Меню Рубрики

Квартира кости кройца что это

Кто бы что ни говорил, но красивая легенда — это почти стопроцентный залог успеха ресторана. По крайней мере, сейчас и в Петербурге, где качество еды, сервис или имя шефа вполне могут отойти на второй план, уступив место громкой PR-кампании.

Открылось заведение в роскошных апартаментах загадочного Константина ― путешественника, филантропа и ценителя искусства, который, по слухам, живет в Австралии, впрочем, никто (из друзей и друзей друзей редакции) его никогда не видел. Читать далее.Читать далее.

Так случилось и с «Квартирой Кости Кройца» . Владельцы которой, задавая сами себе правильные вопросы, находили на них исключительно нужные ответы. Что делать, если профильные ресторанные СМИ в Питере читает полтора инвалида? Правильно, выйти на федеральные издания с байкой про самую дорогую в России квартиру на AirBnB за 380 000 рублей в сутки — эту новость с радостью перепечатают и Lenta.ru, и Вести, и Village, и все остальные. Люди потихоньку начали понимать значение незнакомого слова «спикизи» и, благодаря сарафанному радио, ходят в крошечные заведения без вывески? Окей, забабахаем «тайное» место на 800 квадратных метров, придумаем квесты с электронной регистрацией и домофоном — все будут счастливы.

И это верный подход. Не только с точки зрения бизнеса, но и с точки зрения искусства. Потому что проанализировать рынок, собрать все мало-мальски актуальные тренды и сделать из них массовый продукт — это и есть искусство XXI века. Заниматься которым у нас умеют очень немногие. Поэтому «Квартира Кости Кройца» кажется этаким ресторанным аналогом Энди Уорхола, законодателя модной, богемной, околокультовой и очень успешной попсы. Точнее, поп-арта, конечно.

Веселье начинается еще до посещения самой квартиры. В первых статьях о ресторане говорилось и о том, что «дверь открывается специальным ключом», и о том, что «ключ можно получить по телефону», и еще много всего интересного. Все куда проще: для того, чтобы стать гордым обладателем ключа (который на самом деле электронный), нужно просто оставить заявку на сайте, авторизоваться через любимую соцсеть, предоставив таким образом адрес электронной почты, и ждать заветного пароля во входящих письмах. Пароль, правда, открывает всего лишь дверь в парадную — чтобы быть уверенным в наличии свободного стола, нужно позвонить по указанному в письме телефону. Таким нехитрым образом для гостя бронирование превращается в милую и увлекательную игру, а для ресторатора — в безотказный способ создать максимально корректную клиентскую базу: с телефонами гостей, их электронной почтой и даже суммой заказа. В общем, счастье для всех, и пусть никто не уйдет обиженным.

Поэтому совершенно логично, что в арку дома номер 1 по улице Марата почти с самого открытия ломятся внушительные толпы людей. И хотят они преимущественно трех вещей — хлеба, зрелищ и запилить селфи в ванной . Хлеб, забегая вперед, вполне может оказаться черствым, зато с селфи и зрелищами — вообще никаких проблем.

Поднявшись на лифте, вы попадаете в прихожую. В самом ее центре обнаруживается статуя нагой татуированной девы, а сразу за ней — психоаналитического вида кушетка и вешалки. Там, теоретически, можно зависнуть, озираясь по сторонам (особо внимательные могут разглядеть золотое сечение, набитое на правой ягодице античного истукана), а можно —раздеться и отдать себя на растерзание местным хостес, которые выполняют, скорее, роль экскурсоводов. Бар, кабинет, огромная чайная комната, ванная (в которой, как говорят, уже кто-то мылся), ресторанная зона, кухня, и изящный намек на то, что при желании тут можно переночевать — вот и вся обязательная для ознакомления программа.

«Квартира» монументальна с точки зрения подхода к делу. Выдуманный ли этот Костя Кройц или настоящий — не так важно. Главное, что благодаря ему, в 2016 году во всем многообразии кафе, закусочных и стритфуд-ларьков лофтового типа в городе наконец-то появился большой, серьезный и, главное, массовый ресторанный проект. Да, его открыли слишком рано, а меню дорабатывается прямо на коленке, но размах идеи по-хорошему поражает.

Несмотря на весь антураж и показательную дороговизну интерьеров, цены у Кости оказываются демократичными, а средний счет приближается к божеской сумме в 1500 рублей. Откровенные проблемы, связанные с едой (на старте проекта их количество зашкаливало), решили опытным путем, поэтому сейчас вероятность нарваться на спорное блюдо составляет примерно 50 на 50.

Так, в отличие от ранних этапов работы «Квартиры» спринг-роллы с древесными грибами наконец-то перестали быть спринг-роллами с рисовой лапшой. Мелочь, а приятно. Тем более за 200 рублей.

Севиче из сибаса оказывается блюдом взрослым как по цене, так и по подходу к делу. Яркая заправка, чистый вкус рыбы, слайсы апельсина и толика перца — вот, собственно, и все, что нужно для рецепта одного большого, человеческого и очень перуанского счастья. Почти настолько же эталонно и татаки из говядины с чесноком-фри.

А вот тост с авокадо и крабом, с точки зрения сочетания вкусов и текстур, напоминает ад гурмана в миниатюре. Из плюсов обнаруживается разве что отличный авокадо, а из минусов — по всем признакам баночный краб и хлеб, которым при желании можно нанести тяжкие телесные повреждения соседу по столу. Это не изящный тост, подсушенный на гриле, или плотный домашний хлеб — это натурально черствый кусок, вызывающий давно забытые воспоминания о лихих студенческих годах. Там, помнится, и солнце светило ярче, и печень работала лучше, и хлеб, завалявшийся после вечеринки в честь сдачи сессии, был таким же.

С основными блюдами все немного странно. Вот взять, например, карри. В меню черным по белому значатся две строчки подряд: «Карри с цыпленком и нутом» и «Зеленое карри с цыпленком». Выбрать что-то одно по этому описанию можно только наугад, а блюда отличаются друг от друга так же, как Николай Басков от, простите, Кори Тэйлора.

