. Чувствуешь, как слабеешь? Вряд ли у тебя получится воспользоваться какой-то техникой, а пока что ты мне нужен живым. Не беспокойся, это ненадолго.

Наруто впечатал Тоби в землю и сорвал у того со спины Гунбай. Оставив врага на попечении двух клонов, Наруто бросился к поверженным джинчурики. Клоны Наруто побежали навстречу, вытянув перед собой руки.

Семь одинаковых кулаков столкнулись между собой, и шестеро клонов развеялись, оставляя Наруто одного.

«Курама, ты получил, что тебе нужно?» — спросил Наруто.

«Да, то что надо!» — ответил лис.

«А для чего я это сделал?» — спросил Узумаки.

«Сейчас будет очень больно!»

«Чего?» — распахнул глаза Наруто.

И тут его тело пронзила боль. Он почувствовал, как по каналам течёт тяжёлая обжигающая чакра, как каждая клеточка его тела начинает гореть огнём.

«Курама, но почему?» — простонал Узумаки.

«Потерпи совсем чуть-чуть, Наруто. Это для твоей же пользы!»

«Хорошо, Курама! Я верю тебе.»

«И ты не пожалеешь об этом.»

Сзади послышались удивлённые возгласы. Наруто тяжело обернулся и увидел, как рядом с Какаши-сенсеем приземляется его вечный соперник. Лицо густобрового учителя застыло в изумлении.

— Обито! — закричал Какаши. — ОБИТО!

— Вы знаете его, учитель? — спросил Наруто, ковыляя навстречу пленному.

— Он был моим товарищем по команде. Он был тем, кто дал мне мой Шаринган. Он тот, кто погиб многие годы назад.

— Я не погиб, Какаши! Я видел смерть Рин от твоей руки. И я пошёл за Мадарой, чтобы вернуть её, чтобы создать мир без лжи.

— И ты сам погряз в обмане, — безжалостно сказал Наруто. — Ты причинил боль множеству людей. Ты убил моих мать и отца. Но теперь ты проиграл. И теперь Какаши-сенсей не будет приходить каждый день на твою могилу.

— Ты думаешь, победил? Знаешь, что самое смешное? Огромная доля вины в смерти твоих родителей лежит на твоём любимом учителе.

— Что ты говоришь, Обито? — округлил глаз Какаши.

— Я ведь не знал, что Кушина-сан была беременна. Я не знал, что сенсей ждёт ребёнка. Но ты был так добр, так любезен, говорить со мной каждый день на моей могиле. Ты рассказал о беременности жены сенсея, благодаря тебе я узнал, когда будут роды. А уж дальше всё было просто.

— Каково тебе Какаши? Каково знать, что ты являешься причиной смерти своего учителя и тысяч других людей. Каково осознавать, что в жалкой судьбе твоего ученика виноват только ты сам?

— Замолчите сенсей! Не слушайте этого ублюдка! Вы научили меня самому главному: я знаю, что такое дружба и товарищество, я вижу, что ваш напарник — хуже чем мусор. Пусть вы всегда опаздывали и уделяли нам не так уж много внимания, но вы — мой учитель и всегда будете им. Что бы ни делал этот неудачник, перед своей смертью пытающийся посеять свой яд, сделать то, чем он занимался все эти годы! Обито! Ты проиграл. И я приложу все силы, чтобы ты умер в забвении. Чтобы ты остался тем, кем и хотел. Никем.

— Я хотел всех спасти, принести на землю мир. Убрать боль и страдания, создать что-то новое, лучшее. Для этого и нужен был план «Глаз Луны»

— У тебя бы всё равно ничего не получилось, — печально улыбнулся Наруто. — Ведь без Кьюби и Хачиби твой план обречён на провал. А мы с Би никогда не дали бы обидеть своих братанов.

— Даже без двух биджу достаточно лишь получить их чакру. Орочимару давно собрал чакру Кьюби для использования в своих экспериментах. Чакру, которую мне передал Кабуто. Но это не главное. Помнишь всех тех Зецу, которых ты поразил в войне? Тех, которые поглощали твою чакру и становились деревьями? Чакра никуда не делась. Я контролирую Гедо Мазо и легко собрал её. Глаз статуи раскрылся.

— У тебя нет чакры Хачиби! — горячо вскрикнул Наруто.

— Ошибаешься. Её мне любезно принёс твой беглый напарник. Одно щупальце осьминога — это не все восемь хвостов, но его тоже достаточно.

Обито коснулся целой рукой лужи натёкшей из-под него крови и тихо сказал:

За спинами шестерых джинчурики выскочила огромная деревянная статуя, из которой взметнулись цепи. Светящиеся фиолетовые звенья протянулись к спинам джинчурики. Рыча и сопротивляясь, огромные хвостатые звери вырвались из своих носителей и скрылись внутри статуи. Наруто взмахнул рукой, и сверкающая сфера Разенгана ударила в лицо Обито.

Но за миг до удара чёрная тень окутала противника, и экс-Мадару поглотила земля. Разенган Наруто выбил в почве большой кратер, но там уже не было никого. О сбежавшем враге напоминала лишь спиральная маска, огромный Гунбай Учих и разлитая лужа крови.

— Наруто. — устало сказал Какаши-сенсей. — Я должен попросить у тебя прощения.

— Какаши-сенсей, мы не будем возвращаться к этой теме. Нечего прощать. Не вы убили родителей. Не вы уничтожили деревню. Если вас ещё гложет вина, покажите побольше скопированных вами крутых дзюцу и мы будем в расчёте. А то пока что в состязании «кто лучший учитель», ведёт Гай-сенсей. Вы научили меня Ветру, он — Огню. Вы показали мне хождение по деревьям, он — научил технике Восьми Врат. Да и в тайдзюцу он научил большему, чем просто Тысячелетию Боли. А пока извините, мне нужно идти. Две прекрасные девушки слишком долго мертвы.

Наруто подошёл к лежащим на земле джинчурики, он и его клоны начали выдёргивать чёрные стержни из их груди. Мертвецы зашевелились и стали медленно вставать на ноги.

— Привет, ребята! Здравствуй, Утаката-сан! Простите, что так долго. Вы снова сможете стать живыми, но придётся превратиться в девушек, таких же прекрасных, как присутствующие здесь Югито-тян и вот эта милашка с зелёными волосами.

— Это обязательно? — спросил высокий мужчина в конической шляпе.

— Да, это особенности моего дзюцу. Причём вы не будете мужчинами в женском теле. Вы станете женщинами и в душе.

— Я отказываюсь! — сказал бородатый старик.

— Я, наверное, тоже! — задумчиво сказала Коническая Шляпа.

— Я хочу снова видеть Хотару, — сказал Утаката. — Даже если буду ей не любимым, а просто сестрой.

— Мне этого не хочется делать, но я, пожалуй, тоже соглашусь, — ответил молоденький парень с посохом.

— Хорошо. Те, кто отказались, будут запечатаны. Остальные — примените Хенге и превратитесь в самых красивых женщин, что вы можете представить. Ребята, — он повернул голову к клонам. — Займитесь девчонками!

Двое клонов хором произнесли:

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Наруто подскочил к покачнувшимся красоткам, подхватил их за тонкие талии и прижал к своему горящему золотым огнём телу.

— Ну а теперь остальные! Эй, что вы делаете? Вы куда?

Но четыре джинчурики окутались ярким сиянием, с их лиц начали срываться вверх хлопья пепла, пока на их месте не остались тела неизвестных шиноби укрытых пепельной пылью.

— Это не тот результат на который я рассчитывал, — задумчиво сказал Наруто. — Ну что, красотки! Давайте знакомиться! Меня зовут Наруто Узумаки, я такой же джинчурики, как были и вы. И я хочу рассказать вам о своём пути ниндзя!

Наруто летел над зелёным морем леса, тщетно пытаясь ощутить чакру Обито. Непонятная чёрная жижа, обернувшая и утащившая Учиху под землю, очень хорошо скрывала себя. Если бы не его чувствительность к недоброму намерению, то он бы потерял противника уже многие и многие километры назад. Но, к сожалению, Наруто не знал никаких сенсорных дзюцу. Его чувствительность основывалась на двух факторах. Золотом покрове Курамы, который, после их соглашения быть крутыми братанами, разительно изменился: теперь тело Наруто покрывали чёрные круги и линии, а на плечах развевался плащ золотого света. И на режиме отшельника, его главной силе, силе в которой крылась огромная слабость.

К сожалению, сосредоточиться на неподвижности, пока один клон несёт другого, не получалось. Те минуты, что Наруто тратил на сбор природной энергии, враг использовал с пользой. Если бы с ними был Босс, то, возможно, они бы справились одним только количеством, просеивая лес во всех направлениях. Но Босс был нужен на поле боя, между скрывшимся противником и жизнями друзей и любимых женщин выбор не стоял. Группа клонов погони давно разделилась, дабы охватить наибольший сектор. Но Наруто вынужден был признать: они провалились, а предатель скрылся. Надеяться на то, что от смертельных ранений погибнет обладатель Риннегана, Наруто не имел права. И вот теперь он летел, сцепив зубы, в тщетной надежде на счастливую случайность. Летел до тех пор, пока вся его чакра не уйдёт на удивительно экономное дзюцу полёта. Дзюцу весьма привлекательной Куроцучи-тян, принадлежащее наименее связанной с полётами стихии — Земле.

Наруто летел до тех пор, пока сквозь кроны деревьев не стали проглядывать острые уступы скал. Среди скальных пиков лежали, покрывшись густой зеленью, исполинские скелеты огромных животных. И среди этих останков, в глубинах земли, Наруто почувствовал слабый трепещущий огонёк смутно знакомой чакры. Чакры, которая ассоциировалась у него со змеями, весёлой яростью и двумя упругими полушариями, упирающимися ему в спину. Наруто потрогал свою щеку, место, где многие годы назад затянулся порез от куная, и, не раздумывая, устремился вниз.

Ведомый путеводной чакрой, Наруто не разбирал дороги, пробивая себе путь сквозь скальный массив скопированными дзюцу Дотона. И лишь через несколько минут он увидел среди сталагмитов распростёртую навзничь фигурку в таком знакомом плаще. Узумаки бросился к Анко и повернул её на спину. Лицо куноичи было мертвенно-бледным, а проклятая метка на ключице бесследно исчезла. Наруто положил руки на тело фигуристой красотки, неосознанно ухватившись за пышную округлую грудь, прикрытую лишь скудной сеточкой.

Лицо Митараши-тян под воздействием его чакры начало розоветь, веки затрепетали и красивые карие глаза распахнулись, пристально уставившись на Наруто лишённым зрачков взглядом.

— Ты кто? — Анко попыталась вырваться из рук Наруто, но тот удержал её, слегка сдавив упругую грудь.

— Ты не узнаёшь своего любимого генина? Анко-тян, моё сердце разбито!

— Ты что делаешь? Отпусти мои сиськи!

— Не могу это сделать по двум причинам. Первая — они очень упругие и аппетитные, а эти маленькие сосочки так и просят, чтобы их приласкали. Вторая — ты очень слаба, и пока я не восстановлю твою чакру, тебе лучше не шевелиться.

— Убери руки, извращенец! — зарычала Анко, удвоив усилия.

— Лежать! — рявкнул Наруто. — Мне нравится флиртовать с настолько прекрасной девушкой, мне нравятся твои игривые трепыхания, но в данный момент главное — твоё здоровье.

Анко затихла и расслабилась. Наруто убрал одну руку с её груди и погладил девушку по щеке.

— Скажи, милая, — мягко сказал Узумаки. — Как ты здесь очутилась? Я думал, такая смертоносная и могущественная куноичи будет на поле боя.

— Я преследовала очкастого ублюдка Якуши. И лишь попала в его ловушку. Я была слаба, я проиграла, позорно провали.

