Меню Рубрики

Определение давности захоронения по костям

В настоящий период хорошо изучено время появления и размножения на трупе различных видов насекомых, пожирающих мертвые ткани. Известны сроки кладки яичек, превраще­ния их в личинки, куколки и взрослые особи. Эти данные ис­пользуются в экспертной практике для диагностики времени, прошедшего после смерти.

Обнаружение яичек, личинок и куколок мух. Различные виды мух откладывают яички в носовых отверстиях, углах глаз, а так­же под веками, во рту и во всех естественных отверстиях тела, особенно во влажных местах. Процесс развития из яичка до взрослых особей определяется видом мух и условиями (тепло и влажность). Зная вид насекомого и условия его развития, можно судить о времени, прошедшем с момента смерти.

При определении времени наступления смерти исходят из следующих примерных расчетов: личинки мух появляются на трупе примерно через 48 часов после смерти (поэтому наличие на трупе одних лишь яичек мух указывает на то, что смерть насту­пила 24—48 часов назад); через 10—14 дней из личинок образу­ются куколки, еще через 12—14 дней куколки превращаются в новых мух (вылет мух из куколок продолжается примерно 2 часа); наличие пустых оболочек куколок означает, что труп пролежал на месте по меньшей мере в течение 4 недель. Приведенный расчет приблизителен и требует учета конкретных условий размножения насекомых, в основном температуры и влажности окружающего воздуха. Например, комнатная муха весь цикл своего развития при температуре +30 С может пройти за 10—11 дней, при темпе­ратуре же +18 С этот срок удлиняется до 25—30 дней.

На практике рекомендуется собирать с трупа личинки или куколки мух, помещать их в пробирку и следить за сроком выплода взрослых насекомых.

Исследование последовательности появления на трупах различ­ных видов насекомых. Существует определенная последователь­ность (чередование) появления на трупе (погребенном или непогребенном) различных видов насекомых. Один вид сменяется другими. Эти данные могут быть использованы для установле­ния давности смерти. Во всех подобных случаях необходимо проведение специального энтомологического исследования.

Исследование ферментов и содержимого желудка. В настоя­щее время установлено, что для определения времени смерти могут быть использованы данные, полученные в результате ис­следования ферментов и содержимого желудка. Но так как дли­тельность пребывания пищи в желудке у разных лиц различна, невозможно произвести точную оценку этого признака.

Принято считать, что хорошее наполнение желудка при на­личии непереваренных частиц пищи свидетельствует о том, что человек поел менее чем за 2 часа перед смертью. Если желудок пуст, то пища не принималась примерно в течение 2-х часов перед смертью. Рекомендуются следующие ориентировочные данные для суждения о длительности пребывания пищи в же­лудке: после легкой еды — 1,5 часа; при средней плотности обе­да — 3; после повышенной плотной еды — 4 ч.

Степень наполнения мочевого пузыря также может помочь при решении вопроса о давности смерти.

Современная судебно-медицинская практика не обладает пока методами исследования, которые позволили бы с доста­точной точностью ответить на вопрос о времени смерти. На практике в каждом конкретном случае следует максимально использовать информацию, получаемую с помощью комплекса методов, и производить последующую оценку на основе сово­купности результатов. Выбор методов и их число определяет эксперт исходя из конкретной обстановки и имеющегося в его распоряжении технического оснащения.

Некоторые данные для установления времени смерти, полу­чаемые при осмотре места обнаружения трупа. Указания на время, прошедшее с момента смерти, помимо получаемых при исследовании трупа или его частей, могут дать некоторые осо­бенности места его обнаружения (например, сухие или влажные следы крови на трупе и около него).

При отравлении синильной кислотой или цианистым кали­ем, если оно наступило в светлое время суток, на подоконниках в квартире обнаруживают большое количество мертвых мух.

В весенне-летние месяцы при обнаружении трупа на траве или злаках следует сравнить состояние растений под трупом и вокруг него. Если труп лежал в данном месте свыше 6—8 дней, то трава, находившаяся непосредственно под ним и лишенная солнечного света, побледнеет вследствие потери хролофилла. Развитие растений под трупом несколько задерживается по сравнению с растениями около него. На длительность пребыва­ния трупа на месте его обнаружения указывает также прораста­ние сквозь него корней растений.

Разрастание водорослей на поверхности трупа, извлеченного из воды, указывает, что он пробыл там около 18—20 дней.

Следовательно, учитывая некоторые особенности места об­наружения трупа, можно судить и о времени пребывания его там. Если установлено, что место обнаружения трупа является одновременно и местом гибели покойного, то по особенностям этого места можно судить и о времени, прошедшем с момента смерти. Естественно, что и в таких случаях время смерти долж­но быть установлено по совокупности всех данных, полученных при исследовании трупа. Осмотр же места происшествия помо­жет определить время, прошедшее после смерти субъекта.

Определение давности захоронения. Судебно-медицинское за­ключение о давности захоронения — исключительно важное до­казательство при расследовании дел, связанных с обнаружением скелетированного трупа.

Имеющиеся в литературе данные свидетельствуют о том, что на характер изменений костной ткани захороненных трупов оп­ределяющее влияние оказывают свойства почвы. От них зависит степень выраженности и сроки появления различных признаков разложения костей, которые могут быть отмечены при исследо­вании. Решение вопроса о сроках захоронения трупа по кост­ным останкам может быть осуществлено лишь при использова­нии всего комплекса объективных методов исследования. Обя­зателен при этом анализ морфологических и физико-химичес­ких свойств почвы, в которой был погребен труп.

Рациональными методами исследования костей для опреде­ления давности захоронения трупа являются: непосредственная микроскопия, эмиссионный спектральный анализ, воздействие ультразвука и др.

При визуальном осмотре эксгумированных костей заметно по­степенное изменение их цвета и появление следов разрушения поверхности в виде выветривания и дефектов компактного слоя. Однако судить о давности материала на основании лишь окра­ски можно только в сугубо ориентировочной форме. Разруше­ние поверхностей костей — более надежный признак, оно тесно связано с качественными особенностями почвы. Если выветри­вание поверхности и дефекты компактного слоя на костях тру­пов, погребенных в выщелоченном малогумусном мощном чер­ноземе появляются не менее чем через 20 лет после погребения, то на костях, эксгумированных из дерново-карбонатной и тем­но-красной лесной почвы, дефекты компактного слоя, особенно в области эпифизов длинных трубчатых костей, диагностируют­ся спустя 15—17 лет после захоронения (перечисленные почвы обладают большой физико-химической активностью). Карбо­натные малогумусные черноземы в этом смысле еще менее ак­тивны, чем выщелоченные черноземы.

Особо следует отметить, что мягкие ткани, связки и хрящи трупов, погребенных в выщелоченном малогумусном мощном черноземе, полностью разрушаются спустя 2—3 года после за­хоронения.

Установлено, что в местах погребения трупов находится по­вышенное содержание свободных форм фосфорной кислоты по сравнению с контрольными пробами почв. Таким образом, на­личие в почве большого количества фосфора может служить по­казателем погребения трупа в данном месте в случае его исчез­новения или перемещения костей.

Метод непосредственной микроскопии дополняет визуальное исследование, позволяет дифференцированно устанавливать время захоронения по костям трупов, эксгумированных в бли­жайшие 15—20 лет после погребения. Выявляемые этим мето­дом признаки разложения костей в почве заключаются в посте­пенном изменении цвета, появлении следов разрушения в виде скарификаций, трещин и начальных признаков минерализации поверхности компактного слоя диафизов бедренных костей. Так, на костях, пребывавших в условиях выщелоченного малогумусного мощного чернозема, первые признаки минерализации выявляются спустя 9—19 лет после погребения. С увеличением продолжительности пребывания костей в земле степень выра­женности этих признаков возрастает.

Изменение окраски костей, устанавливаемое при микроско­пии в отраженном свете, для целей судебно-медицинского опре­деления давности захоронения трупа может быть также исполь­зовано в сугубо ориентировочной форме.

Метод эмиссионного спектрального анализа наиболее эффек­тивен при исследовании эксгумированных костей для определе­ния давности захоронения трупа. Качественная и полуколичест­венная визуальная оценка спектрограмм позволяет по содержа­нию ряда элементов (марганец, алюминий, кремний, железо, стронций) дифференцировать свежие костные ткани от эксгу­мированных костей различной давности захоронения трупа в пределах 10 лет. Относительная количественная характеристика, выражающая отношение элементов на основании результатов фотометрирования спектрограмм с последующей статистической обработкой, дает возможность установить давность захоронения трупа в пределах от 2 до 4 лет. С помощью эмиссионного спек­трального анализа можно одномоментно регистрировать степень накапливания костями различных микроэлементов из почвы.