Если практически идеальный зеленый карри щеголяет и почти убийственной остротой, и той безумной сложносочиненностью вкуса, за которую хочется продать душу всем известным в природе тайским богам, то карри с нутом хочется предать анафеме, отодвинуть на край стола и стыдливо прикрыть салфеточкой. Что и было сделано. Зачем в меню два дублирующих друг друга блюда, притом диаметрально противоположных по качеству исполнения, я так и не понял.

Десерты по большей части представляют собой рецепты для адептов ЗОЖ. Тут вам и шоколадный торт без муки, занятный пудинг из семян чиа с бананом, и много всего по мелочи.

Так или иначе, у Кости Кройца интересно. Отдельно хочется сходить в чайную комнату (потому что хороший чай с едой, а тем более с алкоголем, смешивать все же не стоит), забежать в «Квартиру» ночью, когда тут будет меньше народа, и хотя бы ради эксперимента заселиться в спальню. А утром — пойти готовить себе завтрак из того, что есть в холодильнике. Такие причуды тут тоже вполне себе в порядке вещей.

источник

Ресторан с замысловатой концепцией и китчевым интерьером в огромной мансарде

Уже несколько месяцев на пересечении улицы Марата и Невского проспекта работает проект «Квартира Кости Кройца», объединяющий ресторан, бар и чайную. Заведение заявлено как секретное, находится в гигантской мансарде жилого дома, и, чтобы попасть в него, нужно войти во двор, набрать на домофоне индивидуальный код ( его посетитель предварительно запрашивает на сайте), подняться на последний этаж и позвонить в ничем не примечательную дверь квартиры. The Village побывал в ресторане и постарался выяснить, для чего нужны эти сложности.

Курьез: еще до официального запуска «секретного» ресторана устроители привлекли внимание к проекту, выставив пространство на сайте Airbnb как квартиру для аренды, причем по самой высокой за все время работы сервиса в Петербурге цене — больше 380 тысяч рублей в сутки.

Формально от легенды о самой дорогой квартире в Петербурге устроители не отказались до сих пор: квартиру по-прежнему можно снять, правда, теперь лишь частично: для этой цели есть две комнаты — кабинет и спальня, но главным предназначением пространства стал клубный ресторан, который, согласно версии организаторов, создан по образцу закрытого парижского клуба Silencio Дэвида Линча и должен объединить «новую творческую интеллигенцию»: бизнесменов, стартаперов, журналистов, художников и музыкантов.

На деле все эти заявления — масштабная мистификация. Костю Кройца, которому якобы принадлежит квартира, никто никогда не видел (проект возглавляет Евгений Кадомский, в прошлом один из совладельцев Food Retail Group), никакой особой модерации при получении электронного ключа не проводят, так что попасть сюда при желании не составит особого труда, а снимать в аренду спальню, отделенную от основного зала стеклянной стеной, едва ли кому-то придет в голову.

Пространство поделено на три зоны — ресторан, бар и чайную — и выдержано в едином эклектичном стиле: разномастная антикварная и дизайнерская мебель соседствует здесь с китчевыми копиями античных скульптур с боксерскими перчатками наперевес или, например, досками для серфинга, выкрашенные в черный цвет стены украшает современная живопись сменяющих друг друга выставочных проектов, а старинный фарфор выставлен в стеклянных витринах, облитых ярко-оранжевой краской.

Меню, которое для заведения разработал концепт-шеф Дмитрий Беляев (В152 Tearoom, «Дом быта»), не менее эклектично и представляет собой подборку универсальных международных хитов в авторском прочтении. Итальянские тальятелле здесь готовят со скандинавскими фрикадельками (580 рублей), булгур — с сыром тофу (380 рублей), а, например, десерт «Павлова» подают с маракуйей и кремом из лайма (420 рублей). Кроме основного меню, есть еще и «секретное», созданное шеф-поваром Grand Cru Игорем Сверловым. Его посетителям не приносят, так что его нужно отдельно попросить у официанта. Организаторы позиционируют дополнительное меню как более гастрономичное и экспериментальное, в числе блюд — тартар из говядины с черносмородиновой горчицей (640 рублей), свиная шея с фиолетовой капустой (650 рублей) и, например, глазированная печень индейки с кремом из кураги (480 рублей).

Адрес: Невский пр-т, 71

Время работы: круглосуточно

источник

На кривой кобыле в «Квартиру Кости Кройца» не подъедешь, запросто, как в обычный ресторан, не попадешь. Сперва входишь во Всемирную паутину, регистрируешься на сайте ресторана и получаешь электронный ключ. При этом тебя автоматически заносят в гостевую базу – правда, уведомляя об этом. Я честно зарегистрировалась и даже номер телефона ввела. На гаджет вместо обещанного кода приходит: Error. Ошибка то есть. И вот звоню в ресторан.

Озвучиваю проблему. Мне в ответ ледяным тоном без малейших попыток извиниться:

– У нас проблемы на сервере. Приготовьтесь записать номер вашего электронного ключа.

Представляю каменное лицо девицы на том конце провода. Будто я ей тысячу евро уже как год должна.

– Что мне делать с этими цифрами?

– Зачем такой сложный алгоритм?

– У нас не обычный ресторан, у нас квартира. Вы же к себе в квартиру без ключа попасть не можете?

Тон и манеры у девицы такие, будто с количеством гостей у заведения проблем нет. Но интригу закрутили, а без предвкушения и праздника-то нет.

Афроамериканцев точно не предвкушала – двое на входе принимают у граждан верхнюю одежку. Это когда уже преодолела ворота на улице Марата, с трудом добытый код на входе ввела, на лифте на пятый этаж вознеслась и в квартиру #8 позвонила. Я не расистка, но если играть в китч и блюсти формат, то оденьте афроамериканцев в белые перчатки и ливреи, что ли. Номерков, кстати, не дают.

Китч дальше начинается. Но пришла я в прайм-тайм, все-таки вечер субботы. Народу – на рынке в базарный день меньше. Описывать местный интерьер – дело малоблагодарное. Тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз фото смотреть. Деталей – как на крыше у Карлсона. Есть удобное слово: эклектика, вот это она в натуральную величину. Где нет картин, там люстрами все увешано. Посреди главного зала велосипед поставили, из багажника – сено. Шкаф краской облили. Либо у дизайнера краски было много, либо фарфор, который в этом шкафу за стеклом упакован, не лиможский. Манерный черный бархат. Портреты известного Довлатова и неизвестных рыб. И так далее. И штука в том, что во всей этой демократической расслабленности чувствуешь себя прямо бомондом. Как на какой-нибудь Sixth Avenue в Нью-Йорке, куда вышла в панаме, розовых чулках и без губной помады; до тебя никому и дела нет, а тебе хорошо.