— Тише-тише, моя хорошая, — сказал Наруто, прикрыв пальцами её губы. — Ты сделала всё что могла, не твоя вина, что выкормыш Орочимару был немного сильнее.

Под воздействием струящегося тепла его золотой чакры, Анко расслабилась и опустила веки. Внезапно её глаза широко распахнулись.

— Я не чувствую Проклятой Метки!

— Потому что её больше нет, — усмехнулся Наруто.

— Ты убрал её? Ты уничтожил эту мерзость? — воскликнула Анко. — Я за это готова тебя расцеловать!

— Нет, Анко-тян, — мягко сказал Узумаки. — я всего лишь не даю тебе умереть от потери чакры. Снятие метки не моя заслуга, видимо, с тобой это сделал Кабуто.

— Возможно, — неохотно согласилась Митараши. — Очкастая гнида всегда искала могущества, обойти стороной метки с чакрой Орочимару он не мог.

— Но если ты хочешь, я готов принять поцелуи вместо Кабуто, — расхохотался Узумаки. — И не только поцелуи.

— Наруто, — холодно сказала куноичи. — Ты знаешь, что твоя рука забралась под мою майку и гладит мою грудь?

— Извини, красавица, но с этим ничего невозможно поделать, когда грудь настолько упругая и большая.

— И зачем ты расстёгиваешь мою юбку?

— Подожди секундочку, Анко-тян, — мягко сказал Наруто, не прекращая своих действий. — Скажи, милая, ты с кем-то встречаешься?

— Убери оттуда руку! Нет, я одна.

— Не беспокойся, Анко-тян, я ликвидирую это надругательство над здравым смыслом. И если ты захочешь, если твоё сердце того желает, ты больше никогда не будешь одинока. С тобой всегда будет твой парень, Наруто Узумаки, крутейший шиноби в мире!

— А ты уверен, что выдержишь меня, герой-любовник? — в глазах Митараши появился лукавый блеск.

— Не хочу хвастаться. Проклятье, кому я вру? Хочу хвастаться всему миру! Если уж я справился с нашей Хокаге и красоткой Мизукаге, то и твоих змей, Анко-тян, выдержать смогу.

— Что? Ты мне так прямо говоришь, что встречаешься с другими женщинами? — ошарашенно спросила Анко, и, пользуясь её замешательством, рука Наруто скользнула под оранжевую юбку, добравшись до вожделенной цели. С губ куноичи сорвался слабый стон.

— Я никогда не буду обманывать тебя, Анко-тян. Не буду изменять за твоей спиной. Когда я сказал, что ты никогда не будешь одна, я говорил не только о себе и армии моих клонов, но и о множестве замечательных прекрасных женщин. Проклятье, когда я представляю, как твоя роскошная грудь прижимается к невероятным сиськам Цунаде-тян, когда вы целуете и ласкаете друг друга, я еле удерживаюсь от того, чтобы не рухнуть от кровотечения из носу.

— Наруто! Мне никогда не нравились женщины! — гневно зарычала куноичи.

— Моя рука говорит мне, что ты очень-очень нагло врёшь! — засмеялся Наруто.

— Узумаки! — зло воскликнула Анко, не сдержав стон.

— Единственный и неповторимый! — захохотал Наруто. — А теперь, давай что-то сделаем с этими сетчатыми штуками.

— Убери руку! Убери, я сказала! Нет, не туда! Да, вот тут у неё застёжка.

Наруто с мрачным видом оглядывал изрытое кратерами и расселинами, изломанное и оплавленное поле боя. Армия Шиноби победила своего сильнейшего противника, уничтожила овеянного легендами ниндзю. Но эта победа далась нелёгкой ценой.

Наруто рычал от бессилия. Если бы Мадара не был ожившим мертвецом, если бы у него заканчивалась чакра и не восстанавливались все повреждения, то сил Пяти Каге было бы достаточно, чтобы отправить эту тварь к Шинигами. Если бы враг не похитил клетки Хаширамы Сенджу, получив Риннеган и Мокутон, они бы справились даже с бессмертной ожившей легендой.

Появление подкрепления в лице прекрасных и смертоносных куноичи, казалось бы, должно было решить хрупкий баланс, поддерживаемый клонами, использующими Риннеган и мощные дзюцу. Адамантитовые Цепи мамы, Кайтен Хизаши-тян, Чиё-тян, сумевшая сделать марионеткой одного из Моку Буншинов Мадары, а также бесчисленное количество поглощённых дзюцу врага и скопированных техник союзников, титанические усилия, приложенные сильнейшими шиноби Альянса, позволили вырвать победу, превозмочь столь могущественного врага. И вот, когда опутанная цепями Кушины четырёхрукая фиолетовая статуя должна была принять сокрушительный удар сотен шиноби, враг неожиданно атаковал самое сердце Объединённой Армии. Огромный метеор, во много раз больше предыдущих, закрыл небо. Но ударил он не по шиноби, к этому клоны и Цучикаге были готовы. Глыба, рассёкшая закатные облака, направилась прямиком к Штабу, туда где рядом с отцами дорогих Наруто людей находился один-единственный клон. Погибло ядро Подразделения Разведки, уничтожено Подразделение Сенсоров, умерло множество людей, замечательных, отважных и верных.

И даже когда Мадару окутало облако света, показывающего, что Кабуто отменил Эдо Тенсей, разъярённые Наруто не оставили Учихе ни малейшего шанса. Двое клонов применили дзюцу Риннегана: один оттолкнул вылетающую душу Мадары, второй притянул его рассыпающееся пеплом тело. И даже тут Наруто решили действовать наверняка — тело Мадары столкнулось с летящим навстречу рычащим от ярости клоном, обёрнутым в полупрозрачную сферу Фудзюцу Кьюин.

— Ино-тян, это всё моя вина! — сказал Наруто девушке, плачущей у него на груди. — Если бы я не ушёл сражаться с Обито, если бы оставил здесь больше клонов, мы бы смогли перехватить метеор. Если бы послал больше клонов в Штаб, мы смогли бы остановить его, оттолкнуть, сменить траекторию. Если бы я не был самодовольным идиотом и хотя бы на пару недель раньше начал изучать фуиндзюцу, тогда бы мой арсенал не ограничивался обычными свитками запечатывания, я бы смог поставить мощный барьер. Или же был бы запечатан достаточный запас чакры, чтобы сбить комету Риннеганом. Но нет, я почему-то решил, что достаточно одного клона, он сможет развеяться в экстренном случае, чтобы передать мне важное сообщение. Думал, что каждый клон нужен здесь, на поле боя. Я подвёл тебя, Ино-тян, я подвёл Шику, я подвёл Мизукаге. Я подвёл всех.

Ино отстранилась от Наруто и взглянула заплаканными голубыми глазами в его полное боли лицо. Она привстала на цыпочки и мазнула губами по его губам.

— Не вини себя, Наруто-кун, — всхлипнула Ино. — Папа — шиноби. Он знал, что отдаёт жизнь за то, что ему дорого. Перед смертью он почти успел сказать свои последние слова. Он назвал меня прекрасной куноичи, сказал, что гордится мной и любит меня. Он говорил со мной и говорил, но потом его что-то оборвало.

— Понятно что! — рыкнул Наруто. — Метеор, который я, посмевший называть себя твоим парнем, не смог остановить!

Ино посмотрела на него мягкими взглядом и погладила по щеке.

— Нет, Наруто-кун. Связь оборвалась резко, на полуслове, задолго до того огромного взрыва. Отец знал о своей участи, знал, что не сможет уйти из области поражения, поэтому свои последние пару минут жизни решил потратить, чтобы поговорить со мной, чтобы попрощаться. И где-то секунд за тридцать до взрыва он умолк, как будто его кто-то убил. Видимо, это Зецу или ещё один оживший мертвец. Наруто, посмотри вокруг! Посмотри на тех, кто жив благодаря тебе, тех, кому ты помог и кого защитил. Не вини себя ни в чём!

— Смотри на них! Посмотри на тех, кого ты спас! — гневно воскликнула Ино.

Наруто вновь окинул поле боя. Неподалёку от них, зарыв голову на груди его клона, стояла Хината. Ещё один клон с нахмуренным лицом прижимал к себе за талии усталых Самуи и её красноволосую напарницу. Отряд клонов под руководством Чиё-тян оживлял погибших, которых подносили несколько команд, наспех сформированных из владеющих Дотоном шиноби. Среди них был Цучикаге, его сын и внучка Куроцучи. Пара клонов сидела в позе лотоса, накапливая энергию природы, чтобы своими обострёнными чувствами находить угасающие огоньки чакры и направлять туда спасателей. Вдалеке развевалась алая грива мамы, та своими цепями откидывала огромные валуны. Отряды медиков под руководством Цунаде-тян занимались более лёгкими ранениями. И совсем неподалёку Наруто заметил свою копию, положившую руку на плечо Шикамару в молчаливом жесте поддержки.

— Я подвёл и Шику. — с болью в голосе прошептал он.

Щеку, не защищённую ни режимом отшельника, ни покровом золотой чакры, обожгла резкая боль.

— Не смей себя винить! — выкрикнула Ино. — Ты сделал всё что мог! Ты сделал гораздо больше, чем под силу человеку! Мой парень не будет предаваться глупым терзаниям, не будет винить себя в том, чего не мог предотвратить! Ты понял меня, Наруто Узумаки? Или мне воспользоваться кулаком, как Лобастая, если так до тебя доходит лучше?

Наруто, ухмыльнувшись, схватил ладошку, только что отвесившую ему пощёчину, и поцеловал.

— Спасибо, Ино-тян, стало действительно легче.

Рядом раздался предостерегающий крик клона из импровизированного сенсорного отряда. Наруто проследил за пальцем, указывающим куда-то вверх. В небе, в направлении гигантского кратера, парила маленькая чёрная точка, почти невидимая в сумеречном свете. Точка быстро приближалась и Наруто напрягся, готовясь к новой опасности.

Наконец, когда летающий объект приблизился, он облегчённо выдохнул. Это был его клон, а на спине его покоился какой-то груз.

Когда Наруто приземлился, стало видно, что человеком, его оседлавшим, была секретарь Райкаге, темнокожая беловолосая красотка, имя которой Наруто не помнил, но с которой обязательно хотел познакомиться поближе.

Девушка соскочила со спины своего транспортного средства, ухватила клона за щёки и впилась в его губы страстным глубоким поцелуем. Клон выпустил зажатый в руках предмет, положил руки той на ягодицы и крепко к себе прижал.

— Наруто-кун. — с болью в голосе прошептала Ино. — Мабуи-сан была в Штабе на момент взрыва. Из всех присутствующих людей ты спас именно её?

Наруто отвёл глаза. Он не знал что сказать, ему было смертельно стыдно. Ино оттолкнула его и бросилась к целующейся парочке.

— НАРУТО! — закричала она пронзительным голосом. — Что случилось с моим отцом!?

Клон прервал поцелуй и широко ухмыльнулся.

— Пронзил его сердце кунаем, чтобы было быстро и безболезненно. То же самое я произошло с Шикаку-саном, Ао и всеми остальными. Я это сделал чтобы.

— Ты убил моего отца, а спас фигуристую красотку? Наруто, ты мерзок! Я ненавижу тебя! Я не хочу видеть тебя никогда!

Она бросилась прочь, но остановилась на полушаге и застыла в позе стремительного бега. От её ног к Шикамару, замершему со сложенными в Печати Крысы руками, тянулась чёрная густая тень.

— Шика, но почему? — голос куноичи, поражённой предательством напарника, дрогнул и сорвался.

— Ино, дай ему сказать, — рыкнул Шикамару. — Проблемная женщина!

— Спасибо, Шика! — благодарно кивнул клон. Он подобрал оброненный предмет и развернул. Это был длинный исписанный письменами свиток. — Мама будет гордиться, я никогда ещё не делал печать хранения так быстро.

Ино посмотрела на него пустыми непонимающими глазами.