Продолжительность декальцинации костной ткани сокраща­ется по мере увеличения сроков пребывания ее в земле. Этот факт может быть использован при определении давности захо­ронения трупа по костным останкам путем учета времени, необ­ходимого для указанного процесса. В зависимости от характера почвы при сопоставимых сроках захоронения декальцинация костей бывает различной. Более активно влияют на процесс разрушения минерального компонента костей темно-серая лес­ная и дерново-карбонатная почвы. По признаку продолжитель­ности декальцинации можно установить давность захоронения трупа в выщелоченном мощном черноземе, в дерново-карбонат­ной почве на мергелях и в карбонатном малогумусном чернозе­ме с достоверностью в пределах 2 года.

Во избежание ошибок нужно обязательно соблюдать сле­дующее условие — проводить комплексное исследование с ана­лизом морфологических и физико-химических свойств среды, в которой находились кости.

Таковы основные ранние и поздние трупные явления и ме­тоды определения давности наступления смерти.

1. Какие явления развиваются после смерти человека?

2. Что относят к ранним трупным явлениям?

3. Что относят к поздним трупным явлениям?

4. Как определяют давность наступления смерти по трупным явлениям?

источник

Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захоронения трупа М., «Медицина», 1978, 120 с. с ил.

В книге изложены теоретические основы и рассмотрены рациональные методы исследования эксгумированного костного материала (непосредственная микроскопия, эмиссионный спектральный анализ, окраска белкового вещества реактивом сулема — бромфеноловый синий и декальцинация в условиях воздействия ультразвука) для объективного определения давности захоронения трупа.

Особое внимание уделено отбору и подготовке материала для исследования и учету влияния морфологических и физико-химических свойств почв на характер изменения костей. Приведены рациональные критерии для практического экспертного определения давности захоронения трупа в некоторых почвах.

Монография рассчитана на судебно-медицинских экспертов, а также криминалистов.

библиографическое описание:
Определение по костным останкам давности захоронения трупа / Рубежанский А.Ф. — 1978.

Определение давности наступления смерти является одной из основных проблем теории и практики судебной медицины. Установить время наступления смерти можно, если учитывать степень развития ранних или поздних трупных явлений. Эти судебно-медицинские признаки не могут быть использованы при отсутствии мягких тканей. В таких случаях приобретает значение исследование костных останков.

При эксгумации скелетированного трупа вопрос о давности пребывания его в земле стоит первым по степени важности в ряду других, возникающих у лиц, ведущих расследование.

В судебно-медицинских руководствах, как в отечественных, так и в зарубежных, нет конкретных данных о характере и степени процессов распада костной ткани в почве. Отдельные рекомендации основаны на исследовании костей, извлеченных из земли или гробниц, когда оценивают, как правило, их внешний вид. В монографиях, посвященных экспертизе скелетирования трупа или костей, сведения об определении давности захоронения носят также общий характер (В. И. Добряк, 1960; В. И. Пашкова, 1963; N. Minovici, M. Kornbach, 1932, и др.). Не случайны поэтому заключения относительно времени пребывания костей в земле, обычно бывают весьма ориентировочными и колеблются от 10 до 20 лет и более.

Общие ориентировочные сведения о воздействии свойств почвы на степень распада биологического материала и касающиеся лишь его внешнего вида и отдельных морфологических особенностей (Н. В. Попов, 1950; М.И. Авдеев, 1960; В. М. Смольянинов, К. И. Татиев, В. Ф. Черваков, 1963; К. Walcher, 1950; J. E. Kamps, W. В. Parchese, 1956; О. Prokop, 1960, и др.) не могут в полной мере удовлетворить потребности практики. Возникает необходимость в более углубленных исследованиях сущности связи между распадом костной ткани н морфологическими и физико-химическими свойствами почвы.

Попытки отдельных авторов за рубежом (A. Foerster, Н. Goldbuch, 1954; W. Specht, S. Berg, 1958, и др.) использовать некоторые объективные методики для исследования костей, такие, например, как определение характера и степени свечения в ультрафиолетовом облучении, распада структуры на гистологическом срезе и др., также нельзя признать удачными. Это объясняется тем, что в их основу положено изучение отдельных костей небольшого числа трупов, захоронения, как правило, в гробах, а исследования проводились без учета морфологических и физико-химических свойств почвы, в которой находились кости. Проблема определения давности пребывания костей в земле может быть успешно разрешена лишь путем комплексного изучения костной ткани в совокупности с исследованием морфологических и физико-химических свойств почвы, в которой костная ткань находилась.

Нами исследован костный материал более 300 трупов различной давности захоронения (от 2 до 38 лет) в выщелоченном малогумусном мощном черноземе дерново-карбонатной почве на мергелях и горной дерновокарбонатной почве, карбонатном малогумусном мощном и сверхмощном черноземе. Эти почвы занимают значительные регионы в южных районах Европейской части СССР. Контролем служили кости свежих трупов и (для отличия от древних захоронений) субфоссильные кости. При исследовании костной ткани наряду с визуальным осмотром проводились непосредственная микроскопия, эмиссионный спектральный анализ, окраска белкового вещества кости сулемабромфеноловым синим (СБФС) и декальцинация костной ткани в условиях воздействия ультразвука.

Результаты исследования показали закономерные связи между характером изменения костной ткани и условиями среды захоронения, что позволило установить критерии судебно-медицинского определения времени захоронения трупа применительно к отдельным почвам.

Автор надеется, что представленные в книге материалы окажутся полезными как для судебных медиков, так и для работников судебно-следственных органов.

источник

Определение по костным останкам давности захоронения трупа наибо­лее полно разработано и обобщено Днепропетровским судебным медиком А.Ф. Рубежанским (1978) и учениками его школы.

Установление давности скелетирования, нахождения костей и их остан­ков в почве связано со скоростью протекания гнилостных процессов, тре­бует тщательного анализа анатомо-физиологических особенностей, возра­ста, степени развития подкожно-жирового слоя и мышц, характера и длительности заболевания, причины и темпа смерти, вида медицинской помощи, лекарств, применявшихся для лечения, степени выраженности гнилостных изменений к моменту погребения, времени года, климата, сре­ды обнаружения костных останков (земля, вода, воздух), типа почвы (чернозем, песок, суглинок), ее морфологических и физико-химических свойств (кислотность, влажность, температура), пористости, структурно­сти, сложения, строения, почвенной влаги (влагоемкости, водопроницае­мости, капиллярности, микроскопичности, почвенного воздуха), глубины, способа и вида захоронения (в гробу, деревянном, металлическом, без гроба, в одежде, без одежды, одиночное или массовое ) и прочее.

Оценивая давность пребывания костных останков на месте обнаруже­ния, учитывают полное или частичное скелетирование, наличие или отсут­ствие остатков мягких тканей, связок и суставных хрящей, костного мозга, состояния губчатого вещества и наружной костной пластинки, цвет и вес костей, изменений химического состава и микроскопической структуры тканей.

Многочисленные экспериментальные наблюдения и анализ ряда ли­тературных источников позволили В.И. Пашковой (1975) установить, что на поверхности почвы поздней весной, летом и теплой ранней осенью в условиях умеренного климата, при доступе влаги, ветра, солнечной радиа­ции, действии мух, муравьев, мелких грызунов и хищников разрушение и уничтожение мягких тканей происходит за 2—4 нед. для трупа взрослого человека и за неделю — для детского. Примерно такие сроки скелетирования и в условиях жаркого климата, теплого влажного помещения и компостных ям. В условиях умеренного климата, но поздней осенью и зимой при низкой температуре процессы гниения останавливаются, прекращается действие насекомых, возобновляющееся весной. В таких условиях скелетирование наступает за 8—10 мес. В указанные сроки кости лишены мягких тканей, хрящей и связок. Другие признаки за исключением следов зубов хищников и незначительного изменения цвета отсутствуют, на чем основывается вы­вод о давности нахождения костей на поверхности почвы.

Кости, подвергшиеся атмосферным воздействиям, солнечной радиа­ции, становятся белыми, наружная костная пластинка растрескивается и на отдельных участках отпадает. То же самое происходит и с компактой. В результате этого губчатое вещество суставных концов трубчатых костей обнажается, приобретая темно-коричневую окраску, а наружная поверх­ность диафизов становится шероховатой. Поверхность кости, контактиру­ющая со мхом, становится ярко-зеленой. Кость, лежавшая на сырой земле, гниющей траве или влажных опавших листьях, приобретает темно-корич­невый, различной интенсивности цвет в местах контакта. Наличие на од­ной и той же поверхности кости различного цвета участков указывает на ее перемещение и изменение первоначального положения человеком или жи­вотными.