Громкое место людей посмотреть и себя показать. Место, куда можно и в рваных кедах, и в жемчугах с платьем в пол. А жемчуга присутствуют. На девушках разного года выпуска. Девушки-губы сидят, и девушки-грудь пьют вина, и девушки-мини фланируют, и просто девушки. Тургеневских нет. Зато мужчины есть, в девушках заинтересованные. Или по крайней мере делающие вид.

Красота требует жертв, и в красоте этой форма бывает выше содержания, обертка оказывается важней самой конфеты. Что поесть-то дают? Меню, спасибо, небольшое. В нем итальянское путается с индийским, китайское – с американским. Путается и иногда смешивается. Булгур с томатным соусом и шпинатом – это кто по вегетарианству, плюс еще тыкву в плошку положили – тыква в меню не анонсирована, значит, идет бонусом, значит, приятно, больше получила, чем ожидала. Приятно, как и вода бесплатная на столе. Вок с лапшой и говядиной – вок как вок, в Jack&Chan на Инженерной круче. Кульминацией вечера стали баклажаны чайна стайл – в китайском, значит, стиле.

Размышляла долго, брать или не брать. Размышляла из-за цифры в правой колонке. Не самое дорогое тут блюдо, нет; самое дорогое стоит 690 руб., и это стейк из лосося. Лосось, понятно, из-за санкций золотой. Но 590 руб. за баклажаны! Даром, что предварительно замаринованы и от души пожарены в воке, как выяснилось при расспросах. Тот случай, когда жалеть надо не деньги, а того, кто не попробует тягучие, обжигающие остротой, медово-сладкие кусочки. За такие баклажаны прощаешь и соус к фишкейкам, где майонеза кажется больше, чем заявленных манго и васаби, хотя сами маленькие рыбные котлеты с луком-пореем съедобны; прощаешь и грустный, как отшумевшая любовь, салат с ростбифом, хотя и ростбиф вроде пропекся до мидиума. И фамильярную ноту в рассказах о Косте тоже прощаешь. Костин дух незримо парит над фейерверком жизни.

Читайте также:  Рентгеновскую денситометрия проксимального отдела бедренной кости

– Это спальня, здесь Костя останавливается, когда приезжает в город, – перекрикивая толпу, взахлеб делится официантка. – Но пока он ни разу не приезжал. Но все его друзья, пока его нет, могут в спальне остановиться и переночевать.

– Спальню можно арендовать на сутки.

– А как же там жить, когда в ресторане пьют-гуляют?

– Шторки задернуть и отдыхать. Ребята-музыканты, когда приезжают на концерты, в спальне ночуют. С утра встают, принимают душ, репетируют и вечером выступают, – на голубом глазу тараторит официантка. – Это серферская доска, ее Косте друг подарил, и вот она на стенке висит. А это кухня Кости – на ней готовить самим можно.

Прямо голова кругом идет. Ладно кухня с холодильником, но кровать и ванна в ресторане – это что за нарушение товарного соседства? Пусть и в тусовочном модном месте. Кровать и вправду стоит – в спальне за шторкой можно поспать за 60 тыс. руб., а ванну с занавесками водрузили у туалетных комнат. Ванна блестит, сверкает. Эх, мочалки не захватила, а так бы помылась.

Легенд вокруг «Квартиры Кости Кройца» бродит много. Одна из: владелец мансарды над станцией метро «Маяковская» не нашел покупателя на помещение и превратил его в ресторан. Все верят, что Костя есть. И я тоже в Костю верю. И даже подожду, пока телефонных девиц обучат хорошим манерам.

источник

«Пьеса, которая разыгрывается внутри тебя и дает возможность посмотреть на себя со стороны», — это не экспериментальный перформанс, а ресторанный проект с курсом на окупаемость. Его создатель — петербургский предприниматель Евгений Кадомский, запустивший за 20 лет около 90 проектов на стыке ресторанного бизнеса, энтертейнмента и искусства (в их числе сеть «Две палочки», секретный ресторан «Аптека» и «Квартира Кости Кройца», объединяющая ресторан, апартаменты и концертную площадку). В «Библиотеке» — мультиформатном пространстве на Невском проспекте, где был ресторан, лавки, концертная площадка и ряд других заведений — бывал (и вдохновлялся ею при создании общественных пространств) экс-глава Департамента культуры Москвы Сергей Капков. До недавних пор Кадомский избегал журналистов и ничего не рассказывал о своем бизнесе и только в этом году начал давать интервью — в связи с запуском в Москве «Зеркала Карлоса Сантоса», иммерсивного театра, где после каждого спектакля посетителей ждут реки вина и просветление. В проект вложено 45 млн рублей, к осени он должен выйти в ноль. Евгений Кадомский рассказал в интервью Inc., зачем делает «секретные» проекты, которые невозможно продвигать без спойлеров, как совмещает искусство с бизнесом и почему тектонические сдвиги на рынке невозможно просчитать.

— В 2013 году вы открыли в Петербурге секретный ресторан индийской кухни «Аптека». В 2016-м — клуб «Квартира Кости Кройца», куда можно попасть, только предварительно забронировав столик и получив ключ. Почему столько тайн?

— Потому что людям нравятся такие места, нравится показывать их друг другу, они предполагают, что там будет интересно. Они могут объединяться через некое «тайное знание». Я сделал массу открытых проектов, но почему-то всех интересуют именно закрытые, — вот даже вы фокусируетесь именно на них. Видимо, все хотят быть причастными к тайне, к закрытому сообществу.

— Как вы пришли к идее создания секретных баров?