— Кайфу но дзюцу! — воскликнул клон.

Свиток окутался клубами дыма и когда он схлынул, на земле лежала длинная вереница мёртвых тел. Увидев безжизненные глаза родного человека, Ино вновь всхлипнула.

— Ну-ну, Ино-тян! Неужели ты до сих пор не поняла? Я не умею делать сложные печати. Поэтому единственный способ, как я мог забрать столько народу — только в виде неживых предметов. Я убил твоего отца, остальные поделились на пары и быстро покончили друг с другом. А Мабуи-тян я забрал не потому что она отпадная девушка с потрясающей фигурой и прекрасным лицом, а потому что она — единственная женщина в штабе, и у неё наименьший вес. И всё равно мы еле успели!

— Когда Наруто-кун рассказал о своём плане, — Мабуи с нежностью посмотрела на своего спасителя. — Я предложила отправить всех с помощью Тенсо но дзюцу. Но тогда тела были бы слишком повреждены.

Ино звонко рассмеялась, схватила ошарашенного Наруто за уши, страстно поцеловала и бросилась прочь. Прямо в объятия поднимающегося с земли отца.

— Всё беспокоишься об этом Учихе, милый? — спросила его мать.

— Конечно, Кушина-тян! Эта мразь не может подохнуть так просто. Пока я не убедился, что его пепел развеян, не смогу спокойно спать. А ещё меня беспокоит бездействие Кабуто.

— Он ведь прекратил Эдо Тенсей!

— Но мы не знаем почему. Не имеем понятия, что он готовит и куда ушёл. Я места себе не могу найти!

— Знаю я как ты не находишь, — рассмеялась Кушина. — Как мать, я это не одобряю!

— Ты уж прости, Кушина-тян! Мабуи-тян уж очень хотела сказать «спасибо» за спасение, да и Ино-тян была слишком рада за отца. Я им сказал, что мне не нужно благодарности, тогда они рассмеялась и сказали что я должен взять ответственность! А потом меня нашли Маки и Пакура. Оказывается Маки-тян очень любит связывание, не зря у неё вся эта ткань! Чиё-тян сказала, что надо проверить, все ли в порядке с её телом после стольких лет. А затем Каруи-тян снова пыталась меня избить. Слушай, как ты думаешь, она Узумаки?

— Я не слышала об Узумаки в Кумо, иначе меня бы не похищали. Может у неё крашенные волосы?

— Исключено, Кушина-тян. Совершенно исключено! — рассмеялся Наруто. — Я всё тщательно проверил!

— Ну не знаю, тогда. Постой, Наруто, почему ты рассказываешь это мне, своей матери? И почему ты зовешь меня по имени?

— Ну, во-первых, по румянцу я вижу как тебя это заводит, а во-вторых, я не вижу в тебе мать. Хотя знаешь. Сын приходит домой и случайно застаёт в ванной свою красотку-мамочку. Нет, еще лучше, заходит в душ и видит там маму с Мэй-тян.

— Прекрати, даттебане! — кулак матери огрел его по голове.

— Ты покраснела? Ты точно покраснела! Тебе тоже нравится Мэй-тян! Ну-ну, не стесняйся, нет живого человека, который при её виде не подумал бы о чем-то развратном. Проклятье, даже Итачи при её виде, забыл бы о своём младшем братике!

— Наруто, — зарычала Кушина. — перестань!

— Ты права, с Итачи я хватил лишку. Тебя так смущают эти разговоры?

— Нет, меня смущает то, куда полезли твои руки.

— Ну прости, если бы ты не была настолько красивой. К тому же в детстве я ни разу не был прижат к материнской груди, приходится наверстывать!

— Милый. — в глазах Кушины мелькнула боль. — Прости меня!

— Кушина-тян, это ты прости! Я сказал, не подумав! Но теперь всё изменилось. Я с тобой и буду с тобой всегда. Но никогда не буду тебе именно сыном, если, конечно, мысль об таком эдаком тебя не заводит, как это происходит со мной.

— Тебя уже не изменить, правда? — рассмеялась Кушина.

— Конечно, ведь я. — Наруто осекся на полуслове и тревожно оглянулся вокруг. Ночной лагерь был тих, ровные ряды временных палаток уже никак не напоминали то поле боя, которое здесь было считанные часы назад.

— Развеялся дежурный клон-сенсор. Он обнаружил несколько сигналов невероятно сильной чакры. Очень далеко, но ощущения отчетливы.

— Непохоже. Но одна чакра мне что-то очень сильно напоминает.

«Ты чувствовал эту чакру лишь однажды, когда чуть не сломал свою печать. Не догадался? Ну же, вспоминай!»

— Мама. — прошептал Наруто. — Это чакра отца.

— Хочешь сказать, что ублюдок воскресил Минато-куна?

— Очень похоже. Кушина-тян, оставайся здесь, я слетаю на разведку.

— Но ведь там может быть опасно!

— Но мне ничего не угрожает! Когда я призвал Фукусаку и Шиму сенсеев пересадить мне глаз Обито, мы договорились с учителем. До окончания войны, если я его зову, он вытаскивает меня Обратным Призывом. Ведь пока я знаю лишь вторую версию Хирайшина и на вызов клонов может не хватить време.

— Наруто. — голос матери был низким и рычащим, а волосы взметнулись девятью алыми хвостами. — Я. Иду. С тобой.

— Ладно, мама, раз уж тебе так хочется прижаться своей великолепной грудью к моей спине, кто я такой, чтобы отказываться? Запрыгивай!

Перед тем как Кушина забралась ему на спину и они взлетели в темное звёздное небо, Наруто успел заметить, как щёки матери покрылись свекольного цвета румянцем.

Наруто рухнул с неба наперерез быстро передвигающимся шиноби. Он не сомневался, что среди них были сенсоры, поэтому то, что компания заранее остановилась и приготовилась к встрече, его не удивило.

Состав этой группы его поразил. Причём его удивлял не столько живой и здоровый Орочимару (после всех этих оживших мертвецов, было неудивительно, что Змеиный Саннин выскользнул из хватки Шинигами), не присутствие отца, дедули и двух незнакомых мужчин, схожих с каменными лицами на Монументе Хокаге, и уж тем более, не красивая аловолосая девушка в пижаме, в окружении зубастого коротышки и двухметрового гиганта с оранжевыми волосами. Нет, причиной кратковременного ступора Наруто было то, что его друг, товарищ по команде, спокойно находился рядом со своим братом Итачи.

— Всем привет! Здравствуй, Орочимару-сан! — радостно закричал Наруто, окутываясь золотой аурой Курамы. — Привет, папа! Дедуля, я счастлив тебя увидеть вновь.

— Ку-ку-ку, и кто же это у нас? Наруто-кун и. — лицо змеиного Саннина удивлённо вытянулось. — Кушина-сан?

— Не волнуйся, Орочимару, пока ты ничего не делаешь против моего Наруто, ты будешь жив и даже здоров.

— Кушина! — воскликнул Минато. — Ты жива? Но как?

— Подождите! — Наруто вытянул руку в повелительном жесте. — Мы успеем поговорить. Орочимару-сан, скажи мне, ответь немедленно. Ты собираешься присоединиться к Тоби и Кабуто? Желаешь уничтожить деревню?

— Ку-ку-ку! Ты очень грозен, Наруто-кун. Нет, я решил заняться чем-то поинтересней. Да и Кабуто-кун больше ничего не предпримет. Но вот насчёт деревни, тебе лучше расспросить своего друга.

— Кабуто мёртв? — спросил Наруто.

— Нет, он жив и прекрасно себя чувствует, — рассмеялся Саннин. — С помощью Шарингана Итачи-куна его постигло осознание неправильности своей жизни. Когда он придёт в себя, ты сможешь отнести его к хорошим парням.

— Итачи изнасиловал мозг своим Цукиёми, как это делал со своим братом? Знаете, хоть я и ненавижу очкастого ублюдка, но такого не заслуживает даже он. Скажи, Саске, что значат слова Орочимару? Что ты хочешь от Конохи? Почему ты не возвращаешься?

— Я ненавижу Коноху. Я уничтожу её. Эта деревня виновата в гибели моего клана.

— Насколько я знаю, твой клан уничтожили двое Учих. Один — твой брат, а другой — самозванный Учиха Мадара.

— Итачи подчинялся приказу. Он сделал, как ему сказало руководство!

— Дедуля, это правда? Ты приказал уничтожить Учих? Ты приказал убить детей, взрослых и стариков?

— Учихи готовили восстание. Если бы они выступили, Коноху уничтожили бы другие деревни.

— Я задал прямой вопрос! Ты, Сандайме Хокаге Конохагакуре но Сато, человек, которому я верил и кого считал своим дедушкой, тот, кто рассказывал мне о Воле Огня, отдал ли приказ уничтожить жителей нашей деревни?

— Советники и Данзо считали.

— Мне насрать на Данзо! Мне плевать на старых пердунов! Мне важно то, как звучал твой приказ, какова была воля лидера нашей деревни!

— Я собирался решить всё дипломатией, поэтому приказал Итачи выиграть мне немного времени. Но Итачи-кун спас деревню, выполнив свой.

— Мне срать на Итачи! Получается, он не послушался приказа своего Хокаге? Скажи, ублюдок, почему ты, Анбу, не исполнил свой долг, что заставило тебя пойти против воли своего командующего?

Итачи посмотрел на него тяжёлым взглядом единственного Шарингана, горящего тремя томоэ.

— Отвечай Итачи! Почему ты так поступил с кланом, поступил с Саске?

— Данзо отдал приказ. Он забрал Мангекё Шаринган моего друга Шисуи, он угрожал моему младшему брату и я.

— Дедуля, кем был этот ублюдок Данзо? Подчинён ли ему Итачи? Почему его приказы важнее Хокаге?

— Данзо был главой Корня Анбу.

— То есть Итачи был его подчинённым? Он выполнял приказ и вина лежит на том старике, которого убил Саске?

— Нет, Корень был параллельным с Анбу подразделением. Итачи, как член Отряда Ро, был выведен из вертикали командования и подчинялся непосредственно Хокаге. Как и твой сенсей Какаши, Наруто-кун.

— Вот видишь, Саске. Ничего не изменилось. Твой брат — мерзавец и предатель. Он уничтожил твой клан, сговорившись с тем, кто убил моих родителей, родителей Ируки-сенсея и Куренай-тян. Он предал свой долг, свою деревню и свою семью. Более мерзкое предательство сложно представить.

— Я сделал это из любви к Саске! — молвил Итачи.

— Заткнись, ублюдок! — зарычал Наруто. — Саске, пойдём со мной! Вернись, друг!

— Наша проклятая деревня заставила его пойти на это, — сказал Саске. — И деревня поплатится.

— Знаешь, Саске, у тебя ничего не выйдет. Я тебе не позволю.

— Ты уверен в своих силах, неудачник? — ухмыльнулся Саске.

— Саске, ты всегда был моим лучшим другом. Ты всегда прикрывал мне спину. Ты отдал свою жизнь за меня в Стране Волн. И тогда, в Долине Завершения, когда моя смерть могла тебя приблизить к свершению твоей мести, между Мангекё Шаринганом и мной ты выбрал жизнь друга. Я никогда не отступлюсь, Саске, ты же меня знаешь. Теперь я не тот неудачник Наруто, которого ты когда-то знал. Твои красные глазки уже тебе не помогут.

— Ты так думаешь? — фыркнул товарищ. — Я тоже не тот Саске, с которым ты был когда-то знаком. Наша дружба осталась вместе с тем наивным членом Команды 7, мечтающем о мести своему брату. И не смей недооценивать моё додзюцу! Теперь, когда я получил глаза Итачи, у меня не просто Шаринган. Мой Вечный Мангекё Шаринган сметёт тебя, не заметив, даже несмотря на всю силу твоего биджу!