Длительно находящаяся на поверхности почвы кость становится сухой, порозной, шероховатой, легкой и хрупкой.

Давность нахождения костей в почве выясняется с учетом характера почвы, цвета и прочности кости, особенностей флоры и фауны.

К гниению более устойчивые здоровые зубы молодых людей. Изменен­ные кариесом, бедные известью зубы старых людей гниют быстрее здоро­вых. По данным французского судебного медика Орфила быстрее всего гниют зубы в навозе, медленнее — в земле и еще медленнее — в среде, защищенной от доступа воздуха.

Читайте также:  Снимки перелома лучевой кости со смещением

Определенное влияние на развитие трупных явлений и разрушение одежды оказывает почва.

Крупнозернистая пористая почва способствует более быстрому разло­жению трупа, по сравнению с мелкозернистой и пористой. Глинистая почва задерживает разложение трупа. Так, в глинистой почве на глубине от 1,5 до 3 м в районе г. Севастополя были обнаружены одежда, целые сапоги и останки солдат, погибших во время обороны Севастополя и захоронен­ных более 120 лет назад.

При исследовании эксгумированных костей для установления давности нахождения в почве применяют субъективные (визуальные, микроскопи­ческие) и объективные методы исследования (эмиссионный, спектральный анализ, окраска белкового вещества кости реактивом сулема-бромфеноловый синий и др.).

Эмиссионный спектральный анализ позволяет установить в костной ткани некоторые микроэлементы, поступившие из почвы, накопление, ко­торых обусловлено ее свойствами и прямо пропорционально времени пре­бывания костей в почве.

«Выветривание» компактного слоя или «дефекты» компакты в области эпифизов длинных трубчатых костей появляется после 10-летнего пребы­вания в почве.

Начальные признаки минерализации (потемнение поверхностного слоя компакты, которая в глубине белесовато-сероватая, аморфная, полупроз­рачная, напоминающая парафин — «феномен парафина», по А.Ф. Рубежанскому) устанавливают методом непосредственной стереомикроскопии. Эти признаки при нахождении длинной трубчатой кости в выщелоченном малогумусном черноземе появляются через 8—10 лет после захоронения Минерализацию (рыхлую, сухую белесовато-желтую массу на поверхности кости, под которой локализуются неминерализованная масса) обнаружива­ют спустя 10 лет после захоронения.

А.Ф. Рубежанский (1978) установил, что цвет костной ткани изменяется в зависимости от давности захоронения в той или иной почве (табл. 45—48).

Скелетирование трупов на глубине 30—50 см происходит быстрее, что объясняется проникновением сквозь слой почвы влаги, воздуха, солнечных лучей, а также микроорганизмов в поверхностных слоях почвы, мелких корней кустарников и деревьев.

В песчаной почве на глубине 30—50 см скелетирование происходит в течение 1—5 лет. Костные останки сухие за счет потери влаги и жира. Компакта растрескивается, приобретает шероховатость. На суставных кон­цах длинных трубчатых костей она может отсутствовать.

Компакта длинных трубчатых костей, захороненных поверхностно, твердая, крепкая, по всем поверхностям кости светло-серая, иногда с розо­ватым оттенком.

При пребывании в земле в среднем 8—10 лет на зубной эмали появля­ются тусклые пятна или полосы желтоватого и серовато-коричневого цве­та, затем на эмали образуются поверхностные продольно расположенные, а через 20—30 лет — глубокие трещины с коричневой и коричнево-крас­ной поверхностью. Спустя 40—50 лет эмаль может отделяться в виде пластинок. Дентин и цемент становятся хрупкими и к 60—70 годам пребы­вания в почве, распадаются на отдельные кусочки серовато-желтого и желтовато-коричневого цвета.

Зубы у лиц в возрасте от 20—25 до 40 лет с давностью погребения до 10 лет прочно удерживаются в альвеолярных отростках, а у лиц от 45 до 70 лет извлекаются легко.

Ногти в течение первых месяцев отделяются от мягких тканей пальцев, лежат свободно, не изменяя свою форму. Через 2—3 года они сворачивают­ся в коричневые трубочки.

Точность методов определения давности захоронения по костным останкам находится в пределах нескольких лет.

Экспертизой костных останков, подвергшихся действию пламени, ре­шаются вопросы о принадлежности объекта экспертизы к кости, видовой и половой принадлежности.

После вскрытия пакетов с золой ее визуально осматривают с целью выявления кусочков кости. При наличии таковых их исследуют сравни­тельно-анатомическим методом или подвергают спектральному анализу. В случаях отсутствия в золе кусочков кости производят ультрафиолетовое облучение ее в затемненном помещении. Голубоватое или серо-коричневое свечение частиц свидетельствует о наличии в золе костной ткани, которую отбирают для последующего исследования.

Всю золу из каждого пакета просеивают через неметаллическое сито с диаметром ячеек до 1 мм 2 , разделяя на золу и отсев.

Отсев осматривают визуально и методом непосредственной микроско­пии, а затем частицы до 3 мм 2 подвергают исследованию в мягких, а более крупные — в средних рентгеновских лучах.

Объекты более 0,2 г взвешивают и проводят их спектральное исследова­ние. По соотношению и комбинации микроэлементов решают названные вопросы.

Отождествление личности по костным останкам основывается на при­знаках, индивидуализирующих объекты экспертизы, с обязательным ис­пользованием данных медицинской документации, фотоснимков, рентге­нограмм, зубных протезов и прочих материалов.

Для решения вопроса о принадлежности костных останков трупу опре­деленного человека выявлению, сравнению и анализу подлежат признаки, обнаруженные исследованием останков, с особенностями строения, по­вреждениями и изменениями скелета пропавшего без вести человека по данным медицинских документов, фотоснимков, рентгенограмм, зубных протезов и других материалов, добытых следственным путем.

К таким документам относятся: истории болезни (зубоврачебные карты лечебно-профилактических учреждений, клиник, больниц, поликлиник, амбулаторий, диспансеров, санаториев), дневники, карты физического раз­вития школьников и детей детских учреждений, рентгенограммы независи­мо от давности изготовления и преследуемой цели, но с обязательным наличием на них полного или частичного изображения тех костей, которые представлены на экспертизу, прижизненные подлинники фотографий хоро­шего качества и в различных ракурсах головы (анфас, профиль, 3/4 поворо­та, с наличием зубов). Ретушированные фотоснимки для идентификации не пригодны, сведения о росте, возрасте, группе крови отождествляемого, окружности его головы, (по сведениям райвоенкоматов, военных медицин­ских учреждений, вещевой службы войсковых частей), физических недо­статках, связанных с травмами, заболеваниями и их последствиями, а так­же бросающиеся в глаза броские приметы и функциональные признаки (хромота, искривления позвоночника, форма и величина головы, характер прикуса, состояние передних зубов, коронки, зубные протезы, слепки, зубы, выпавшие или удаленные при жизни, костные фрагменты, явившиеся следствием операции и т.д.).

Отождествление личности по черепу проводят фотосовмещением, а по зубам — анатомическим особенностям, возрастным изменениям, сто­матологическому статусу (форме челюстей, форме, размерам и количеству зубов), следам врачебного вмешательства (экстракции зубов, пломбам, ис­кусственным зубам, протезам и т.д.), изменениям зубов под влиянием гние­ния, химических агентов и высокой температуры.

источник

  • Пользователи
  • 116 сообщений
    • Город: г.Краснодар

    4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДАВНОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ

    Вопрос о давности захоронения трупа чрезвычайно сложен, так как данные литературы об определении сроков захоронения не отличаются (как видно ниже) необходимой полнотой, однородностью, а главное, одинаковой оценкой наблюдаемых изменений в костях во времени и характере их проявления. Это понятно, если учесть различие исходных данных каждого исследователя, сложность и трудность решения вопроса.

    Определение давности захоронения трупа по костным останкам тесно связано со сроками гниения (скелетирования) или другими поздними трупными явлениями. Для того чтобы наиболее правильно ответить на поставленный вопрос при проведении поисковых и эксгумационных работ, поисковик должен обладать объемом знаний (приведенных ниже) о явлениях, происходящих с телом, а позже и с костями человека после его смерти. Ранние трупные явления (охлаждение, высыхание, трупные пятна и др.) здесь не описываются, так как не имеют практического значения при проведении эксгумационных работ.