— Всё происходит случайно; как правило, концепцию диктует пространство. Еще 20 лет назад у меня был клуб «Абсент» — несмотря на то что он был закрытый, через него каждый день проходило около 1,5 тыс. человек. «Аптека» была частью проекта «Библиотека», который я задумывал как мультиформатное пространство на Невском проспекте — с кафе и ресторанами. На последнем этаже было небольшое, как бы скрытое помещение, в котором, как нам показалось, было бы интересно сделать секретный индийский ресторанчик. «Квартира Кости Кройца» тоже появилась во многом случайно, в потоке, — я оказался в помещении, которое натолкнуло меня на концепцию.

— «Квартира» объединяет несколько пространств — ресторан, чайную, апартаменты. Чайная — пространство, где происходят совершенно разные мероприятия — и театральные перформансы, и концерты. Мы очень гибко реагируем на запросы, на то, что люди бы хотели там делать. Например, когда приезжающие с вокзала стали оставлять у нас чемоданы, мы эту тему расширили: сделали место, где можно оставить вещи, если приехал на день, и выйти в город. При желании можно арендовать комнату. Пожить в ресторане — это такой развлекательный экспириенс.

— А есть ли вообще Костя Кройц?

— Конечно, есть. Как Санта-Клаус. Вот Санта-Клаус существует?

— Может быть, и конкретно существует. В Устюге, говорят, живет настоящий, в Лапландии, говорят, тоже. Шутка; Кройц на самом деле существует, просто не очень хочет афишировать свое присутствие.

— Человек, который не хочет себя афишировать, обычно не ставит свое имя в название ресторана.

— У него имя другое, только фамилия такая же. Это мой бизнес-партнер, с которым мы сделали этот проект.

— Не говорить о месте тем, кого вы не хотели бы там видеть. Это единственный критерий формирования этого условно клубного сообщества. Мы предполагаем, что люди, имеющие ключи, — это люди, которые связаны рекомендательными связями. Правда, из-за этого ограничения пространство медленно расширялось, но сейчас это уже не проблема.

— Сколько составляет выручка?

— Это место не совсем про бизнес — оно скорее про пространство, и наша задача — чтобы оно себя окупало и было комфортным. Поэтому говорить именно в этом случае про выручку — это выхолащивать атмосферу. Могу сказать, что проект себя окупает, но если бы хотелось получить максимальную прибыль, надо было заниматься чем-то более массовым и понятным.

«Библиотека» (ООО «Гарсия») — мультиформатное пространство в здании «Дома военной книги» на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, где на трех этажах разместились несколько кафе, ресторан, бар, детский клуб, лавки и конференц-зал; проходят фестивали, концерты, корпоративные мероприятия. В закутке разместился полусекретный ресторан индийской кухни «Аптека» на 45 посадочных мест. У ресторана не было вывески, попасть внутрь можно было только забронировав столик по телефону и найдя секретный вход в глубине библиотеки.

В 2015 году, после того как основатели Food Retail Group Евгений Кадомский и Михаил Тевелев разделили бизнес, проект «Библиотека» отошел к Тевелеву и в 2017 году был продан. По данным «Контур. Фокус», сегодня его совладельцы — ООО «Стратегия» (50%) и предприниматель Константин Малофеев (50%).

источник: данные компании, расчеты Inc.

млн рублей — инвестиции в проект.

млн рублей — выручка проекта в месяц.

тыс. рублей в месяц тратится на таргетированную и контекстную рекламу.

тыс. РУБЛЕЙ в будни и 6 тыс. рублей в выходные — стоимость билета.

человек в месяц проходят через «Зеркало».

тыс. кв. м. — площадь пространства.

человек работают в проекте, включая персонал ресторана.

— Как вам пришла идея сделать «Зеркало Карлоса Сантоса»?

— Моя знакомая очень хотела, чтобы я открыл «Квартиру Кости Кройца» в Москве, и сказала, что нашла помещение, которое идеально для этого подходит. Я не планировал: во-первых, для меня это было бы повторением, во-вторых, я не настолько чувствую Москву, чтобы открыть там такой проект, — но она просто заставила меня его посмотреть. До этого в помещении был офис партии «Справедливая Россия», и когда я туда пришел, никакого впечатления оно на меня не произвело. А потом я сел в поезд, и у меня было прямо видение: пространство, которое даст возможность взглянуть на собственную жизнь и понять, там ли ты находишься, где хочешь быть, и соответствует ли твое место в жизни твоим истинным желаниям. Это видение было очень явным, и мне показалось, что это важная штука, которую надо сделать.

— Название пришло из Кастанеды?

— Да, это такая комбинация: зеркало — это то, в чем мы отражаемся, а «Карлос Сантос» — это комбинация Кастанеды и Санта-Клауса. Один отвечает за погружение в глубину подсознания, а второй — за подарок, осознание себя и своего предназначения в этом мире.

— Это тоже было в потоке — когда эта идея пришла в голову, мы с режиссером Талгатом Баталовым делали в Петербурге проект небольшой интеллектуальной игры «Декабристы». Мы плотно общались, я показал ему презентацию, говорю, вот есть такая безумная идея. Он говорит: «Нормально — достаточно безумная, чтобы мне было интересно». Большая часть коллектива пришла от Талгата. А актеры — это был большой кастинг, мы получили около 500 анкет, отобрали 100. Творческая команда практически не менялась до конца — кроме технических директоров, которые не всегда могли справиться со сложностями продакшена.

— В чем именно были сложности?

— У проекта очень сложный продакшен, и синхронизировать все процессы спектакля было, пожалуй, самым сложным вызовом, с которым я сталкивался в профессиональной жизни. Была масса технических нестыковок. Мы хотели делать радиотрансляцию в наушники, но потом от этого отказались, потому что есть различные ограничения Роскомнадзора, — и пришли к такой схеме: у вас в руках аудиоустройство, а управление и синхронизация происходят по Wi-Fi из операторской. В одном месте должен был стоять мощный вентилятор, но ему там было неоткуда брать воздух — в результате он оказался не у дел, зря потратили 50-60 тыс. рублей. Но больше всего ушло на аренду. Стоит она прилично, арендные каникулы длились всего 2 месяца, а остальные 7 месяцев подготовки пришлось платить. Но самой великой проблемой были дверные ручки. На проекте 36 дверей, и на большинстве из них, по задумке художника-сценографа, с каждой стороны своя ручка, потому что в каждой комнате должна быть особая атмосфера. Соединить механизмы с разноформатными ручками, чтобы всё открывалось, — это была целая история. Теперь у нас есть шутка: «А то будет как с ручками!»— это про неминуемые сложности на пути реализации любой нетривиальной идеи.