Глаза Саске зажглись алым огнём, три томоэ в них бешено завертелись и трансформировались в сложную шестиконечную звезду.

Боль обожгла глазницу Наруто и он почувствовал, как в правом глазу вопреки его воле пробуждается Шаринган, применяется какое-то дзюцу, после чего глаз затопил леденящий холод. Саске пошатнулся и рухнул на колени. Наруто подскочил к другу и подхватил его под плечо.

— Что ты сделал? — закричал он, глядя на Итачи. — Что ты сделал, ублюдок?

— Я боялся, что Саске падёт во тьму и повернётся против деревни, — бесстрастно сказал Итачи. — Я вложил в глаз Шисуи, который ты, видимо, извлёк из моего ворона, дзюцу под названием Котоамацуками. Саске должен был пересадить себе моё додзюцу и когда ты увидел бы активированный Шаринган, ворон бы появился и отдал один приказ: «Защищай Коноху». И теперь, когда дзюцу сработало, этот Мангекё на десять лет стал обычным Шаринганом.

— Серьёзно? Таков был твой план? Таким был твой ёбаный план? Изувечить мозг своему брату в детстве, сделать это повторно в той гостинице, а затем, когда человек, которого ты якобы любишь, естественным образом падёт во тьму, просто уничтожить его личность, перекроить его душу, превратить в ничто всё, чего он достиг и к чему стремился? В жалкое ёбаное ничто?

Наруто глянул в глаза своего друга, в пылающий Шаринган того, кого он считал больше чем братом.

— Скажи, Саске, приказы, отданные этой мразью, позволяют тебе отмудохать его? Не убить, он не заслужил такого простого выхода. Тогда, в Стране Волн, когда ты закрыл меня от сенбонов Хаку-тян, я дал тебе обещание. А Наруто Узумаки никогда не нарушает своих обещаний.

— Ку-ку-ку, Наруто-кун, — вмешался Змеиный Саннин. — Ты уверен, что тебе хватит сил на Итачи? Когда-то даже мне не удалось захватить его тело.

Наруто исподлобья глянул на молчаливо попятившегося Итачи.

— Мама, придержи его, пожалуйста.

Из спины Кушины взметнулись жёлтые светящиеся цепи и гибкими змеями захлестнули Итачи. Наруто и Саске медленно подошли лежащему на земле предателю.

Узумаки ухватил Учиху за горло, поднял и резко ударил того в живот.

— Ой, прости, Саске, не удержался. Ты не сдерживайся, друг. Если что, я его полностью вылечу.

— Скажи мне, красотка, как зовут столь очаровательную девушку? — спросил Наруто, не обращая внимания на размеренные звуки ударов за его спиной.

— Скажи мне, Карин-тян, ты случайно не принадлежишь к клану Узумаки?

— Видишь ту ошеломительно красивую девушку, которую сейчас обнимает вон тот блондин?

— Да, мой отец. У тебя очень похожий цвет волос. К тому же, ты очень красива.

— И безумна. — пробормотал зубастый парень с бело-голубыми волосами.

— ЗАТКНИСЬ СУЙГЕЦУ! — кулак красотки ударил в голову зубастого и та разлетелась брызгами воды.

— Он — какой-то водяной клон? — с интересом наклонил голову Наруто, наблюдая как капельки собираются, вновь формируя голову с недовольно скривившимся лицом. Затем новая мысль пришла ему в голову и Наруто громко рассмеялся.

— Тебя что-то смешит? — нахмурилась девушка.

— Ты точно — Узумаки! — с улыбкой ответил он. — Моя мама тоже очень несдержанна! Все женщины Узумаки такие.

— Не все! — заявил с интересом наблюдающий за разговором Шодай. — Моя Мито была очень милой и скромной!

— Конечно-конечно, — скривившись, буркнул Нидайме.

— А что такое? Мито-тян была настоящим ангелом!

— Да, да, конечно, ангелом, — вновь сморщил лоб Тобирама.

— Скажи мне, прекрасная Карин-тян, — вкрадчиво спросил Наруто. — а есть ли у тебя парень?

— Я люблю Саске-куна! — заявила она, густо покраснев.

— Но ведь это бесполезно! — расхохотался Наруто. — Саске только и делал, что бегал за своим братом, так что его сердце уже занято! Запретная братская любовь!

Звуки ударов прекратились.

— Эй, Наруто! — раздался голос Саске. — Вообще-то это ты за мной бегал последние три года! «Саске, вернись ко мне!»

— Ничего не поделаешь, Саске-к-у-у-у-ун! — расхохотался Наруто. — Я до сих пор не могу забыть того, кто забрал мой первый поцелуй!

— Первый поцелуй? — округлила глаза Карин.

— Долгая история, — улыбнулся Наруто. — но если хочешь, я тебе её расскажу. Саске, ты не возражаешь, если я на минутку украду твою девушку?

— Она мне не девушка! — отрезал Саске.

— Саске-кун! — с болью воскликнула Карин.

— Тем лучше для меня! — обрадовался Наруто. — Скажи, красотка, как ты относишься к тому, чтобы бросить этого зануду и пойти куда-нибудь перекусить с по-настоящему крутым парнем?

— Сейчас ты огребёшь от этой психованной! — засмеялся Суйгецу и на всякий случай отступил подальше.

— Суйгецу, заткнись! — рыкнула Карин. — Меня интересует только Саске-кун!

— А может ты подумаешь? — Наруто оказался рядом с Карин и пытался её приобнять за талию.

— МНЕ НУЖЕН ТОЛЬКО САСКЕ! — зарычала Карин, с размаху ударив Наруто по голове.

Узумаки перехватил удар и уважительно присвистнул.

— Знаешь, у силой и темпераментом ты мне напоминаешь ма. — глаза его сузились. — Что же с тобой случилось, милая?

Наруто задрал рукав её пижамы и погладил густо усеянную шрамами руку, на запястье которой был сомкнут браслет массивных кандалов. Неодобрительно покачав головой, он дотронулся до холодного металла и направил в него чакру Земли. Браслет не поддался. Узумаки насмешливо фыркнул и добавил ещё чакры.

— Сколько же её у тебя? — прошептала Карин.

Жёлтое свечение окутало оковы Карин и они осыпались невесомой металлической пылью.

— Откуда у тебя эти шрамы? — спросил джинчурики.

Ошеломлённая бушующим рядом с ней маленьким солнцем, Карин поражённо молчала.

— Если её укусить, чакра Карин исцеляет, — впервые подал голос закутанный в плащ гигант.

— Скажи, Карин-тян, — сказал Наруто. — Тебе эти шрамы дороги как память? Не возражаешь, если я их уберу?

Золотая чакра на пальце Наруто сформировала длинный острый коготь и он начал водить им по безобразным рубцам. Под действием его силы шрамы шипели и исчезали. Карин издала глубокий стон.

— Тебе больно, красавица? Извини, если не можешь терпеть, я прекращу.

— Твоя чакра, — прошептала девушка. — она такая тёплая, она греет как солнце! А-ах! Не останавливайся!

— Знаете ребята, вам сейчас лучше отвернуться, — любезным голосом сказал Узумаки. — Или Карин-тян вас чуть позже убьёт.

Наруто создал пару клонов, которые отвели Суйгецу и безымянного парня с оранжевыми волосами в сторонку. Саске хмыкнул и присоединился к ним.

Наруто стянул курточку пижамы Карин и расстелил её на земле.

Бережно уложив девушку на траву, Наруто залюбовался её стройной фигуркой, небольшой, но округлой грудью с маленькимм красивыми сосками. Карин не портил даже безобразный шрам на животе и отпечатки зубов по всему телу.

— Скажи, Карин-тян, — сказал Наруто пребывающей в нирване куноичи. — почему ты хочешь быть с тем, кто на тебя не обращает внимания?

— Он спас мою жизнь, — прошептала девушка. — Я была, а-ах, генином Кусагакуре и чуть не погибла на экзамене, о-о-о, чунинов. Саске-кун прогнал медведя, готового меня разодрать. А-а-ах, да, вот тут!

— Карин-тян, такая девушка как ты не имеет права быть отвергнутой. Саске спас твою жизнь, и ты благодарна ему. Но я благодарен не меньше — ведь только благодаря ему я смог познакомиться с тобой! Будь со мной! Будь моей! Я не брошу тебя никогда!

Рука Наруто прошла по подтянутому животику, как ластиком стирая отвратительный шрам, и скользнула вверх, на её красивую грудку.

— А-ах! Не надо, Наруто! Не надо! А-а-а-а-ах!

— Ты будешь со мной, Карин-тян? Будешь любить меня, как я полюблю тебя? Станешь одной из моих женщин? Будешь со мной навсегда?

— А-ах! Наруто! Я сейчас. Да! Да! А-а-а-ааааааах!

Наруто создал клона и вручил ему потерявшую сознание девушку. Они полюбовались её теперь безупречным телом и накинули на плечи пижаму. Клон, стукнувшись с Боссом кулаками, взлетел золотой кометой и исчез в ночном небе.

Узумаки встал, развернулся и подошёл к Орочимару, с интересом наблюдающему за процессом.

— Скажи мне, Змеиный Саннин-сан, что нужно для Эдо Тенсей, кроме жертвы и ДНК воскрешаемого? Подойдёт ли немного засохшей крови и тело Белого Зецу?

— Этого вполне достаточно, но для чего тебе, Наруто-кун?

Узумаки усмехнулся, создал и развеял клона, надкусил палец и впечатал ладонь в землю.

В возникших клубах дыма появилась большая оранжевая жаба с ожерельем на шее.

— Добрый вечер, Гама-сан. Мне нужен свиток.

Жаба молча распахнула рот и языком протянула запрошенное. Наруто благодарно кивнул.

В беззвучном мерцании рядом с Наруто появились три клона. Между их сомкнутыми руками стояла перевязанная тросом вязанка из нескольких Зецу.

Наруто раскатал свиток и ткнул в имя «Джирайя».

— Сейчас ты оживишь моего учителя и своего дорогого напарника. Ведь ты так соскучился по своей команде, не правда ли, Орочимару-сан?

— Ку-ку-ку-ку! Скажи мне, Наруто-кун, почему я буду тебя слушать?

— Потому что я джинчурики Кьюби? Потому что я сеннин и могу почувствовать твою чакру за многие километры? Потому что я владею Хирайшином? Потому что я могу создать столько клонов, что они смогут просеять все страны? А может, — из плеча Наруто выросла золотая рука и на ней стал раскручиваться чернильно-чёрный шар. — потому что я умею создавать Биджудаму?

— Ты умеешь очень хорошо торговаться, Наруто-кун! — усмехнулся Саннин. — Хорошо, это будет даже забавно.

Орочимару взял кунай и аккуратно поскрёб по отпечатку ладони под именем своего напарника. Затем он достал свиток и развернул его на траве. Поместив собранный бурый порошок в свиток, Орочимару коснулся бумаги рукой. Из-под ладони полезли цепочки символов и образовали огромную печать, похожую на раскинувшую крылья птицу.

Клон осторожно положил в большой чёрный круг одного из Зецу. Орочимару сложил руки в Печати Змеи. Земля под Зецу засветилась ярким светом. Из-под неё стали взлетать хлопья белого пепла, схожие с обрывками бумаги, и быстро облеплять неподвижное тело. Орочимару сложил одноручную Печать Тигра.

Пепел мгновенно осыпался, явив высокого рослого мужчину с густой белой гривой.

— Здравствуй, Джирайя-кун! — рассмеялся Змеиный Саннин.

— Ты посмел призвать меня, Орочимару? — нахмурился Джирайя, вставая на ноги.

— О, ты будешь удивлён, чью просьбу я исполняю!

— Мою! — Наруто шагнул к учителю.

— Замолчите, сенсей! Побеседуем чуть позже, например, об учителе, отправившемся на верную смерть, ничего не сказав ученику. А сейчас говорить буду я.