    4.1. Поздние трупные явления

    Трупными явлениями называются изменения, развивающиеся в трупе после смерти в результате прекращения жизненных функций самого организма.

    Поздние трупные явления начинают развиваться хотя и вскоре после смерти, на вторые-третьи сутки, но своего развития они достигают значительно позже, обычно через несколько недель, иногда месяцев и даже лет. Поздние трупные явления влекут за собой значительные изменения трупа — его внешнего вида и строения органов и тканей. Поэтому они также называются трансформирующими или трансформативными и бывают двух видов — разрушающими и консервирующими. В первом случае морфоло гические элементы трупа постепенно разрушаются, растворяются, улетучиваются, ломаются и т.д.; во втором — ткани трупа хотя и претерпевают определенные изменения, но все же труп не разрушается, а сохраняет свою форму, иногда даже микроскопическое строение тканей. К разрушающим трупным явлениям относятся гниение и разрушение трупа животными, к консервирующим — мумификация, жировоск и торфяное дубление. Нередки случаи, когда один и тот же труп подвергается разнородным воздействиям: частично разрушается, частично консервируется. Нередко дело начинается с процессов разрушения, которые затем приостанавливаются и заменяются процессами консервации трупа.

    4.1.1. Гниение (скелетирование)

    Сущность и причины гниения. Гниением называется процесс разложения белковых веществ под влиянием жизнедеятельности микроорганизмов. Белки пищи под влиянием пищеварительных соков разлагаются в желудке и кишечнике на аминокислоты. Этот процесс распада белков до аминокислот под влиянием пищеварительных ферментов можно вызвать и вне организма лабораторным путем. Если обрабатывать белки кислотами или едкими щелочами при кипячении, то расщепление белковой молекулы идет еще дальше, расщепляются и аминокислоты, образуя более простые химические соединения, в том числе много газообразных.

    Наконец, расщепление белков может происходить и под влиянием особых микроорганизмов, так называемых гнилостных, которые вызывают глубокий распад белковой молекулы, доходящий до образования газообразных веществ, подобно воздействию едких щелочей.

    Гнилостных организмов известно очень много, они широко распространены в природе, и всегда имеются у живого человека — в полости рта и в кишечнике, нередко на окружающих предметах, в атмосферном воздухе. Гнилостные микробы бывают как аэробного, так и анаэробного характера. Гниение при участии аэробных микробов происходит активнее, с более полным разложением белковой молекулы и с меньшим образованием зловонных веществ. Анаэробное гниение происходит медленнее, и при нем образуется больше жидких зловонных веществ. В большинстве случаев в гниении участвуют и те, и другие разновидности гнилостных микроорганизмов.

    Продукты гниения разнообразны: аминокислоты, различные растворимые вещества типа аминов, различные кислоты — валериановая, янтарная, щавелевая, уксусная и их замещенные, замещенные молочной кислоты, крезол, фенол и их замещенные, пропионовая кислота и многие другие растворимые вещества, а также газы — метан, аммиак, азот, водород, кислород, углекислый газ, сероводород и его замещенные — этилмеркаптан и метилмеркаптан. Эти три последних газа обладают зловонным запахом (тухлых яиц), который начинает ощущаться вскоре после начала гниения. Но и другие вещества, в частности, многие амины, обладают дурным запахом.

    Гнилостные микробы при разложении трупа обычно быстро погибают, поэтому гнилые трупы в смысле заражения инфекцией не опасны, но в процессе гниения образуются некоторые ядовитые вещества — птомаины, какпутресцин, кадаверин и трупные алкалоиды.

    Гниение не следует отождествлять с брожением, которое представляет собой разложение не белков, а углеводов (сахаридов) под влиянием других, специальных бродильных микроорганизмов. Так как в организме человека содержится меньше 1% углеводов, то брожение не имеет практического значения для разрушения трупа.

    Условия и факторы гниения. Так как гниение — бактериальный процесс, то все условия, влияющие на жизнедеятельность микробов, соответственно влияют и на гниение. Сюда относятся главным образом температура, влажность и достаточный приток воздуха.

    Наиболее благоприятна для гниения температура окружающей среды 20-40°С. При понижении температуры гниение замедляется, а при 0-1°С останавливается совсем. При повышении температуры гниение тоже начинает замедляться и при 50-60°С останавливается совсем ввиду того, что эта температура губительно действует на гнилостные бактерии. Летом, когда температура воздуха в среднем равна 20-30°С, трупы гораздо скорее разлагаются, чем зимой.

    Влажность тоже имеет очень существенное значение для гниения. При недостатке влаги микроорганизмы погибают; высушивание — одно из самых могучих средств для уничтожения бактерий. Воды, находящейся в трупе (65%), вполне достаточно, чтобы поддерживать процессы гниения. В дальнейшем при испарении одной части жидкости и просачивании в почву другой, гниение может замедляться, особенно при недостатке воздуха.

    Воздух, вернее, кислород воздуха, необходим, как упоминалось, не для всех гнилостных микроорганизмов, но все же большинство из них нуждается в свободном кислороде. Поэтому при недостатке или при отсутствии кислорода гниение значительно замедляется и может даже совсем приостановиться. Из этого понятно, почему на воздухе трупы разрушаются гораздо скорее, чем зарытые в землю.

    Свойства самой почвы тоже играют ролы в крупнозернистой почве гниение идет скорее, чем в мелкозернистой, а в мелкозернистой скорее, чем в глинистой. Чрезмерная влажность или чрезмерная сухость тоже замедляют гниение. В глубокой могиле гниение происходит медленнее, чем в поверхностной. Одежда задерживает гниение, особенно шелковая, шерстяная и резиновая. Большое значение имеет и гроб: трупы, похороненные в земле без гробов, разрушаются значительно быстрее, чем положенные в гроб; чем прочнее сделан и герметичнее закрыт гроб, тем медленнее идет разрушение трупа. В герметически запаянных металлических гробах удавалось находить трупы сравнительно мало разрушенными спустя многие годы.

    Быстро происходит гниение в навозе, а также в воде, хотя и несколько медленнее, чем на воздухе. В каловых массах гниение иногда может задерживаться, особенно в глубине.

    Весьма существенным условием гниения является отсутствие веществ, убивающих микроорганизмы (это так называемые антисептические, противогнилостные, консервирующие, дезинфицирующие вещества), и возможность развития щелочной реакции, так как кислая среда неблагоприятно действует на большинство гнилостных микроорганизмов.

    Свойства самого трупа тоже имеют большое значение. Чем больше масса трупа, тем больше времени требуется на ее разрушение; маленькие трупы разрушаются скорее, хотя при сильной степени истощения или при смерти от малокровия (потери крови) гниение может сильно задерживаться вследствие обеднения трупа белками и влагой. При смерти от сепсиса гниение, наоборот, происходит очень быстро вследствие наличия в теле микроорганизмов, из которых большинство являются гнилостными. Трупы новорожденных, не принимавших пищи, загнивают медленнее вследствие почти полного отсутствия в них микроорганизмов. Наличие на трупе обширных открытых ран, нагноений, отеков ускоряет гниение. Некоторые отравления (мышьяком, сулемой), как считают, могут замедлять гниение, но если это и верно, то влияние указанного фактора незначительно. Отдельные части расчлененных трупов загнивают медленнее вследствие потери влаги (крови) и более быстрого высыхания.

    Процесс гниения. Порядок, в котором загнивают и разрушаются отдельные органы, можно указать лишь приблизительно. Прежде всего гниение начинается в полости рта, гортани и трахеи, к которым затем присоединяется гниение в кишечнике и желудке. Отсюда гниение, с одной стороны, быстро переходит на кровь, а с ней на мышцы и кожу, а с другой — на соседние с кишечником органы — селезенку, брыжейку, печень, затем мозг, сердце и легкие; еще позже развивается гниение в почках, мочевом пузыре и предстательной железе. Очень долго противостоят гниению небеременная матка, стенки крупных сосудов (аорта), некоторые хрящи, сухожилия, а особенно волосы и кости, которые, как известно, сохраняются столетиями и даже тысячелетиями.

    Причина стойкости этих органов заключается в плотности их ткани и бедности ее водой. В волосах, например, белковое вещество находится в ороговевшем состоянии, и влаги в них почти нет; в костях белкового вещества меньше, чем в других органах, и много извести, которая не подвергается гниению. У новорожденных младенцев мозг начинает загнивать раньше других органов, так как он богат водой, а тонкие покровы головки легко проницаемы для микроорганизмов.