— Сколько всего вы вложили в проект?

— Без учета текущего дофинансирования — в районе 45 млн рублей. В среднем там работает около 70 человек, включая персонал ресторана.

— У «Зеркала» есть еще три инвестора, но проект экономически сложный — во-первых, потому что новый, во-вторых, потому что про театр и про искусство. Сейчас приходит около 900 человек в месяц, цифра растет, но этого пока недостаточно, чтобы место вышло на самоокупаемость. Поэтому мы рассчитываем на спонсорскую и партнерскую поддержку и надеемся начать зарабатывать к осени.

— Вам не страшно в кризис, когда все говорят о падающей покупательской способности, запускать многомиллионные инвестиционные проекты?

— Это действительно так, такие проекты, как наш, сложно продвигать, — но на то новаторские проекты и существуют, чтобы создавать какой-то свой рынок. Правда, прорваться сквозь информационный шум очень сложно. Люди привыкли ходить по проторенным тропам — в театры, в кино, на спортивные мероприятия. А наша форма — новая. Мы надеемся, что когда все прочувствуют, как это классно, спрос сместится в нашу сторону.

— Мы использовали соцсети, телеграм-каналы, контекстную рекламу. Но самое сильное средство — сарафанное радио, когда люди друг другу рассказывают, советуют, рекомендуют. При этом мы людей просим на выходе, чтобы без спойлеров, иначе у новых посетителей будет неполное ощущение. Любая реклама, даже интервью, которое я сейчас даю, местами будет мешать проекту, — оно уничтожает тайну.

— Но люди же хотят знать, за что платят деньги.

— Так и есть — нужен компромисс. У нас огромный трафик на сайте, люди изучают, смотрят, но откладывают решение о покупке, — потом, когда решение уже созрело, возвращаются и покупают билет.

— То есть тайна на начальном этапе работает против вас — но в долгосрочной перспективе заставляет людей получать более сильное впечатление от проекта (и более активно делиться с друзьями, тем самым привлекая новую аудиторию)?

— Мы на это надеемся. Может быть, проще рассказать и раскрыть всю интригу — и людей будет гораздо больше. Это дилемма, мы ее постоянно обсуждаем. У нас было несколько запросов от изданий, мол, давайте мы сфотографируем, что внутри, — но мы этого не делаем. Пока неизвестность работает как ограничение, но в долгосрочной перспективе это более верный способ привлечь аудиторию и сделать проект успешным.

Кто такой Евгений Кадомский

Евгений Кадомский родился в Санкт-Петербурге в 1975 году. В 1990-е годы делал первые рейвы в городе, потом основал круглосуточный клуб «Абсент». В 2003 году вместе с Михаилом Тевелевым основал быстро разросшийся холдинг Food Retail Group, в который входила сеть ресторанов «Две палочки», «Марчелли’с», культурное пространство «Библиотека», секретный ресторан «Аптека» и др. В 2014 году Кадомский и Тевелев поделили бизнес — по словам Кадомского, он пытался отговорить партнера вкладывать в неэффективные с точки зрения бизнеса проекты, но представления о развитии компаний у них разнились. После ухода из FRG у Кадомского осталось в управлении кондитерское производство и кофейня с обжарочным цехом «Шатер» (сейчас — «Завтра будет кофе») в Санкт-Петербурге. Помимо этого он основал управляющую компанию Medium Group, которая занимается консалтингом и придумывает концепции проектов на рынке проведения времени, общепита и развлечения.

С тех пор Кадомский открыл несколько ресторанов, в том числе «Двор Дзен» и «Здесь и сейчас» в Санкт-Петербурге. В 2016 году вместе с тремя партнерами запустил проект «Квартира Кости Кройца» — с рестораном, чайной, апартаментами, концертной и театральной площадками и пространством для отдыха общей площадью 1 тыс. кв.м. Сейчас заведение посещают от 400 до 700 человек в день. Стоимость аренды апартаментов — 30 тыс. рублей в сутки. В ближайшее время партнеры планируют открыть там небольшой кинотеатр, а в другом пустующем помещении сделать полноценный «сьют» с отдельной ванной комнатой.

В марте 2018 года Кадомский запустил в Москве «Зеркало Карлоса Сантоса» — 1,5-часовое «театральное путешествие на стыке музыки, театра-променада и аудиоспектакля, которое завершается ужином с кувшинами вина». Кадомский назвал этот жанр introplay — «пьеса, которая разворачивается внутри зрителя». Текст написал драматург Максим Курочкин, а режиссером-постановщиком стал Талгат Баталов из «Театр.doc». Инвестиции в проект составили 45 млн рублей; проект должен выйти на окупаемость осенью.

Читайте также:  Почему после перелома пяточной кости отекает нога

— Мы брали определенный бенчмарк — сколько в среднем по рынку люди готовы потратить на то, чтобы полноценно провести вечер, посетить театр и ресторан. Но когда получили собственную аналитику, пришлось немного скорректировать цену. У нас выходные стоили 7 тыс. рублей — а оказалось, адекватнее поставить цену 6 тыс. рублей, и 5 тыс. рублей в будни. Такие вещи лучше тестировать вживую.

— Это ощутимая цена для Москвы.

— Ощутимая, конечно. Особенно если учесть, что люди, как правило, ходят вдвоем. С другой стороны, в это включен полноценный ужин с бесконечным вином — больше литра на человека. И потом, люди платят сравнимые деньги шаманам, гадалкам и сертифицированным психоаналитикам — на возможность разобраться в себе есть спрос. А наш проект, хоть это и не психотренинг, а театральное действие, помогает людям решать психологические задачи. Многие гости говорят, что с помощью этого путешествия увидели и поняли что-то важное для себя, — это меня очень вдохновляет.

— Как вы планируете возвращать инвестиции?