Наруто окинул присутствующих взглядом.

— Папа, дедуля, господа Хокаге, подойдите, пожалуйста ко мне.

Подождав, когда все соберутся, Наруто сказал:

— Я — обладатель Глаз Бога. Моё дзюцу умеет воскрешать, может сделать вас вновь живыми. Но после него вы перестанете быть мужчинами, а будете молодыми и обязательно очень красивыми женщинами. Перемена будет не только снаружи, но и внутри. Кто согласен на это — примените Хенге и превращайтесь в ваш идеал красоты.

— Ты больше не имеешь права меня так называть!

— Простите, Эро-сеннин, но это единственный способ.

— Я тебе больше не учитель! Ты меня превзошёл! Какое великое дзюцу! Оно наполняет мир красотой!

— Э-хе-хе, сенсей, вы ещё не всё знаете! Ваш ученик, ваш духовный наследник, теперь не тот жалкий девственник, за плечами которого единственный поцелуй с Саске!

— Что? У тебя появилась девушка? Кто она? Твоя напарница? Может та красотка-Хьюга? Или может.

— Вопрос неверный. Правильно: «Кто они, все эти потрясные красотки?»

— Их несколько? — воскликнул Хирузен. — Я так горжусь, тобой, мой мальчик! Джирайя, ты вырастил замечательную смену! Впрочем, от автора Секси-дзюцу другого и не ожидалось!

— Ладно-ладно, — снисходительно улыбнулся Наруто. — Нет времени. Кто будет воскрешен? Господа Хокаге? Сенсей? Папа? Дедуля?

— Я, наверное, откажусь! — сказал Сарутоби.

— Жалко, ведь вы могли бы снова встретиться с вашей дочкой.

— Но у нас с Бивако было только двое сыновей!

— Вы правы, было. Знаете, Асума-тян невероятно сексуальна!

— Сенсей, ваш сын погиб в сражении с Акацуки, — пояснил Джирайя. — Скажи, Наруто, а какая она? Большие ли у неё.

— Джирайя! — оборвал его Сандайме. — Это мой сын!

— Дочь! — напомнил Наруто. — Ладно, кто следующий?

— Я отказываюсь! — сказал Йондайме.

— Минато-кун, — обманчиво сладким голосом сказала Кушина. — Ты хочешь оставить меня и нашего малыша ради этой штуки у тебя между ног? Ты уверен, что Чистый Мир — это достаточно далеко?

— А знаешь, Наруто, я согласен!

— Хорошо папа, только чуть позже, — радостно улыбнулся Узумаки. — Тебе еще предстоит вернуть мне Кьюби, не хочу, чтобы ты умирал после его извлечения.

— Отказываюсь! — мрачно заявил Нидайме.

— Не будь таким занудным, Тобирама! — расхохотался Шодай. — Это будет весьма интересный опыт! Хенге но дзюцу!

Клубы дыма окутали Хашираму и он превратился в прекрасную изящную женщину с алыми волосами, прическа которой напоминала о Тентен.

— Офигенно! Как и ожидалось от Хокаге! — воскликнул клон. — Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Зеленый свет и облако пепла окутали Шодай.

— Хорошо, что это мой брат, а не та кошмарная женщина! — пробормотал Тобирама.

— Отлично, что напомнил! — воскликнула Хаширама. — Наруто-кун, а ты не можешь воскресить и мою любимую?

— У меня нет её ДНК. — с сожалением начал Наруто, но осекся.

Глаза его зажглись, он создал клона, притянувшего еще одного Зецу. Наруто достал кунай, подошёл ко красотке-Шодай, взял её за руку и сделал надрез. Рана тут же стала закрываться. Наруто протянул окровавленный кунай Орочимару.

— Давайте посмотрим, насколько Хаширама-сан.

— Зови меня Хаши-тян, дорогой!

— . насколько Хаши-тян похожа на свою жену?

Орочимару рассмеялся и повторил дзюцу. Когда облако пепла опало, перед ними предстала старушка с потускневшими алыми волосами. Она окинула поляну сосредоточенным взглядом.

— Сарутоби? Тобирама? Джирайя? Орочимару? Это ты, Кушина-тян? Эй, а ты кто такая, самозванка? Почему у тебя моё лицо?

— Бабуля, примени Хенге и стань такой как в молодости, — сказал Наруто.

— Ты кого назвал старухой, сопляк?

— Если ты не хочешь, чтобы тебя звали старухой, — низко прорычал Наруто. — примени это сраное Хенге!

— Мито-сама, сделайте, как просит Наруто-кун, — сказал Хирузен. — Вы не пожалеете!

— Ладно, если ты так просишь, Сару-кун, — снисходительно согласилась старушка. — Хенге но дзюцу!

— Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу! — воскликнул клон.

— Я жива? Я вновь молода? Эх, если бы тут был мой Хаши-кун!

— Теперь её зовут Хаши-тян, — рассмеялся Наруто.

Аловолосая девушка уставилась на свою близняшку.

Они одновременно ступили навстречу друг другу, крепко обнялись и слились в страстном поцелуе.

— Ничего себе! — сказал Суйгецу, зажав нос, из-под которого брызнула струйка крови.

— Хенге но дзюцу! — прозвучал голос сенсея.

— Вы уверены? — скептически спросил Наруто, глядя скудно одетую копию Цунаде.

— Конечно же! — тонко захихикал Джирайя. — Ведь так я смогу ходить на женскую половину источников.

— Я имею в виду, вы уверены что хотите быть третьей Цунаде, после неё и Дан-тян?

— Дан тоже жив? Это значит, что она теперь с ним?

— Не совсем, — от самодовольной улыбки Наруто едва не трескалось лицо. — Мы говорим о моей девушке, учитель. Как вы верно заметили, ученик вас превзошел. Ну а если видели красотку Мизукаге, то поймёте, насколько вы позади меня. Кстати, Пейна, то есть Нагато, убившего вас, победил тоже я. Любимец женщин, великий жабий сеннин, галантнтный и великолепный Наруто Узумаки! Простите, но ваш тот танец я не буду повторять, считаю его дурацким.

— Ладно, — повесил нос сенсей. — тогда так. Хенге но дзюцу!

— Серьёзно? — Наруто оглядел прекрасную блондинку с двумя озорными ховостиками, одетую в скудный кожаный костюм, состоящий из лифчика, коротких шортиков, рожек на голове и длинного острого хвоста за спиной. — Моё Секси-дзюцу, вторая версия?

— Что поделать, если оно у тебя великолепно?

— Ладно, Джирайя-тян! Каге Буншин но дзюцу! Гедо: Ринне Тенсей!

Джирайя ухватила себя за грудь, начала её с вожделением мять и издавать томные стоны. Наруто с интересом окинул свою бывшую наставницу и показал той большой палец.

— Ну ладно, раз уже все закончили, пойдём.

— Погоди, Наруто-кун, — нежно и невинно улыбнулась Мито. — Тобирама хочет превратится в свою красавицу-сестру Току.

— Тобирама-кун ОЧЕНЬ хочет стать своей сестрой Токой, моей хорошей подругой. Ведь он знает, что от Узумаки не защитит даже Шинигами!

— А знаешь, Наруто, — покладисто сказал Нидайме. — Быть снова живым — это так заманчиво!

Первые лучи солнца показались за из-за горизонта и Наруто, счастливо обняв отца и мать, не щуря глаз взглянул на диск алого светила. Пусть Узумаки и был доволен собой, его голова всё равно лопалась от множества мыслей.

— Па, ма, что мне делать? Поговорил с Орочимару по поводу Кабуто. Саннин рассказал мне его историю. Получается, это Коноха сделала его таким? Он не сильно-то и виноват? Пусть он стал причиной кучи смертей и сделал много зла, но ведь это мы поставили его на такой путь. Его мать, Ноно, она погибла из-за Данзо. Того самого человека, который был в Гоей Бутай под командованием Тобирамы-тян, которого дедуля, человек, которого я безмерно люблю и уважаю, назначил руководить отделом Анбу. Человека, который даже при тебе, папа, занимал эту должность. Я спросил Акацучи-сана, что случилось с Нанигаши, так её звали в Стране Земли. Она умерла на его руках и была с почестями похоронена в Иве. Ещё мы долго говорили с Конан-тян.

— Я думала, вы занимались не разговорами! — расхохоталась Кушина.

— Мам, я говорю о серьёзных вещах! — нахмурился Наруто, но тут его лицо озарила самодовольная улыбка. — Хотя ты права, мы с ней не только говорили. В смерти их друга Яхико и в том, что Нагато стал Пейном, тоже виноват Данзо, как и гибели клана Учиха. И опять, вина лежит на Конохе. Мадара был шиноби Конохи, его выкормыш Обито. Папа, это не твоя вина! Он сам пошёл по пути тьмы! Обито тоже был шиноби Листа. Получается, все эти тысячи жизней, что мы с Курамой не смогли спасти — вина нашей деревни?

— Сын, скажи мне. Есть ли в чём-то вина твоих друзей? Их родителей? Знакомых? Простых жителей? Сделал ли что-то неверно Сандайме? Шодай? Нидайме? Я?

— Я не знаю, папа. Я не знаю. Но наверное всё же нет.

— Ты прав, но одновременно ошибаешься. Наша вина с Хирузен-саном весьма велика. Мы лидеры деревни. За всё, что происходит в ней, за поступки каждого шиноби, несём ответственность именно мы. Но даже если случается худшее, даже если Хокаге допустил непоправимое, он должен принять ответственность за свои просчеты. Жить с мыслями о тех, кого мы подвели и не допускать подобного в дальнейшем.

— Скажи, папа, ты готов? Твоя жизнь изменится навсегда.

— Наруто, — улыбнулся отец. — это не жизнь. Я буду с тобой и Кушиной-тян, а это самое главное.

— Мы об этом уже говорили. Курама должен быть снова целым. К тому же, — Наруто расхохотался. — иначе выйдет, что мама и Мито-тян круче меня как джинчурики.

— Ложись на землю, — сказал отец.

— Подожди, пап. Вы с мамой вроде бы хороши в барьерах?

— Боишься, что твой хвостатый друг вырвется?

— Нет. Но Обито нужен Курама. Он умеет проходить сквозь землю. И если он нам помешает, последствия будут катастрофическими.

— Ты действительно вырос, сын.

— И красотой пошел в маму! — хлопнула мужа по плечу Кушина.

— А умом в. — Минато глянул в прищуренные глаза и начинающие вздыматься алые волосы и закончил: — И умом тоже в маму! От меня у него волосы и глаза.

Кушина самодовольно улыбнулась. Минато вздохнул, создал четырех клонов и те разбежались в стороны.

— Скажи мне, Наруто-кун, а что это за клоны, которые все утро слетаются в лагерь?

— Одного я послал подобрать Кабуто, Саске рассказал, где они с Итачи его оставили. Представляешь, он был неподалеку от Анко-тян, но чакра была очень странная и я решил не проверять, что это такое. Ну а остальные. Сюрприз!

— Решил не проверять? — с сомнением в голосе спросила Кушина. — Точно, решил?

— Ну, ты меня слишком хорошо знаешь! — расхохотался Наруто. — Нам с Анко-тян было не до того.

Минато одобрительно кивнул. Прозвучали голоса его клонов и в воздух взметнулись полупрозрачные стены фиолетового огня.

Наруто устроился на камнях и задрал куртку. Минато положил руки на живот сыну и от его ладоней в воздух взвились языки алой чакры. Чакра разделилась на девять длинных хвостов и исчезла в глубинах печати.

«Не знаю, мы пока не объединялись!»

«Знаешь, у тебя в печати иногда так скучно, а тут крутой и умный собеседник!»

«Ты можешь звать меня Ями, Наруто!»

— Доброе утро, Орочимару-сан! Как тебе первый день снова живым и не нукенином?