    При расплавлении и уничтожении органов нарушается их связь между собой: суставы распадаются, голова отделяется от туловища, позвоночник распадается на отдельные позвонки. Кожа, разрушаясь, обнажает мышцы; в более тонких слоях, например, на животе, мышцы тоже разрушаются и обнажают брюшную полость; грудные хрящи размягчаются, грудина отделяется и проваливается в грудную полость. Органы брюшной и грудной полостей тоже размягчаются, уменьшаются и постепенно исчезают. Остатки их, например, крупные сосуды и бронхи, почечные лоханки, матку, можно найти спустя продолжительное время. При дальнейшем разжижении органы уменьшаются в объеме, освобождаются от крови и других жидкостей; жидкие части стекают вниз, переполняют нижележащие части трупа и вытекают наружу; при благоприятных обстоятельствах они всасываются одеждой, досками гроба, почвой. Для последующего разрушения трупа необходимо дальнейшее поступление влаги из почвы или атмосферы (дожди, снег, туман и т.д.). Поступление воды не только поддерживает жизнедеятельность микроорганизмов, но и способствует растворению и вымыванию жидких продуктов гнилостного распада, вследствие чего органы мало-помалу разрушаются. На воздухе имеет значение образование газов (более интенсивное, чем в могиле), а также механическое разрушение ветром и дождем (выветривание).

    Однако от вышеприведенной схемы бывают многочисленные отклонения, обусловленные как внешними, так и внутренними факторами. Здесь играет существенную роль причина смерти; например, при смерти от огнестрельных ранений головы гниение может начинаться с полости черепа, при раздроблении ног в обратном направлении — от ног к голове; патологически пораженные органы в одних случаях сильнее противостоят гниению (крупозное воспаление легких, плотные опухоли, циррозы), в других — слабее (гнойные воспаления, белковые перерождения, распадающиеся опухоли). Вскрытый труп загнивает быстрее, чем невскрытый. Сроки гниения точно установить невозможно. Иногда разные части одного и того же трупа разрушаются с различной скоростью. Известен случай, когда на эксгумированном через 20 лет трупе наблюдалось полное разрушение мягких тканей головы, груди, живота и верхних конечностей при сравнительно хорошей сохранности ног, которые, как и туловище, были в шерстяной одежде.

    Читайте также:  Воронины у кости был дневник

    Нередко трупы, похороненные рядом в совершенно одинаковых условиях (в смысле почвы, гроба, одежды и причины смерти), разрушаются в совершенно различные сроки: один в течение 10-12 месяцев, другой — нескольких лет.

    При самых благоприятных условиях летом, на поверхности земли мягкие части трупа могут разрушиться за 1-1,5 месяца, но обычно для этого требуется больше времени. В воде трупы гниют почти вдвое медленнее, чем на воздухе, а в земле — в 6-10 раз медленнее, но и эти данные очень относительны. Каждый случай гниения требует подробного обсуждения.

    Так, Э. Гофман (1912) установил, что мягкие ткани взрослого человека разрушаются в течение 2-3 лет пребывания в земле, связки и хрящи — в течение 5 лет, исчезновение костного мозга и полное высыхание костей наступают в среднем через 10 лет после захоронения. Р.З. Кокель (1925) при отсутствии хрящевой ткани и жира указывал на пребывание костей в земле в течение 25-30 лет. Хрупкость, шероховатость и порозность костей, а также малая масса дают основание полагать, что они пребывали в земле не менее 100 лет. Ю. Краттер (1928) отмечает, что скелетирование трупов взрослых в пористой почве происходит в течение 3-5 лет, в менее проницаемой — до 10 лет и более. При наличии мягких тканей и хрящей — срок захоронения 5-10 лет; при полном отсутствии мягких тканей, наличии скудных остатков хрящей и сохранении пропитывания костей жиром — не более 10-15 лет. Если трубчатые кости находятся в равномерно высушенном состоянии, срок погребения равен 25-30 годам. Кости твердые, но ломкие, крошащиеся, шероховатые, пористые свидетельствуют о сроке захоронения, равном 100 годам и более.

    По сообщению Walcher (1931), полное скелетирование трупа при глубине захоронения на 1 м 80 см в почве средней влажности и сухости наступает в течение 7 лет. Наличие на черепе остатков твердой мозговой оболочки указывает на давность захоронения, равную 1-2 годам. Прорастание естественных отверстий костей корнями растений свидетельствует о том, что труп был захоронен 1 -3 года назад. При обезжиривании костей, их хрупкости и признаках выветривания следует думать о большом сроке захоронения.

    Berg и Specht (1958) указывают, что при условиях, благоприятствующих распаду мягких тканей, скелетирование наступает на протяжении 3-5 лет. Во влажной почве и в общих могилах сроки скелетирования удлиняются. Связки и хрящи разрушаются через 5 лет после захоронения. Обезжиривание костей наступает через 10 лет и более после захоронения, после чего они становятся хрупкими, уменьшается их масса. 3. Кноблох (1959) считает, что при наличии остатков мягких тканей и хрящей кости находятся в земле 5-10 лет, при наличии небольшого количества мягких тканей и хрящей — 10-15 лет, если кости сухие, лишены жира — 20-25 лет, сухие, ломкие, шершавые, легкие — больше 50 лет. Durwald (1960) отмечает, что при захоронении в сухой земле скелетирование наступает через 3-5 лет, во влажной почве — более чем через 5 лет. Если кости сухие, обезжиренные, можно думать, что прошло 10-15 лет после захоронения. Berg (1963) установил, что в почве без доступа воздуха разложение мягких тканей происходит в течение 5 лет. В сухой почве скелетирование наступает через 6-7 лет, в сырой — через 9-10 лет, а в некоторых случаях — через 15-20 лет. В грунтовых водах мягкие ткани трупа превращаются в жировоск и кости скелета могут сохраняться в течение 10-20 лет. В земле, покрытой строениями и другими сооружениями, препятствующими проникновению влаги и действию солнечной радиации, кости сохраняются долго. В склепах и саркофагах останки практически не изменяются на протяжении тысячелетий.

    Исходя из приведенных сведений, а также многочисленных экспертных наблюдений, приводим данные, которые берутся за основу при решении вопроса об определении сроков захоронения (давности наступления смерти) по костным останкам при судебно-медицинских экспертных исследованиях.

    На открытом воздухе (на поверхности земли) поздней весной, летом и ранней теплой осенью в условиях умеренного климата, при доступе влаги, ветра, солнечной радиации, действии мух, муравьев, мелких грызунов и хищников разрушение и уничтожение мягких тканей происходят в короткие сроки, исчисляемые 2-4 неделями для трупа взрослого человека. Для детских трупов этот срок может сократиться до одной недели. В условиях жаркого климата и при пребывании трупа в теплом влажном помещении и компостных ямах сроки разрушения мягких тканей примерно такие же. В условиях умеренного климата, но поздней осенью и зимой, когда при низкой температуре останавливаются процессы гниения трупа и прекращается действие насекомых, возобновляющиеся весной, полное скелетирование трупа происходит в течение нескольких (не менее 8-10) месяцев.

    В указанные сроки кости скелета могут быть полностью лишены мягких тканей, в том числе хрящей и связок. Но какие-либо другие признаки, изменяющие внешний вид останков (за исключением следов, оставленных зубами хищников, и небольшого изменения цвета), за столь короткий срок ске-летирования развиться не успевают, на чем и основывается решение вопроса о давности наступления смерти.

    При обнаружении на поверхности земли сильно измененных, лишенных мягких тканей костей решать вопрос о сроке наступления смерти следует по-иному, так как различные внешние факторы в этом случае действуют не на ткани трупа, а только на его скелет. Изменения костей при этом могут быть самыми разнообразными. Например, в результате воздействий атмосферы, в том числе и солнечной радиации, открытые поверхности костей, обесцвечиваясь, становятся белыми, наружная компактная пластинка растрескивается и на отдельных участках кости отпадает. Вследствие этого губчатое вещество суставных концов трубчатых костей обнажается, приобретая темно-коричневый цвет, а наружная поверхность диафизов становится шероховатой. Поверхность костей, обращенная к почве, покрытой мхом, может быть окрашена в ярко-зеленый цвет. В тех же случаях, когда кость лежит на сырой земле, гниющей траве или влажных опавших листьях, соответствующая поверхность ее окрашивается в темно-коричневый, различный по интенсивности цвет. Поэтому противоположные поверхности одной и той же кости по окраске могут иногда резко отличаться друг от друга. Если на одной и той же поверхности кости имеются участки, окрашенные по-разному, это свидетельствует о том, что кость перемещалась, первоначальное положение ее изменено, например, животными.