— С помощью этого интервью. Шутка, в планах — продвигать проект среди целевой аудитории, а вокруг основного продукта построить еще детскую и англоязычную версии — ведь развлечений на английском в Москве практически нет. А еще подумываем сделать нечто вроде коворкинга, потому что днем это пространство свободно. Еще хотели сделать тихий час в Москве, дать людям возможность поспать часок в центре.

— Не боитесь, что его будут использовать как отель на час?

— Он не дает таких возможностей. Тем не менее, использовать пространство в дневное время — значит пусть и незначительно, но раскрывать содержание действа. Снова компромисс.

— По вашим ощущениям, куда сейчас движется ресторанный рынок?

— Глобальной подвижки пока не произошло, но какой-то тектонический сдвиг зреет. Безумно быстро развивается рынок доставки — о чем это говорит? О том, что люди проводят много времени дома и им достаточно развлечений в виде сериалов, компьютерных игр и пр. На смену миллениалам приходит новое поколение, и как будет выглядеть его практика посещений разных мест, пока непонятно. Людям нравится, когда им привозят развлечения на дом, — но и социальная функция настолько важна, что ее тоже нужно как-то реализовывать.

Социализация в физическом пространстве всегда конкурирует со временем, которое люди проводят наедине с компьютером. Поэтому интересно, как будут выглядеть эти пространства и что людям будет нужно. Мне вообще люди очень интересны, с точки зрения социокультурной антропологии.

— Что самое сложное в работе над проектами на стыке разных индустрий?

— Проблема, с которой я всю жизнь сталкиваюсь, когда делаю новое, — в том, что люди всегда очень сложно относятся к новым проектам, им всегда хочется положить их на понятную полку. Тех, кто хочет пробовать что-то новое, все-таки очень немного. Поэтому с точки зрения позиционирования нужно четко понимать, для какой аудитории и что именно ты делаешь.

— И как же четко попасть в свою аудиторию?

— Здесь ты либо угадываешь, либо не угадываешь. Когда речь идет о чем-то абсолютно новом, даже на уровне опросов или фокус-групп люди, не видя готовый продукт, склонны фантазировать, — поэтому ты никогда не узнаешь, будут ли они реально его покупать, пока не попробуешь продать.

Очень важна своевременность. Много лет назад высокие столы и коммунальная посадка вообще не вызывали отклика — а сейчас наоборот: люди хотят сидеть за высокими столами, в ресторане быть не как в ресторане, коммунальные столы вошли в обиход. Самое ценное — угадать время, чтобы любой акт творчества в бизнесе произошел не раньше и не позже, а именно тогда, когда аудитория к нему готова.

Ну и перезакладывать бюджет процентов на 20-30 — когда делаешь проект в абсолютно новом формате, все предусмотреть и просчитать практически невозможно.

— Такие проекты на стыке индустрий сложные, долго окупаются, — почему вы продолжаете ими заниматься?

— Потому что это интересно. Это что-то значимое, это двигает людей вперед, это исследование себя. Мне как-то в детстве бабушка сказала, что нет разных наук — есть общая наука о жизни, которую мы просто не можем собрать воедино. И на протяжении всей жизни я пытаюсь находить синтетические формы. Мне всегда хочется совмещать искусство и бизнес — это задача непростая, но в этом и прелесть.

— Над чем вы работаете сейчас?

— У меня много непростых задач. Например, мы делаем проект для одного крупного вуза в Петербурге, создаем столовую, вернее, общественное пространство, где можно накормить 11 тыс. человек. Мне интересен этот проект потому, что существующие подходы к питанию в учебных заведениях устарели и ни у кого не хватает воли их перепридумать. И мне кажется, мы сейчас нашли способ решить вопрос с питанием большого числа студентов за адекватные деньги.

— Вы считаете себя скорее художником или предпринимателем?

— Я бы не хотел называть себя художником — мне не интересны проекты, которые не приносят денег. Если проект миру нужен, мир за него так или иначе будет платить. Мне хочется, чтобы проект был творческий, авангардный и при этом прибыльный. Конечно, зона риска в таких проектах выше, но зато возможны прорывы. Если новая форма станет трендом, у бренда возникает сила, которую можно неплохо капитализировать.

— Что сейчас самое важное при выходе на ресторанный рынок?

— Понять, что сейчас нужно людям (сидеть за высокими столами, чтобы было достаточно темно или было много пива, например). Поскольку рост рынка замедлился, а конкуренция очень большая, важна концепция. Это и ценовое позиционирование, и идея, миссия, подача, атмосфера. Можно просчитывать рынок, правильно маркетировать ценовое предложение, хорошо делать бенчмаркинг — но ключевую роль будут играть образ и атмосфера.

Мое ощущение — чтобы быть актуальным, ресторан не должен быть похож на ресторан. Концепция с посадочными местами и обслуживанием наскучила людям. Ресторан — это место, где можно провести время за едой и общением; вариантов времяпрепровождения — масса, ниш — столько же, сколько жизненных практик у людей. Вопрос только в масштабе этих ниш.

— Вы можете выделить какие-то тренды на ресторанном рынке?

— Мне кажется перспективным направлением все, что связано с биохакингом. Стали популярны наборы, связанные с недельным питанием, — осталось найти для этого новую социальную форму. А еще сейчас однозначно наступает время поваров-рок-звезд и ярких маркетинговых ходов.

— Раз уж вы заговорили о маркетинге: как действовать человеку, который открыл ресторан, придумал интересную концепцию и хочет достучаться до потребителя?

— Находиться в потоке и в контексте. Очень быстро реагировать — длинные маркетинговые программы в сфере, где все очень быстро меняется, плохо работают. В первую очередь привлекать лидеров мнений, которые обладают каким-то goodwill (расположением и репутацией — Inc.), запускать сарафанное радио (это классическая система: новаторы, лидеры мнений, последователи, потом поздние последователи, потом массы; вряд ли здесь можно придумать что-то новое). Правильно отражать концепцию в коммуникационных сообщениях, таргетировать аудиторию.

Сейчас у людей нет времени что-либо анализировать. Три вещи, по которым они должны сразу понять, для них это место или нет, — дизайн графический, дизайн внутренний и коммуникационное сообщение. Конечно, есть и другой способ: скандалы, интриги, расследования.

— Можете привести примеры удачных ресторанных концепций?