— Чесно говоря, непривычно! А что ты от меня хотел, Наруто-кун?

— Неужели я не могу просто так поговорить с сенсеем моего лучшего друга?

— Мы с тобой раньше разговаривали только перед схваткой, так что вряд ли ты меня отыскал просто так.

— Ой, вы меня видите насквозь! — расхохотался Наруто. — У меня к вам снова дело.

— Полагаю, ты снова хочешь кого-то оживить.

— Твои клоны, как будто случайно, подтаскивают сюда множество Зецу.

— От вас ничего не укроется, Орочимару-сан!

— Тобирама! — раздался приятный женский голос. — Идем, они затевают что-то интересное!

К ним подошли две девушки, только по волосам которых можно было понять, что это не Тока и Мито Сенджу. Хаширама носила волосы распущенными, Тобирама собрала в высокий хвост, а непокорную чёлку убрала маленькой заколкой. Обе были одеты в обычные юкаты и вооружены лишь простыми катанами.

— Мы хотим кое-что обсудить с Орочимару, может сначала быть не очень интересно, а потом скучно уж точно не будет! — ухмыльнулся Наруто. — Скажи, Змеиный Саннин, можно ли мне получить ту же штуку, что ты дал Саске и Таюе-тян? Кстати, если у тебя планы на её тело, предупреждаю: она моя! А Биджудамы я делать не разучился.

— Ку-ку-ку! Ты очень грозный, Наруто-кун! Не боишься, что я захвачу и твоё тело?

— Я больше боюсь, что меня будет покусывать не красивая девушка, а какой-то мужчина, но на что не пойдёшь ради дела? К тому же Кьюби говорит, что не прочь перекусить, а значит все попытки только приветствует.

— Я разговаривал с Джуго о его Трансформации Мудреца. Узнал, что он собирает природную энергию даже в движении, но ему от этого сносит башку и он становится дурным. Я, как и многие здесь — сеннин. Трюк Джирайи-тян с жабами не одобряет мой девятихвостый друг, поэтому было бы круто собирать энергию с помощью печатей.

— А куда делся Джуго? — поинтересовался Саннин.

— Я его отправил на обучение к Фукусаку-сенсею, пусть учится контролировать свою силу. Но ты не ответил.

— Я подумаю, может быть когда-нибудь попозже.

— Моя моя мама сказала, что вам поможет! Она очень хороша в фуиндзюцу!

— А ты знаешь, я модифицирую печать прямо сейчас, не нужно никого беспокоить. А что ты хотел сделать с этими Зецу?

— Пару дней назад я отправил Буншинов, созданных моим крутым дзюцу.

— Каге Буншин изобрела я! — заявила Тоби-тян.

— Ладно! Я отправил клонов на поиски! Многие вернулись ещё вчера, а последние перенеслись назад с помощью дзюцу моего папы.

— Хорошо, — скрипнул зубами Наруто. — Клоны достали образцы ДНК и я хочу, чтобы ты совершил призыв погибших своим дзюцу.

— Эдо Тенсей — моё изобретение!

— Зато я изобрёл Разенсюрикен и Секси-дзюцу! — зарычал Наруто. — Так вот. Ребята! Несите их сюда!

Создать огромную печать с множеством кругов, для Орочимару заняло лишь несколько минут. Когда бешено таращащие глаза Зецу заняли свои места, и Орочимару исполнил дзюцу, перед ними предстала длинная вереница опустивших головы женщин.

— А почему они не двигаются?

— Особенности призыва. К тому же я их контролирую и пока не хочу, чтобы они проходили в себя. А кто эти женщины, Наруто-кун? — спросил с любопытством Орочимару.

Наруто указал на смуглую девушку в зелёной бандане.

— Это — Рьюзецу-тян, она отдала за меня жизнь в Кровавой Тюрьме. Это — Нацухи-тян, она погибла в Хошигакуре. Вот эта красотка с прозрачными глазами — мама Шион-тян, той, к кому я слетал исполнить одно обещание. Призрак этой милашки мы встретили на безымянном острове. Вот эта пожилая тётушка — наставник Шизуки-тян, она умерла от болезни. Представляете, Эро-сеннин в молодости отказался стать её мужем, пусть она красотой не уступала Цунаде-тян! Кстати, Шизука-тян мне очень обрадовалась, главой Надешико я быть отказался, но некоторые обязанности мы с ней исполнили и не раз.

— А что за странное устройство на этой куноичи? Откуда она? Я не помню такого протектора, — спросила Тоби-тян.

— Это чакроброня из Страны Снега, теперь Страны Ручьёв. Эта красотка когда-то была нашим врагом и работала на Дото. Я проведал Коюки-тян и мы вспоминали былые времена всю ночь.

— Вон ту женщину убила Гурен?

— Да! Ты был полным ублюдком, приказав убить маму Юкимару. Когда я нашёл Гурен-тян и она узнала, что я собрался сделать, не только показала могилу, но и заранее выразила свою благодарность. А потом она поблагодарила за спасение из желудка Санби, а потом ещё раз поблагодарила за.

— А вот эта девушка? Она похожа на Узумаки, у нее красные волосы.

— Это Фука-тян! Она любит высасывать чакру, но знали бы вы, каким способом!

— Эй! Я говорил про поцелуи, но твоя идея тоже интересна! А во эта красотка с большими сиськами была подручной твоего, Орочимару-сан, друга детства Хируко. Он хотел устроить Четвертую Войну чуть пораньше Обито.

— Вот эта девочка мне знакома.

— Она была одним из тел Пейна, которое я уничтожил. Её исследованием потом занимался отдел Шизуне-тян.

— Еще бы! Ты её заставил превратиться в Кабуто и заманить меня в ловушку. Кстати, я навестил и Сасаме-тян! Она так благодарила меня за спасение, что клон к утру даже развеялся, пришлось посылать еще одного! А вот эту милашку ты не знаешь, у нас была миссия перед тренировкой с Эро-сеннином. Она была с крутыми мечами Ветра и её убили Шика с Темари-тян. А вот это — королева Рорана. Её дочь, Сара-тян, меня так и не вспомнила, но мы еще наверстаем упущенное!

— Очень просто, спросил сына дедули Цучикаге. Она была напарницей Акацучи-сана, её в Иве звали Нанагаши. А вот эта девушка — мама Хаку. Мы с Хаку-тян еле нашли ту деревню, а потом пришлось хорошенько припугнуть жителей. Они до сих пор ненавидят обладателей кеккей-генкаев и похоронили тело мамы в безымянной могиле. Ну а это — тоже мама, на этот раз Карин-тян. Надеюсь дипломатический инцидент с Кусагакуре и все эти разрушенные здания спишут на войну. У меня не было времени и пришлось спешить.

Пронзительный громкий голос разрезал воздух.

Изящная фигурка с гривой длинных алых волос врезалась в неподвижные ряды мёртвых девушек и крепко обняла безжизненные тела своих подруг.

Деловито спешащая по своим делам девушка остановилась и с раздражением глянула на Узумаки.

— Наруто, если ты решил, что и я, увидев великого Наруто Узумаки, сразу рухну к твоим ногам, то твоё самомнение стало больше, чем Монумент Хокаге.

— Ах, Тентен-тян, ты ранишь меня прямо в сердце! Нет, предложение заманчивое, но я к тебе по другому поводу.

Наруто самодовольно улыбнулся и протянул девушке свиток. Она неохотно его развернула, посмотрела на печать и воскликнула:

В облаке дыма появились два веера — широкое опахало с красно-белыми листьями и странное оружие в форме огромной восьмёрки.

— Это Банановый Веер, одно из Сокровищ Мудреца, а вот эта штука — крутое оружие Мадары Учихи. Я отобрал его у сбежавшего, поджав хвост, Тоби. Ты вроде увлекалась всякими оружейными штуками, поэтому я сразу же вспомнил о тебе.

— Два веера? — с сомнением протянула Тентен.

— Ага! Вот эта штука умеет создавать дзюцу всех пяти стихий, а Гунбай Учих отражает все атаки. Я попробовал его разбить, представляешь, он выдержал даже Одама Разенган!

— И ты даришь их мне? Два легендарных оружия?

— Ну а кому ещё? К тому же, не дарить же тебе цветы? Только поосторожней, Веер Мудреца жрёт чакру как Чоуджи чипсы.

— Ты, наверное, хочешь со мной переспать! — обвиняюще выставила палец Тентен.

— Серьёзно? Ты давно на себя смотрела в зеркало? Как нормальный мужчина может.

— Конечно же, я хочу с тобой переспать! Как может быть иначе? Как не желать сжать эту попку, не хотеть потискать эти упругие сисечки, отказаться целовать твои пухлые красивые губки, не пытаться пробраться.

— Заткнись! Я поняла идею! И ты решил, что стоит мне подарить оружие, и я сразу запрыгну в твою постель, как все эти девушки, которых ты соблазнил?

— Тентен, милая, я никогда не думал о тебе так плохо! Оружие я тебе отдал только потому, что ты самая крутая куноичи, умеющая махать этими штуками. Но вынужден признать, что мысль затащить тебя в постель вместе с Цунаде-тян, которой ты так восхищалась, меня очень будоражит. Нет, Тентен-тян, мой подарок — не попытка тебя купить. Вернее, попытка, но не более, чем букет цветов или совместный ужин. Это знак внимания, символ того, что ты мне нравишься.

— Легендарное оружие — это не какой-то букет цветов!

— Ну так и Наруто Узумаки — не какой-то там простой генин!

— Не «генин», а самый крутой генин в мире! Поэтому и ухаживаю круче всех остальных!

— Тебе никогда не заполучить Цунаде-сама! Так что оставь пустую похвальбу.

— Ну-у-у-у-у. Как бы тебе сказать. Она была так рада своей новой молодости. А потом, когда она встретилась с Дан-тян и узнала что человек, которого она любит, снова жив. Пустой похвальбы у меня не получится даже при всём желании.

— Наруто! И после всего этого ты смеешь назначать мне свидание? Ты говоришь мне такое прямо в лицо?

Со скоростью, недоступной обычному взгляду, Наруто переместился к Тентен, почти касаясь её носом.

— Тентен-тян, — сказал он, заглянув ей в глаза. — Я никогда не буду тебе лгать. Я никогда не сделаю это своим друзьям и тем, кого я люблю. Если ты будешь со мной, то не будешь одна, и сказав иначе, я оскорбил бы себя. Но все мои женщины — не зарубки на моём поясе, не коллекция красивых тел и прекрасных мордашек. Они — те, ради счастья которых я сделаю что угодно. Они — те, кто пойдёт на всё ради меня. В моих руках сосредоточена огромная сила, но на плечах моих — судьба мира. Обито Учиха всё ещё не мёртв, он до сих пор скрывается в тенях. И если он победит, погибну не только я, будет разрушено всё, что мне дорого, уничтожено всё, что я ценю. Будь со мной, Тентен! Раздели со мной эту тяжесть. Помоги мне, как я помогу тебе. И знай, каким бы ни был твой ответ, я всегда буду твоим другом. Ты всегда можешь рассчитывать на меня.

— Говоришь, даже такая могущественная куноичи как Хокаге-сама теперь с тобой?

— Я не хочу показаться хвастуном, но правду никуда не скроешь. И если мы уж заговорили о красавицах-каге.

— Мэй-тян поставила условие: наша свадьба должна быть очень пышной и туда обязательно должен быть приглашён Ао. У Мэй-тян с ним какие-то разногласия — когда она об этом говорила, то очень злорадно хихикала. Я, конечно же, согласился.

— С-свадьба? Ты женишься на Мизукаге?

— Тентен-тян, я женюсь на всех тех женщинах, которые пожелают быть со мной! Могу даже одновременно.

— Эй, Наруто, а ты знаешь, что бесстыдно тискаешь меня за задницу?

— Прости, Тентен-тян, но из-за твоего жилета остальное делать не очень удобно.