    Интенсивность происходящих в скелетированных костях, находящихся на поверхности земли, изменений постепенно нарастает; уменьшаются, а затем полностью исчезают органические вещества. Вместе с тем постепенно изменяется и неорганический состав костной ткани. В результате кости становятся сухими, порозными, шероховатыми, легкими и хрупкими, что свидетельствует о далеко зашедших структурных изменениях. Повреждения останков грызунами и мелкими хищниками обычно проявляются в виде следов, характерных для действия зубов этих животных. Нередко естественные отверстия костей прорастают корнями растений, возраст которых (устанавливаемый ботаником) помогает эксперту решить вопрос о давности наступления смерти человека, которому принадлежали костные останки.

    Таким образом, в зависимости от условий окружающей среды, характера выявленных на костях изменений, их выраженности, а также типа костей (трубчатые, губчатые, плоские) длительность пребывания их на поверхности земли может исчисляться от нескольких месяцев до многих десятков лет.

    При захоронении трупов на глубину 30-50 см от поверхности почвы, без фоба, скелетирование происходит значительно быстрее, чем при обычной глубине погребения. Интенсивному разрушению мягких тканей в подобных случаях способствуют влага, воздух, солнечная радиация, легко проникающие сквозь указанную толщу почвы, лежащей над трупом, микроорганизмы, населяющие поверхностные слои земли, а также корни мелких кустарников и деревьев. В песчаной почве при указанной глубине погребения трупа процесс скелетирования может происходить на протяжении 1-3 лет. Костные останки при этом становятся сухими за счет потери влаги и жира, наружная компактная пластинка растрескивается, приобретает шероховатость. На суставных концах длинных трубчатых костей компактный слой может отсутствовать. В отличие от останков, находящихся длительное время на поверхности земли, компактный слой длинных трубчатых костей, захороненных поверхностно, плотный, без видимых изменений, кости твердые, крепкие и, как правило, окрашены одинаково на всех поверхностях в светло-серый, иногда с розовым оттенком, цвет. Такие кости имеют сходство с костными останками из древних погребений, расположенных в сухой песчаной почве. Однако останки, находившиеся в древних курганах, нередко отличаются от костей, пролежавших в поверхностных слоях песчаной почвы в течение 3-5 лет, резко выраженной порозностью, хрупкостью, небольшой массой и обычно отсутствием мелких корней растений в естественных отверстиях.

    К объективным методам, применяемым с целью определения давности захоронения, можно отнести морфологический, химический и физический, предложенные Berg и Specht (1958), Berg (1963). Отсутствие в работах этих авторов сведений об условиях захоронения трупов, физико-химическом составе почвы и др. почти полностью исключает использование названных методов в практике. Наиболее ценными оказались данные А.Ф. Рубежан-ского (1966), с помощью эмиссионного спектрального анализа и ультразвука изучившего большое количество скелетированных трупов с известными характеристиками почвы, условий и времени захоронения. С помощью метода эмиссионного спектрального анализа была установлена четкая зависимость химического состава костных останков от типа почвы и давности захоронения. По коэффициентам соотношений отдельных элементов (Ca/Al, Ca/Si, Ca/Ti) автору удавалось определять срок давности захоронения с точностью до ±2 лет. Кроме того, было установлено, что процесс декальцинации костных останков зависит в основном от тех же причин, что и изменение их элементного состава. Определение срока захоронения трупа по костям А.Ф. Рубежанский рекомендует осуществлять с использованием комплекса предлагаемых им методов.

    источник

    Определение по костным останкам давности захоронения трупа

    Рубежанский А.Ф. Определение по костным останкам давности захо — ронения трупа . — М .: Медицина , 1978. — 120 с .: ил .

    В книге изложены теоретические основы и рассмотрены рациональные методы исследования эксгумированного костного материала ( непосредствен — ная микроскопия , эмиссионный спектральный анализ , окраска белкового ве — щества реактивом сулема — бромфеноловый синий и декальцинация в усло — виях воздействия ультразвука ) для объективного определения давности захо — ронения трупа .

    Особое внимание уделено отбору и подготовке материала для исследо — вания и учету влияния морфологических и физико — химических свойств почв на характер изменения костей . Приведены рациональные критерии для прак —

    тического экспертного определения давности захоронения трупа в некоторых почвах .

    Монография рассчитана на судебно — медицинских экспертов , а также криминалистов .

    Определение давности наступления смерти является одной из основ — ных проблем теории и практики судебной медицины . Установить время на — ступления смерти можно , если учитывать степень развития ранних или позд — них трупных явлений . Эти судебно — медицинские признаки не могут быть ис — пользованы при отсутствии мягких тканей . В таких случаях приобретает зна — чение исследование костных останков .

    При эксгумации скелетированного трупа вопрос о давности пребыва — ния его в земле стоит первым по степени важности в ряду других , возникаю — щих у лиц , ведущих расследование .

    В судебно — медицинских руководствах , как в отечественных , так и в за — рубежных , нет конкретных данных о характере и степени процессов распада костной ткани в почве . Отдельные рекомендации основаны на исследовании костей , извлеченных из земли или гробниц , когда оценивают , как правило , их внешний вид . В монографиях , посвященных экспертизе скелетирования тру — па или костей , сведения об определении давности захоронения носят также общий характер ( В . И . Добряк , 1960; В . И . Пашкова , 1963; N. Minovici, M. Kornbach, 1932, и др .). Не случайны поэтому заключения относительно вре — мени пребывания костей в земле , обычно бывают весьма ориентировочными и колеблются от 10 до 20 лет и более .

    Общие ориентировочные сведения о воздействии свойств почвы на степень распада биологического материала и касающиеся лишь его внешнего вида и отдельных морфологических особенностей ( Н . В . Попов , 1950; М . И . Авдеев , 1960; В . М . Смольянинов , К . И . Татиев , В . Ф . Черваков , 1963; К . Walcher, 1950; J. E. Kamps, W. В . Parchese, 1956; О . Prokop, 1960, и др .) не могут в полной мере удовлетворить потребности практики . Возникает необ — ходимость в более углубленных исследованиях сущности связи между рас — падом костной ткани н морфологическими и физико — химическими свойства — ми почвы .

    Попытки отдельных авторов за рубежом (A. Foerster, Н . Goldbuch, 1954; W. Specht, S. Berg, 1958, и др .) использовать некоторые объективные методики для исследования костей , такие , например , как определение харак — тера и степени свечения в ультрафиолетовом облучении , распада структуры на гистологическом срезе и др ., также нельзя признать удачными . Это объяс — няется тем , что в их основу положено изучение отдельных костей небольшо — го числа трупов , захоронения , как правило , в гробах , а исследования прово — дились без учета морфологических и физико — химических свойств почвы , в которой находились кости . Проблема определения давности пребывания кос — тей в земле может быть успешно разрешена лишь путем комплексного изу —

    чения костной ткани в совокупности с исследованием морфологических и физико — химических свойств почвы , в которой костная ткань находилась .

    Нами исследован костный материал более 300 трупов различной дав — ности захоронения ( от 2 до 38 лет ) в выщелоченном малогумусном мощном черноземе дерново — карбонатной почве на мергелях и горной дерново —

    карбонатной почве , карбонатном малогумусном мощном и сверхмощном черноземе . Эти почвы занимают значительные регионы в южных районах Европейской части СССР . Контролем служили кости свежих трупов и ( для отличия от древних захоронений ) субфоссильные кости . При исследовании костной ткани наряду с визуальным осмотром проводились непосредствен — ная микроскопия , эмиссионный спектральный анализ , окраска белкового ве — щества кости сулемабромфеноловым синим ( СБФС ) и декальцинация кост — ной ткани в условиях воздействия ультразвука .

    Результаты исследования показали закономерные связи между харак — тером изменения костной ткани и условиями среды захоронения , что позво — лило установить критерии судебно — медицинского определения времени захо — ронения трупа применительно к отдельным почвам .

    Автор надеется , что представленные в книге материалы окажутся по — лезными как для судебных медиков , так и для работников судебно — следственных органов .

    СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ДАВНОСТИ СМЕРТИ

    И ЗАХОРОНЕНИЯ ТРУПА ПО ЭКСГУМИРОВАННЫМ КОСТНЫМ ОСТАНКАМ

    Попытки определить давность смерти или захоронения трупа по кост — ным останкам имели место еще в XIX столетии , когда в литературе появи —

    лись некоторые сведения относительно сроков гниения трупа и давности пребывания костей в земле . Был описан преимущественно внешний вид кос — тей , извлеченных из захоронения различной давности ( М . Ortifa, 1834; Devergie, 1852; J, L. Casper, 1860; Casper-Liman, 1876; A. Lacassaghe, 1878; E. Hofmann, 1887, и др .). Внешний вид Гостей большой давности захоронения опи — сали М . Orfila и О . Lesueur (1931). Авторы отметили , что цвет костей в гли — нистой почве может быть желтым или красновато — желтым , а в некоторых случаях — пурпурно — красным . Brian (1860) провел экспертизу трупа , обна — руженного спустя 12 лет после захоронения , и на основании внешнего вида костей , имевших желтовато — бурый цвет , и почти полному отсутствию мягких тканей дал заключение , что тело могло пробыть в земле от 8 до 12 лет . Было отмечено , что свойства песчаной почвы мало способствовали гниению .

    Исследователям тогда уже было известно , что кости могут сохраняться бесконечно долго в зависимости от условий среды пребывания . По свиде — тельству М . Orfila, кости короля Дагобера , найденные при раскопке в одном из аббатств и пролежавшие в земле 1200 лет , не были изменены . В то же время кости , извлеченные через 11 веков из могилы , находившейся в церкви святого Женовье в Париже , были настолько хрупкими , что ломались от лег — кого прикосновения .

    В руководствах по судебной медицине того времени стали появляться сведения о примерных сроках скелетирования трупа в земле . L. Mande (1826), например , считал , что если кости не лишены хрящей , а в центральном канале длинных трубчатых костей еще есть костный мозг , то давность их пребыва — ния в земле составляет 5 или 10 лет . Наличие высохших хрящей на сочленен — ных концах костей , находящихся в сухой почве , позволяет считать этот срок равным примерно 20—30 годам . М . Taylor (1854) отмечал , что мягкие части трупа полностью разлагаются через 10 лет после захоронения , и с этого вре — мени наступает период , когда разрушению начинают подвергаться кости .

    Читайте также:  Переломы костей таза с повреждениями тазовых органов

    Изменения костей при скелетировании трупа авторы пытались сопос — тавить с характером почвы , учитывая главным образом ее механический со — став . Они считали , что быстрее гниет труп , находящийся в сырой земле , и кости в таких случаях сохраняются не так долго , как в сухой земле (A. Schauenstein, 1862). В то же время в песчаной почве гниение трупа происхо — дит быстрее , чем в глинистой ( В . Никулин , 1884). На основании исследова — ний 150 эксгумированных трупов Н . Reinhard (1879) пришел к выводу , что в почве с большим содержанием гравия и песка распад трупа ребенка заканчи —

    вается не позднее чем через 4 года , а трупа взрослого человека — через 7 лет . Сроки распада трупа в глинистых почвах увеличиваются на 1—8 лет .

    По мнению Э . Гофмана , для того чтобы исчезли мягкие ткани , доста — точно трупу взрослого человека пролежать в земле от 2 до 8 лет ; связки и хрящи разрушаются через 5 лет и более . Изменения в костях происходят крайне медленно , и для полного их высыхания и исчезновения из них жира требуется не менее 10 лет . Такого же примерно взгляда придерживалось большинство авторов , в том числе отечественные ( А . С . Игнатовский , 1904; Ф . А . Патенко , 1904; П . П . Деполович , 1907; Д . П . Косоротов , 1911, и др .).

    М . Orfila впервые определил органический состав костной ткани , из — влеченной из старых захоронений . В костях трупа , захороненного 600 лет на — зад , он нашел 27% клейковины и 10% жира . В то же время Корнфельд (1876) считал , что различие между свежими костями человека и костями , вырытыми из земли через 100 лет после погребения , весьма ничтожно . A. Schauenstein (1882) пришел к заключению о якобы еще большем постоянстве химического состава костей , не изменяющемся существенным образом даже через столе — тия .

    Следует отметить , что систематических исследований по определению давности пребывания костей в земле в то время не проводилось . Авторы ог —

    раничивались лишь описанием внешнего вида костей и в отдельных случаях учитывали некоторые морфологические признаки почвы , из которых они бы — ли извлечены . Существовал взгляд 6 трудности и даже невозможности опре — деления давности захоронения трупа . В дальнейшем исследования в этом на — правлении развивались медленно , потому что наряду с другими причинами трудно было учитывать многообразие факторов , влияющих на распад мягких тканей и костей в земле , в частности атмосферных и других видов воздейст — вий . Однако С . Toldt (1882) справедливо допускал возможность изменения химических и физических свойств костной ткани в тот период , когда кости находятся в земле . При этом он придавал большое значение разрушающему воздействию различных растений , которые могут оставлять на поверхности

    кости следы в виде желобков или прорастать их насквозь и способствовать разрушению . Причину этому он видел в том , что корни отдельных растений выделяют угольную кислоту , которая может растворять минеральные соли костей . Он считал , что в сырой почве часть фосфорнокислого кальция кости растворяется под влиянием образующейся азотной кислоты , вследствие чего поверхность ее становится шероховатой , а иногда происходит расслаивание компактного вещества .

    Tirelli (1912) установил , что время , необходимое для того , чтобы де — кальцинировать кости , извлеченные из захоронения обычными гистологиче — скими способами , тем короче , чем больше времени прошло с момента смер — ти .

    Применение в дальнейшем более точных методов исследования в су — дебной медицине , в частности химических и биологических , положило нача — ло решению многих вопросов , возникающих перед судебными медиками в связи с конкретной экспертной практикой . Так , например , с помощью откры —

    той Ф . Я . Чистовичем (1899) реакции преципитации оказалось возможным определять видовую принадлежность мелких отломков костей , не представ — лявших прежде интереса .

    Beumer (1914) впервые обратил внимание на снижение антигенных свойств костной ткани , находившейся в земле . Для получения положитель —

    ной реакции преципитации он должен был увеличивать дозу костной муки пропорционально давности захоронения кости .

    А . Ф . Рубежанский (1963), М . Kernbach (1925), S. Berg и W. Specht (1958), Е . Scheibe, В . GibbnS. Beger (1962) отмечали более выраженную и бы —

    стро наступающую реакцию преципитации на материале , полученном из свежих костей , по сравнению с материалом , полученным из захоронений . К . Minovici и М . Kernbach (1932) высказали мысль , что поскольку микроскопи — ческие изменения , развивающиеся в кости в результате гниения , могут быть определены только после длительного пребывания ее в земле , гистологиче — ский метод в практике неприменим . Позднее Н . Dumitrescu и М . Tibera с со — авт . (1956), проводя гистологическое исследование трубчатых костей скеле — тов , относящихся к XIV, XVII, XVIII векам , подтвердили это мнение . Они не выявили каких — либо отклонений от нормы в гистологической картине костей по сравнению с костями , полученными от только что умершего человека .

    Это позволило им отрицать возможность определения давности насту — пления смерти по гистологической структуре кости .

    Внедрение , особенно в последние два десятилетия , новых методов ана — лиза биологического материала вызвало появление многочисленных работ , посвященных исследованию посмертных процессов , происходящих в раз — личных мягких тканях и жидкостях трупа , но мало отразилось на развитии исследований в отношении давности наступления смерти по изменениям ко — стной ткани . Заслуживает внимания исследование N. Dettmer с соавт . (1956), основанное на изучении оптической плотности структуры костей в зависимо — сти от давности захоронения трупа . Правда , в 1955 г . на международном кон — грессе по судебной медицине в Женеве A. Dell’Erba (1958) представил ре — зультаты исследований по , содержанию органической и неорганической час — ти в костях с различной давностью захоронения . Однако его данные показа — ли , что процентное соотношение обеих субстанций не изменяется в течение нескольких десятилетий и , следовательно , этот метод для судебно — медицинской диагностики времени захоронения трупа не пригоден . Такое

    положение в отношении состояния изучения давности наступления смерти по костным останкам , на наш взгляд , можно объяснить тремя причинами .

    Во — первых , трудно учитывать и анализировать условия среды , в кото — рой находились кости , так как , помимо особенностей самого трупа на про — цессы , происходящие в костях , влияют условия погребения ( в гробу или без гроба ), свойства почвы , глубина захоронения и др . Во — вторых , отсутствие надлежащего и достаточного по объему костного материала часто не позво —

    ляет исследователям определить рациональные критерии оценки давности наступления смерти применительно к конкретным условиям среды . В данном случае имеются в виду костные останки , относящиеся к трупам , захоронен —

    ным без гробов , так как в экспертной практике речь , как правило , идет о тай — ном сокрытии трупа , исключающем обычный погребальный обряд . Что же касается объема материала , то необходимо учитывать практическую невоз — можность экспериментальных захоронений трупов в разных почвенных ус — ловиях и тем более на сроки , включающие ближайшие 30—50 лет , представ — ляющие интерес с точки зрения судебной медицины . И , в — третьих , очень сложен поиск новых и применение уже известных объективных методов ис — следования .