— «Кулинарная лавка братьев Караваевых». Вроде бы рынок был заполнен, но появился продукт, попавший в точку, да еще и на каждом углу, — и оказалось, что даже на забитом рынке можно стать сетью.

— Почему они так разрослись?

— Они попали в настроение — это и не кофейня, и не ресторан, и не столовая, а кафе с разнообразной едой, подходящей под любые практики посещения. Можно зайти и из дома, и после работы, в любом настроении — этот баланс там очень искусно соблюден. Поэтому, мне кажется, они смогли объединить огромную аудиторию и сделать массовый продукт.

— А что с недвижимостью под рестораны в Москве и Петербурге?

— Как правило, в помещениях, которые подходят под рестораны, они уже есть. Но строятся новые кварталы, появляются свободные помещения, в несвободных устаревают концепции — их нужно замещать новыми, актуальными.

— Стоит ли открывать заведения в спальных районах?

— Конечно, там же живут люди. Понятие «концепция» и здесь ключевое, ведь оно включает в себя и бизнес-идею, и формат, и размер; соотношение всех факторов и параметров — от стоимости аренды и количества посадочных мест до силы мысли, которая привлекает людей. Все это маркетируется под конкретный район. Единого рецепта нет, особенно на таком конкурентном рынке, где даже самый большой игрок в России — «Макдоналдс» — не занимает и 2%. Это чистая конкуренция идей, подходов и профессионализма.

источник

Как с помощью грамотного маркетинга ресторану стать модным? Что делать, если профильные ресторанные СМИ в Питере читает полтора инвалида?

Правильно, выйти на федеральные издания с байкой про самую дорогую в России квартиру на AirBnB за 380 000 рублей в сутки — эту новость с радостью перепечатают и Lenta.ru, и Вести, и Village, и все остальные. Люди потихоньку начали понимать значение незнакомого слова «спикизи» и, благодаря сарафанному радио, ходят в крошечные заведения без вывески? Окей, забабахаем «тайное» место на 800 квадратных метров, придумаем квесты с электронной регистрацией и домофоном — все будут счастливы.

И это верный подход. Не только с точки зрения бизнеса, но и с точки зрения искусства. Потому что проанализировать рынок, собрать все мало-мальски актуальные тренды и сделать из них массовый продукт — это и есть искусство XXI века. Заниматься которым у нас умеют очень немногие. Поэтому «Квартира Кости Кройца» кажется этаким ресторанным аналогом Энди Уорхола, законодателя модной, богемной, околокультовой и очень успешной попсы. Точнее, поп-арта, конечно.

Открылось заведение в роскошных апартаментах загадочного Константина ― путешественника, филантропа и ценителя искусства, который, по слухам, живет в Австралии, впрочем, никто (из друзей и друзей друзей редакции) его никогда не видел.

Веселье начинается еще до посещения самой квартиры. В первых статьях о ресторане говорилось и о том, что «дверь открывается специальным ключом», и о том, что «ключ можно получить по телефону», и еще много всего интересного. Все куда проще: для того, чтобы стать гордым обладателем ключа (который на самом деле электронный), нужно просто оставить заявку на сайте, авторизоваться через любимую соцсеть, предоставив таким образом адрес электронной почты, и ждать заветного пароля во входящих письмах. Пароль, правда, открывает всего лишь дверь в парадную — чтобы быть уверенным в наличии свободного стола, нужно позвонить по указанному в письме телефону. Таким нехитрым образом для гостя бронирование превращается в милую и увлекательную игру, а для ресторатора — в безотказный способ создать максимально корректную клиентскую базу: с телефонами гостей, их электронной почтой и даже суммой заказа. В общем, счастье для всех, и пусть никто не уйдет обиженным.

Поэтому совершенно логично, что в арку дома номер 1 по улице Марата почти с самого открытия ломятся внушительные толпы людей. И хотят они преимущественно трех вещей — хлеба, зрелищ и запилить селфи в ванной. Хлеб, забегая вперед, вполне может оказаться черствым, зато с селфи и зрелищами — вообще никаких проблем.

Поднявшись на лифте, вы попадаете в прихожую. В самом ее центре обнаруживается статуя нагой татуированной девы, а сразу за ней — психоаналитического вида кушетка и вешалки. Там, теоретически, можно зависнуть, озираясь по сторонам (особо внимательные могут разглядеть золотое сечение, набитое на правой ягодице античного истукана), а можно —раздеться и отдать себя на растерзание местным хостес, которые выполняют, скорее, роль экскурсоводов. Бар, кабинет, огромная чайная комната, ванная (в которой, как говорят, уже кто-то мылся), ресторанная зона, кухня, и изящный намек на то, что при желании тут можно переночевать — вот и вся обязательная для ознакомления программа.

«Квартира» монументальна с точки зрения подхода к делу. Выдуманный ли этот Костя Кройц или настоящий — не так важно. Главное, что благодаря ему, в 2016 году во всем многообразии кафе, закусочных и стритфуд-ларьков лофтового типа в городе наконец-то появился большой, серьезный и, главное, массовый ресторанный проект. Да, его открыли слишком рано, а меню дорабатывается прямо на коленке, но размах идеи по-хорошему поражает.

Несмотря на весь антураж и показательную дороговизну интерьеров, цены у Кости оказываются демократичными, а средний счет приближается к божеской сумме в 1500 рублей. Откровенные проблемы, связанные с едой (на старте проекта их количество зашкаливало), решили опытным путем, поэтому сейчас вероятность нарваться на спорное блюдо составляет примерно 50 на 50.

На сайте пишут, что аппартаменты можно забронировать на ночь на том же Airbnb. Прямой ссылки на квартиру я не нашла (может, у вас получится?)

Кабинет:

источник

  • Средний чек 1000 ₽
  • Вегетарианское меню
  • Винная карта
  • Заказ навынос
  • Живая музыка
  • Завтрак
  • Заказ столиков
  • Проведение банкетов

Во вкладке Рекомендованные находятся отзывы только от опытных авторов

Атмосфера просто очень очень привлекает. Ценник средний. Заказ мне как то показалось несли долго, хотя может просто перекусить хотел сильно. Думаю как то еще раз посещу это место.