Сын стоял напротив своего мёртвого отца в немом изумлении.

— Это обдуманное и взвешенное решение.

— Пап, я полагал, ты станешь копией мамы — прекрасной и великолепной женщины.

— И с ангельским характером! — добавила Кушина Узумаки.

— Ну характер-то. — волосы матери стали медленно вздыматься, и Наруто осёкся. — Характер у неё лучший в мире!

— Скажи мне, Минато, — сладко промурлыкала Кушина. — почему ты используешь образ Секси-дзюцу Наруто? Я тебе нравлюсь меньше, чем твой сенсей Джирайя?

На этот вопрос был только один правильный ответ, остальные были опасны даже для уже умершего человека.

— Конечно же нет! Ты лучшая в мире, иначе я бы не женился на тебе!

— Тогда почему же? Может тебе нравятся большие сиськи и ты решил стать в этом лучше меня?

Узумаки создал клона, а сам попытался незаметно скрыться. Клон огляделся, одарил Наруто укоризненным взглядом и тоже попытался удрать.

— СТОЯТЬ! — взревела Кушина. — Минато, я все ещё жду ответа.

— Как? Ты до сих пор не догадалась? — лицо девушки с озорными белокурыми хвостиками озарила яркая улыбка. — Потому что я хочу, чтобы моя Кушина-тян оставалась одной-единственной, чтобы она была уникальна, чтобы её красота не была осквернена существованием подделки! К тому же, я привык быть голубоглазым блондином, ты привыкла к этому, а ещё одну девушку гаремного дзюцу Наруто мир как-нибудь выдержит.

— О, Минато-кун! — счастливая Кушина бросилась мужу на шею и тот закружил её вокруг себя.

Внезапно она повернула голову и, прищурившись, глянула на сына.

— Так чего же ты ждешь, Наруто-кун?

— Знаешь, папа, теперь я вижу, почему тебя выбрали Хокаге! Гедо: Ринне Тенсей но дзюцу!

Наруто лежал на походном спальном мешке, расстеленном поверх жёстких досок деревянного пола. Руки его перебирали длинные белые волосы растянувшейся у него на груди смуглой девушки.

Та привстала, опёрлась на него локтями и мило улыбнулась. Наруто блеснул улыбкой в ответ.

— До сих пор не могу поверить, что жива, — тихо сказала Рьюзецу. — Пусть ты и не раз мне это доказывал.

— Ты же знаешь, после того, как я получил эту силу, просто не мог оставить тебя мёртвой. Ни один человек не смог бы бросить ту, которую любит.

— Ты меня любишь? — изумилась девушка. — Но ведь мы так недолго знакомы!

— Мы прошли через многое! Ты столько раз спасала меня, беспомощного, была настолько сильной и прекрасной. После того, как ты, пожертвовав жизнью, вырвала меня из тьмы, когда я увидел твоё неподвижное тело, я почти осознал свои чувства к тебе. Помнишь ту пещеру после водоворота? Мне казалось, между нами проскочила искра, но я был слишком глуп, чтобы это заметить. Как думаешь, будь я чуть умней, у нас бы что-то получилось?

— Кто знает? Ты мне нравился, но не проявил ко мне интереса как к женщине.

— Тогда я подавлял себя. Я стыдился чувств и казавшихся мне неподобающими мыслей. Но всё изменилось. Я изменился.

— Ты стал очень сильным. Ты умеешь столько вещей!

— Ну, мы ещё даже не всё перепробовали!

— Я говорю о другом, извращённый Узумаки! О этом домике, что ты вырастил за минуту. О всех этих барьерах.

— Да, когда мама учила меня кеккайдзюцу, первое что она показала — звуковую завесу. Я удивился, ведь она бесполезна в сражении, но мама сказала, что это — самое нужное мне дзюцу. Теперь я её наконец-то понял.

— До сих пор не могу поверить, что поддалась на твои уговоры!

— Просто ты влюбилась в меня, ещё в замке Ходзуки!

— Твоё самомнение не знает границ!

— Да ладно! Я говорю только правду. Перед своей смертью и применением твоего дзюцу, ты поцеловала меня! Сомневаюсь, что это было особенностями техники.

— Ещё бы, ведь я был мёртв. Мне обо всём рассказала Цунаде-тян!

— И ты не стесняешься мне говорить, что любишь её! И говоришь мне обо всех своих любовницах!

— Рьюзецу-тян! Я никогда не буду лгать ни тебе, ни всем тем, кого я люблю.

— Не могу понять, почему все они согласились быть с тобой. Быть, несмотря на остальных женщин. К тому же по возрасту многим ты годишься в сыновья или во внуки.

— Я тоже долго думал над этим и, наконец, понял. Все прекрасные и сильные женщины, которых я знаю — несчастны. Начиная от куноичи из моего класса, в несчастье одной из которых был виноват только я, и заканчивая всемогущими каге. Все они одиноки, с ними никого нет. Мужчины боятся сильных женщин, опасаются их превосходства и независимости. И если куноичи не найдёт себе такого же сильного мужчину, то ей суждено быть одной, даже если красотой она равна богине. Её вожделеют, о ней мечтают, с ней хотят переспать, но не более. Каждый сильный шиноби умеет читать эмоции и намерения врага, иначе он долго не проживёт. Куноичи видят фальшь, видят, когда им врут в надежде на одну ночь секса, и поэтому отвергают такие предложения. Представляешь, у многих я был первым!

— Но ведь ты тоже хочешь с ними переспать!

— Конечно, хочу, ведь все они — красотки! Но я не лгу, я совершенно искренен. Я хочу их и говорю прямо. Я собираюсь быть с ними всегда — и это правда. Если я их ещё не люблю, то они знают, что это вопрос времени, вопрос более близкого знакомства, а пока я лишь восхищаюсь их красотой, их фигурами и лицами. Ну и ни капли не мешает то, что я — самый крутой засранец на свете!

— То есть все те женщины, что ты воскресил со мной — тоже твои любовницы?

— Конечно же нет! Некоторые из них были моими врагами, некоторые меня не знают, некоторые ненавидят. Некоторые — матери тех, кто мне дорог. Если с сенсеем Шизуки мы сразу поладили, стоило мне сразиться с ней и победить, а с тобой были близки давно, то с остальными мне ещё предстоит познакомиться ближе, да и не обязательно что-то выйдет.

— А что с теми, кого ты знаешь давно?

— Тут сложно. К той же Куренай вернулась Асума-тян. У Югао вновь есть Гекко, я тоже тут лишний. У моей мамы вновь есть муж, или, скорее, жена, да и ожили две подружки.

— А остальные Хокаге и их родня?

— Мито-тян, пусть и украдкой щипала меня за задницу, видит только Хашираму. Тока-тян пока холодна, но Карин говорила, что её чакра не врёт и она посматривает на меня с интересом.

— Я думала, ты хочешь соблазнить и тех, чей пол изменил!

— Знаешь, мне всё равно не по себе, что они были мужчинами.

— Они женщины! Я говорила с Хокаге и её. Женихом? Невестой? Дан-сан — настоящая женщина!

— Я понимаю это умом. Но нужно привыкнуть и я не уверен, что смогу.

— И что, то что у многих женщин появились подружки, остановит тебя от попыток их соблазнить?

— Конечно же нет! Но нужно время.

— С вашей Хокаге ты времени не терял!

— У нас с Цунаде-тян давняя и прочная эмоциональная связь. Она любила меня как младшего брата, оставалось показать, что вижу в ней больше, чем сестру, мать или бабушку. И я, невольно скрыв возвращение любимого, просто успел раньше Като-тян. Но против их отношений я ни капли не возражаю, главное, чтобы в сердце Цунаде осталось место и для меня.

— А что насчёт мамы твоей Хинаты и остальных?

— Знаешь, я просто хотел, чтобы Хаку, Хината, Карин и Юкимару были счастливы. Как я мог, имея возможность, поступить иначе?

— Мама Юкимару уже улетела с клоном к своему сыну. Она почти сразу поладила с Гозу и, похоже, у Юкимару теперь будет новый папа. Я предложил им перебраться в Коноху, они обещали подумать. Гурен-тян увидела, что Юкимару счастлив и решила, что лишняя там. Я ей говорил, что это идиотизм, но она была непреклонна.

— Гурен — это та девушка со странными кристаллическими дзюцу, которая недавно прибыла с твоим клоном? Ну, не такая уж она и красавица! Кстати, а кто из нас самая красивая?

— Нет уж! Поверь мне, Рьюзецу-тян, после Водопадов Правды я перестал быть идиотом! Вы все у меня самые красивые, а если я что-то и могу сравнивать, так это очевидные вещи — рост и размер груди!

— Ладно! — надула губки Рьюзецу. — А что насчёт остальных мам?

— Ну, Карин до сих пор плачет на груди своей мамочки, у неё многое накопилось на душе. Мама Хинаты-тян поговорила с дочерью и племянником и теперь с Хиаши-саном она не разговаривает принципиально.

— Ну если не считать разговором Хакку Кушо ниже пояса.

Рьюзецу сморщилась, видимо, будучи Анбу Кусагакуре, она имела представление о техниках Хьюга.

— Кабуто не может поверить, что его мать жива, он не отходит от неё ни на шаг. Ну а мать Саске я не могу понять! Представляешь, она начала жалеть Итачи, мол, через что ему, бедненькому, пришлось пройти! Не обижается на то, что он её убил, не винит в том, что он сделал с Саске! Но при этом и самого Саске жалеет! Не понимаю!

— Мать не может не любить своего ребёнка. Эй, ты чего хохочешь?

— Когда я её оживил, Микото-тян постреливала в меня глазками. Я вот подумал, если у меня всё выйдет, Саске и Итачи должны будут называть меня «папой»!

— Хи-хи-хи, я чувствую, эта мысль тебя очень заводит. Эй, Наруто, опять? Сколько можно?

— Прости, я же Узумаки, мама говорит, наш клан всегда славился жизненной силой.

— Я это уже заметила! Наруто, не туда!

— Когда-нибудь потом, я пока не готова. А сейчас, а-ах, не торопись, давай помедленней.

Предоставленную Обито передышку Наруто использовал вовсю. Армия клонов готовилась к предстоящей схватке, изучала дзюцу и прорабатывала стратегии. Его тренировки с отцом и Эро-сеннином заставляли хихикать от иронии — те тоже использовали клонов и выходило, что против Наруто было обращено его же оружие, Гарем но дзюцу.

Трое Буншинов с помощью Хирайшина отправились с Нагато в Амегакуре, на поиски его старого жилища и останков родителей. Наруто предложил вернуть к жизни их обоих, но Нагато настоял на возвращении одной лишь мамы Фусо — отец не был шиноби и использовать Хенге не мог, а видеть отца мёртвым Нагато не хотел.

Мама и присоединившаяся к ней Мито Сенджу, в девичестве Узумаки, обучали Наруто искусству печатей. Пусть Наруто осознавал, что времени недостаточно, чтобы изучить столь сложную область до приемлемого уровня, но перед глазами до сих пор стояли обнимающиеся Ино и её отец Иноичи, Шика и Шикаку-сан, Мэй, насмехающаяся над своим помощником Ао. Простая печать хранения изменила судьбу слишком многих людей, поэтому Наруто не думал не только об остановке, но и даже о просто паузе.

Ему удалось поладить с Фукой. После того как та увидела, что её парализующий взгляд не действует, а чакрой Узумаки готов делиться не только её излюбленным способом, но и предложил несколько других смущающих вариантов, ну и после демонстрации Разенсюрикена, разнёсшего скалу неподалёку, Фука сбавила тон, и они смогли приятно побеседовать. Наруто рассказал ей, что её поцелуи великолепны, а вот превращение в старуху при повреждениях тела — совершенно некруто, что чакрой и нужным количеством тел Зецу он её обеспечит, а вот убивать людей не позволит. Подначки Фуки вылились в появление у неё нескольких сменных тел с разными стихийными предрасположенностями, результатом испытания разных обоюдно приятных способов передачи чакры.