    В 1958 г . S. Berg и W. Specht провели изучение небольшого числа ко — стных останков трупов , время захоронения которых было известно . Они ис — следовали 57 образцов бедренных костей из современных погребений , 10 костей из исторических погребений ( давность до 600 лет ) и 10 костей дои — сторического захоронения . Кости были взяты из различных мест , что пред — полагает разные условия среды , в которых они находились . Более половины всех объектов принадлежали трупам , захороненным в гробах . Таким образом , несмотря на то что даты погребения известны , материал не является иден — тичным с точки зрения условий пребывания костных останков в земле . Одна —

    ко отметить внешние отличия между костями трупов давностью захоронения от 10 до 100 лет и даже между костями трупов давностью захоронения от 200 до 500 лет авторы не смогли , что , вероятно , связано с условиями среды , в ко — торых находились кости , а также с отсутствием рациональных методических

    приемов морфоскопического визуального исследования эксгумированного костного материала . В настоящее время в распоряжении специалистов по су — дебной медицине имеются такие методы исследования , . которые позволяют

    определить характерные признаки распада костной ткани уже в ближайшее десятилетие после захоронения трупа .

    С увеличением срока пребывания костей в земле изменяется их флюо — ресценция в ультрафиолетовых лучах .

    На этом основании рекомендуется придерживаться следующих критериев определения давности захоронения трупа (A. Neckermann, 1958): а ) интен — сивность и яркость свечения тем сильнее , чем короче период пребывания костей в земле ; б ) материалу давностью до 5—20 лет свойствен сине — фиолетовый тон свечения ; в ) через 30 лет цвет флюоресценции костей изме — няется до серо — коричневого и постепенно ( через 100 лет ) переходит в одно — родный красно — коричневый .

    S. Berg и W. Specht с помощью этого метода выявили , что свежие кос — ти , а также части скелета на стадии разложения в первые годы после захоро — нения могут иметь сравнительно слабую флюоресценцию , в то Лвремя как кости трупа давностью захоронения 1000 лет и более могут флюоресцировать очень интенсивно . Степень флюоресценции иногда снижается вследствие пропитывания костей жиром и повышается за счет процесса минерализации , происходящего в последующий период . Кроме того , флюоресцентный метод весьма ориентировочен еще и потому , что различный характер свечения мо —

    жет быть получен при исследовании костей трупов одной и той же давности захоронения .

    Метод ультрафиолетовой флюоресценции доступен для применения в практике . Однако необходима обстоятельная проверка в уточнении получен — ных результатов на большом , а главное на сопоставимом по условиям захо — ронения материале . Объективность регистрации характера и цвета флюорес — ценции должна быть обеспечена фото — или денсометрическими способами .

    Для проверки степени восприятия некоторых красителей костями раз — личной давности S. Berg и W. Specht применили индофенол и нильскую си — нюю . В первом случае костные срезы толщиной около 5 мм на 20 мин поме — щали в 2% раствор дихлорфенолиндофенола в 70% спирте , затем быстро их прополаскивали , обрабатывали 70% спиртом , в течение 12 ч выдерживали в воде , после чего высушивали . Во втором случае кости окрашивали в течение 10 мин в 2% водном растворе сульфата нильского синего , затем прополаски — вали и на 12 ч помещали в 1% раствор уксусной кислоты . Авторы исследова — ли 22 образца , из которых пять относилось к костям трупов давностью захо — ронения 10— И лет . Оказалось , что свежие кости и кости , пролежавшие в земле , несколько лет , не окрашивались ни индофенолом , ни нильской синей .

    Только кости , пролежавшие в земле более 10 лет , равномерно окраши — вались и тем , и другим красителем .

    Отличия в окраске костей оказались небольшими , однако авторы сочли возможным выделить сроки от 5 до 20 лет и от 100 до 1000 лет для диффе — ренцирования сроков погребения . Даже такие весьма широкие пределы дос — товерности , на наш взгляд , необоснованны вследствие совпадений результа — тов абсорбции красителей у костей трупов различной давности захоронения . Это прежде всего относится к костям , находящимся в земле от 5 до 20 лет .

    Кроме того , S. Berg и W. Specht проводили исследования декальцини — рованных поперечных срезов бедренной кости , окрашенных гематоксилином по Делафильду . Срезы изучали при помощи фазово — контрастного микроско — па и в поляризованном свете . Каких — либо изменений структуры костей в пер — вые десятилетия обнаружено не было . Сохранность внутренних колец вокруг канальцев Гаверса , наблюдавшуюся в костях трупов давностью захоронения 4000 лет , они объясняют тем , что по каналам для сосудов в кость проникают минеральные гели , которые предупреждают распад микроанатомической структуры . Не дали положительных результатов и такие методы исследова — ния костей , как определение содержания валового жира .

    Реакция преципитации Ф . Я . Чистовича , применяемая для суждения о времени захоронения трупа , оказалась ‘ полезной лишь в качестве ориенти — ровочного метода , позволяющего по сути определить лишь ту крайнюю гра — ницу давности , в пределах которой возможно уставить видовую принадлеж — ность образца . Мы считаем , что получение четкой реакции преципитации возможно лишь с вытяжками из материала давностью захоронения до 10 лет включительно ( А . Ф . Рубежанский , 1965).

    Имеющиеся в литературе указания на различные сроки определения давности захоронения , при которых можно получить положительную реак — цию преципитации , следует объяснить тем , что авторы приводят данные , по — лученные при исследовании материал а , находившегося в разных условиях

    среды . Отрицательный результат реакции зависит не от того , что в костной ткани отсутствуют азотистые соединения , а , вероятно , от того , что он связан с денатурацией белков кости , наступающей под влиянием ряда факторов ( гниение , температура среды , действие химических веществ , содержащихся в почве ), что приводит белок в нерастворимое денатурированное состояние , препятствующее его переходу в вытяжку при экстрагировании . Этот вопрос нуждается в специальном изучении .

    Заслуживает внимания метод определения скорости прохождения ультразвука через твердый объект , впервые примененный для установления времени пребывания костей в земле (S. Berg и W. Specht). В основе этого ме — тода лежит тот факт , что твердые материалы с внутренними дефектами ( раз — рывы и др .) значительно меньше пропускают звук , чем однородные материа — лы без дефектов ( С . Я . Соколов , 1929). Исследования выполнялись на аппа — рате , работающем по методу отражения импульсов в радарной технике , ши — роко применяемому при проверке материалов на их прочность . Время до по — явления эха , отраженного от задней стенки испытуемого предмета , отобра — жается на экране осциллографа как расстояние между импульсами ( зубцами ). Частота ультразвука в опытах была 2,4 МГц . Для исследования применяли пластинки , выпиленные из компактного вещества верхней части бедренной кости , которым придавали соответствующую форму путем план параллель — ной шлифовки , и наносили защитный слой для предупреждения попадания парафинового масла в кость при наложении головки аппарата .

    Результаты исследований выявили общую закономерность , состоящую в понижении скорости прохождения ультразвука по мере увеличения време — ни , прошедшего с момента погребения . Однако данные S. Berg и W. Specht показали , что применение этого метода практически не дает возможности точно распознать , находились кости в земле 10, 20, 50 или 100 лет , не говоря уже о более малых интервалах времени . Так , например , скорость прохожде —

    ния ультразвука зарегистрирована для костей трупов давностью захоронения

    10 лет 1940— 2250 м / с , 20 лет —1902—2218 м / с , 35 лет — 2046 м / с , 56 лет — 626—2118 м / с .

    Надо полагать , что этот метод исследования отражает не столько срок погребения , сколько степень изменения плотности кости , поэтому он может быть применен лишь для получения сугубо ориентировочных данных , позво — ляющих судить о давности погребения . Метод этот не может быть применен к образцам костей у умерших детей и юношей , потому что в таких случаях

    невозможно получать костные пластинки компактного вещества бедренной кости достаточной толщины . Его можно использовать для отличия костей современных захоронений от археологического материала и , в частности , субфоссильных костей .

    Современная археология все чаще прибегает к методам физических , химических и других дисциплин ( антропология , остеология , палеоботаника ) для решения проблемы хронологии изучаемых явлений . Пользуясь страти — графическим и формально — типологическими методами , археолог может без — ошибочно отнести какое — либо явление к тому или иному периоду каменного ,

    источник