Куджаку была подавлена, узнав, что их миссия по воскрешению Сеймея была успешной, но тот всё испортил. В своей надменности посчитав себя неуязвимым, бывший лидер сразился с Гаарой и погиб от его песка. Куджаку была сильным шиноби, но изрядная часть её силы заключалась в парных мечах, один из которых пропал, а второй был бесповоротно уничтожен вместе с телом Сеймея. Наруто очень интересовало дзюцу, позволяющее воскресить человека с помощью чакры биджу, но, к сожалению, Куджаку его не знала, а Хоки, лидера их команды, уже не было в мире живых. Девушка была расстроена и хотела отправляться обратно в Такуми но Сато, но как-то само собой получилось, что она осталась в лагере Объединённых Сил вместе с Наруто.

Разговор с Фубуки тоже начинался тяжело. После того, как Наруто рассказал о событиях, произошедших после падения Дото, о превращении Страны Снега в Страну Ручьёв, о передовом, благодаря вечному лету климатического барьера, сельском хозяйстве, о развитии технологий, индустрии развлечений и о процветании экономики, девушка была подавлена. Она, как и её напарники, включая даже полного засранца Надаре Роугу, была патриотом своей страны. Фубуки искренне считала, что Казахана Сосецу тянет страну в пропасть, и все те проступки, что она совершила, были ради правого дела. Осознание того, что она была бездумной куклой Казахана Дото, использовавшего изобретённую братом технологию кристаллов, генерирующих барьер чакры, ради своих эгоистичных целей, ввергло девушку в пучину отчаяния. Наруто обещал Фубуки поддержку, рассказал о своей беседе с Коюки (тактично опустив, что беседа постоянно прерывалась самым приятным образом) насчёт её дальнейшей судьбы. Узнав, что сможет вернуться на родину, девушка воспряла духом и восприняла ухаживания Наруто вполне благосклонно. Узумаки обнаружил, что под дурацкой шапочкой (тайком уничтоженной выбросом чакры Огня) спрятана густая грива розовых волос, а обтягивающая тело чакроброня не столько подчеркивает грудь, сколько скрывает её настоящие размеры.

Лицо Ни, подручной Хируко, при виде Наруто искажалось от ярости. Она пробовала атаковать его, призвав своё странное шипастое животное, но то, с какой лёгкостью Наруто справился с этой смесью вепря и черепахи, ошарашило её. Зверь, удерживаемый на месте корнями деревьев, был лишён чакры, и, не в силах поддерживать свой призыв, исчез в клубах дыма. Наруто, крепко прижав к себе Ни, говорил с ней о судьбе её хозяина, о его последних словах, сожалении Хируко о содеянном. Потеряв жизненную опору, девушка вцепилась в его предложение заботы и поддержки, как утопающий цепляется за соломинку. И Наруто, которому слова Ни напомнили о Хаку и её былом отношении к жизни, пришлось убеждать девушку, что ему нужно не орудие, а равноправный партнёр. Расслабившись под потискиваниями и поглаживаниями опытных рук Наруто, девушка согласилась остаться с Узумаки, и это согласие они отметили, ко всеобщему удовольствию.

Кагеро Фума была счастлива узнать, что её клан процветает под руководством Ханзаки, что Сасаме и Котохиме чувствуют себя превосходно. Не мешкая, девушка решила отправиться в Страну Звука к своей семье. Наруто был огорчён её отказом остаться с ним, но предложил свою помощь. Наруто ещё не освоил папину версию Хирайшина, поэтому понадобилось три клона. Они окружили девушку и исчезли в мерцании техники, ориентируясь на печать, оставленную Наруто у своей подружки. И, судя по тому, что клоны пока что не вернулись и не развеялись, все они неплохо проводили время.

Хонока, девушка с острова Совершенного Призыва, действительно оказалась Узумаки. Наруто восхищался её отвагой и чувством долга, преодолевшими даже смерть, и не стеснялся высказывать своё восхищение. Благодарная за помощь в исполнении долга, Хонока без колебаний согласилась остаться с Наруто, принять его любовь и заботу.

Аджисай была изумлена тому, что Наруто — тот самый джинчурики, которого она с командой искала на экзамене чунинов. Она была поражена силе Наруто, тому, что именно Узумаки победил Пейна, божество Амегакуре. Известие о том, что леди Ангел теперь была с Наруто, а Пейн оказался Нагато Узумаки, другом и старшим братом Наруто, зажгло у Аджисай звёзды в глазах. Саске усмехнулся тому, что Узумаки тоже получил свою фанатку. Наруто нашел с Аджисай общее увлечение в фуиндзюцу, они были интересны друг другу, поэтому та согласилась на свидание без колебаний.

Королева Сераму была огорчена известиями о своей родине. Она была раздавлена тем, что Анрокузан, как называл себя нукенин Мукаде, сделал с её страной. Сераму во всём винила себя, но Наруто напрочь отмёл её вину, ведь справиться с нукенином той силы смогли только двое сильнейших шиноби мира — Минато Намиказе и он, Наруто Узумаки. Наруто рассказал ей, какой сильной и отважной выросла её дочь, как она вела за собой народ Рорана, как рисковала своей жизнью, запечатывая Рьюмьяку. Как была лидером своих людей после разрушения города. Наруто пообещал королеве, что после окончания войны приложит все силы, чтобы помочь Сераму, Саре и её дочке, названной в честь бабушки, отстроить город. Он поклялся, что Рьюмьяку будет распечатан, а башни Рорана вновь украсят мир. Искренность Наруто, его горячность и решительность, произвели сильное впечатление на бывшую королеву. Рассмеявшись предложению пойти на свидание, Сераму заметила повесившему нос Наруто, что она овдовела почти сразу же после рождения дочери, и теперь, когда она не обязана вести себя как монарх, стадию свиданий можно и пропустить.

Лишь после того, как Уруши и Орочимару подтвердили слова Кабуто, Ноно приняла, что тот — действительно её приёмный сын. Она отчитала Кабуто по поводу внешнего вида и он пообещал воспользоваться примером Орочимару и сделать что-то по этому поводу. Наруто познакомил Ноно с Сакурой, Цунаде и Амено — опытным ирьёнинам было о чём поговорить. Ноно была благодарна Наруто как за воскрешение, так и за избавление от необходимости носить очки. Наруто рассмеялся, сказав, что столь красивые глаза не стоит прятать за стёклами. Щёки девушки порозовели от комплимента, она внимательно выслушала рассказ Наруто о его пути ниндзя и, к его изумлению, сама предложила сходить куда-нибудь перекусить.

Жрица Мироку, слушая рассказ Наруто о событиях в Стране Демонов, сжимала кулаки так, что ногти до крови впивались в изящные ладошки. Наруто рассказывал о том, как демон Морьё вырвался наружу, о том, насколько несчастна была Шион из-за своего дара предвиденья. Как они победили Морьё и Наруто доказал, что будущее не предопределено и каждый сам строит свою судьбу. Упомянул и обещание данное Шион. Немного бахвалясь, сказал о том, что даже приступил к исполнению, не упомянув, что это была лишь тренировка с клоном. Мироку, глядя в его голубые глаза, уточнила точную формулировку обещания. Услышав, что речь шла о «передаче силы новому поколению жриц», она заметила, не было сказано ни слова о том, что это нужно делать с Шион и только с Шион. Мироку, поглаживая Наруто по щеке, заявила что в случае появления нового демона, действовать нужно наверняка. И Узумаки был вынужден согласиться, что начинать защищать мир нужно как можно скорее.

Наруто с болью выслушивал рассказ Карин и её мамы Рёко о их жизни в Кусагакуре. О том, что Карин-тян была счастлива присоединиться к Орочимару и его опытам, лишь бы не вернуться в родную деревню, не повторить судьбу матери. Наруто заверил, что они — члены его клана. И каждый, кто захочет причинить им вред, если, конечно, выживет после разговора с Кушиной, будет иметь дело с ним, Наруто Узумаки. Рёко оказалась настолько же сильным сенсором, как и её дочь. Бурлящая в теле Наруто чакра, влекла её как мотылька на пламя свечи, а молодое двадцатилетнее тело требовало выразить благодарность своему спасителю. Узумаки даже не понял, каким образом они оказались в палатке и как на ткани стенок появился иероглиф «тишина». И лишь когда по его плечам рассыпались водопады алых волос и к бокам прижались два разгорячённых тела, Наруто смог вернуться к реальности.

Разговор с Акио Юки, мамой Хаку, поставил Наруто в тупик. Ту ни капли не смутило, что сын оказался пятнадцатилетней дочкой, всё что волновало Акио — тяжёлая судьба выпавшая её маленькой девочке. Вид обнимающихся представителей клана Юки будоражил Наруто. Он поражался своим чувствам — хоть заигрывания Забузы-тян до сих пор его пугали, но к женской сущности своего друга, того, кто сформировал личность самого Наруто и дал ему ниндо, Узумаки даже не пришлось привыкать. Стоило губам Хаку в знак благодарности коснуться щеки Наруто, тот выпал из реальности и пришёл в себя, лишь когда его руки стиснули упругие ягодицы двух ледяных принцесс, одна из которых вонзила коготки ему в спину, а вторая — расстёгивала молнию его чёрно-оранжевой куртки.

Нацухи была счастлива узнать, что Звезда уничтожена вместе с Акахоши. Наруто, удерживая девушку за руки, рассказал, что благодаря медицинским талантам Хокаге, все генины Хошигакуре были избавлены от разрушительных последствий воздействия звёздной чакры. Что они начали осваивать традиционные искусства ниндзя и достигли немалых успехов. Что её сын Сумару и полностью здоровый Мизура теперь джонины, что Хокуто, согласившаяся стать девушкой Наруто — чунин, деревня полностью оправилась от происшествия и получает заказы со всей Страны Медведей и даже соседних стран. Во время разговора само собой получилось, что руки Наруто переместились на затянутую в обтягивающие эластичные бриджи попку, а все возражения Нацухи, по поводу разницы в возрасте, Наруто отмёл, просто рассказав, что не мог на неё насмотреться ещё в той пещере, когда она спасла Наруто из ядовитой бездны. Что был зачарован её голосом, её прекрасной песней. Что был сокрушен, узнав о смерти Нацухи. И что этой разницы в возрасте больше нет, ведь Нацухи вновь молода и останется такой навсегда. Пока Нацухи слушала пылкую речь, руки Наруто сами по себе расстегнули жилет джонина, забрались под эластичную маечку и сжали округлую упругую грудь. Все возражения девушки были прерваны поцелуем Наруто. Узумаки поразился, с каким пылом и страстью она ответила ему. И на последовавший вопрос, будет ли она, Нацухи, одной из женщин Наруто, позволит ли она себя любить и защищать, останется с Наруто и его женщинами навсегда, получил немедленный утвердительный ответ.

Несмотря на плодотворно и приятно проведенный день, в голове Наруто ворочались тяжёлые мысли, а на переносице собрались морщины. Хоть он и радовался своим успехам, тому, как далеко он зашёл на своём пути, но сейчас его одолевали сомнения.

Мягкая рука легла ему на плечо и Наруто оторвал свой взгляд от закатных облаков. Внутренне хмыкнув, он сравнил своё времяпровождение с любимым занятием Шики. Наруто повернулся и глянул в светло-лавандовые глаза Хинаты, рядом с которой стояла грудастая блондинка, лишь белый плащ которой подсказывал, что это Минато-тян.

— О чём ты думаешь, Наруто-кун? — мягко спросила любимая.

— Первая — это Обито? — спросила Минато.

— Да, меня беспокоит его бездействие.

— Если бы на нём всё ещё была моя метка Хирайшина.

источник

Читайте также:  Гимнастика для шеи при вегето сосудистой дистонии