Спасибо за отзыв, терпение и понимание. Мы это ценим. Ждём снова в гости!

Заведение,которое хочется рекламировать всем)))

Были с подружками в общем зале и потом как-то собирались еще с друзьями в кальянном зале, как шейхи сидели на полу)))

Потрясающие устрицы!! Кстати, кальян тоже был огонь :))))

Убранство залов — отдельная песня! Красота, атмосфера — все на уровне! Глаз радуется!

Спасибо большое за приятные вечера.

Елена, спасибо. Мы счастливы, что вам всё пришлось по душе. Ждём вас на устрицы, кальян, атмосферу. Пусть глаз радуется как можно чаще!

Ну оочень атмосферное заведение , я такого еще нигде и никогда не встречала, чай очень вкусный, придраться ну просто не к чему!

Cпасибо за тёплый отзыв, давайте чаще встречаться!

Пожалуй, одно из лучших атмосферных заведений, в которых я была вообще когда-либо.

Для начала нужно знать, что ты ищешь и где) Нас привел сюда друг.

Читайте также:  Очередь за костями при ссср

Целое приключение! Ты заходишь через домофон сначала во двор, потом в парадную, потом поднимаешься на нужный этаж и звонишь в обычную квартиру. Но когда открывается дверь, невольно вспоминаешь.

Пожалуй, одно из лучших атмосферных заведений, в которых я была вообще когда-либо.

Для начала нужно знать, что ты ищешь и где) Нас привел сюда друг.

Целое приключение! Ты заходишь через домофон сначала во двор, потом в парадную, потом поднимаешься на нужный этаж и звонишь в обычную квартиру. Но когда открывается дверь, невольно вспоминаешь фантастические фильмы. Тебя встречает не просто квартира, а огромное пространство.

На входе гардероб, хостес. В ресторане несколько залов. Я честно говоря, так и не поняла — 3 или четыре. Все залы разные по интерьеру и смыслу. Мы были в зале, где все курили кальян и пили чай. Не просто чай, здесь можно заказать настоящую чайную церемонию или проводить ее собственноручно.

Здесь никто никуда не торопится, спокойно и очень удобные диваны)

Отдельное внимание зоне уборной, которая представляет собой настоящую ванную комнату.

Классное заведение, обязательно вернусь и приведу друзей!

источник

На углу с улицей Марата для посетителей открылись огромные апартаменты с рестораном, круглосуточным баром и чайной под стеклянным куполом.

Если бы Воланд приехал в Петербург, хорошенькая квартирка номер 8 на пятом этаже в угловом доме по адресу Невский проспект, 71, подошла бы ему как нельзя лучше. Жильцы оттуда давно пропали, интеллигенция уже стабильно оккупирует пространство, а до открытия ресторана эти 800 кв. метров на Airbnb предлагалось снять по умопомрачительной цене (380 000 руб. в сутки).

Зайти просто так с улицы не получится — все желающие должны зарегистрироваться на официальном сайте через аккаунт в социальных сетях и указать номер телефона. Гостей буквально знают в лицо, хотя «фейсконтроля» как такового нет. Ощущение «закрытости», впрочем, быстро улетучивается при столкновении с веселыми компаниями у арки на Марата, а затем с чередой любезных охранников, указывающих путь. «Квартира» хоть и позиционируется как спикизи-пространство, но получилась слишком масштабным проектом для такого жанра.

  • Константин Кройц – владелец, автор дизайна
  • Дмитрий Беляев – концепт-шеф (Buro Canteen, В152 Tearoom и «Дом быта»)
  • Юлия Хайбуллина – сомелье (PMI Bar, «Морошка для Пушкина»)
  • Евгений Кадомский – автор концепции (Apteka)

На входе у гардероба со старинными чемоданами встречает обнаженная хипста-Венера в модных татуировках. Здесь творится полный непетербургский сюрреализм: оранжевыми красками залиты витрины с семейным фарфором, со статуй спущены штаны, а бюсты родственников Кройца отворачиваются, дабы не видеть всего происходящего. Экскурсию по 800 метрам пространства лучше начать до приема пищи, чтобы выбрать максимально комфортное место: слишком уж разные комнаты по настроению. «Квартира» открыта круглые сутки: кухня работает с 8:00 до 23:30, в остальное время действуют бар и чайная. По легенде, меню составлено из интересных блюд, которые хозяин привез со всего света. Явное неравнодушие авторы испытывают к Азии, а реверанс родине исполнен сырниками и перловкой.

Начать ужин с вина и паштета побудила небанальная винная карта, в которой даже побокальники достойны внимания. Чего не скажешь о скучной подаче куриного паштета: почти по-домашнему, под слоем жира, в тарелке с тремя кусочками хлеба. Во вкусе все по классике, никаких отступлений и деталей. «Авокадо краб тост» смотрится гораздо более эффектно: целая горка из кремового авокадо (редкое везение в наших широтах!) и кусочков мягкого сладковатого краба ниспадает с тонкого куска ржаного хлеба. Эстетическое наслаждение получено, но вкусовые рецепторы обмануты визуальным восприятием: чили перец есть на тарелке, но его нет во вкусе, а ржаной тост зажарен почти до состояния магазинного сухарика, царапает небо и, как результат, остается на тарелке.

  • Для посещения квартиры нужно зарегистрироваться на официальном сайте и получить виртуальный ключ
  • Вы сами можете приготовить здесь себе ужин — в основном зале есть кухонная зона
  • Здесь можно переночевать — в квартире устроены полноценные апартаменты

В дальнейшем, заказы за соседними столами как один повторяют мой: народ явно успел соскучиться по пряной Азии. И, наконец, свершилось! Редкий в наших заведениях тайский зелёный карри был действительно хорош, дерзко щекотал рецепторы и оставил приятное острое послевкусие.

Удача вечера — курица тандури с романо на гриле. Мягкое куриное филе в пряных специях балансирует с йогуртовым соусом, а реальный роман случился у тёплого кочана салата с оригинальной сладкой заправкой из изюма и масла виноградных косточек, изящно подчеркнутой цитрусовой кислинкой.

Десертное меню перекочевало в основное из «завтраков», которые, к слову, подают целый день. Внимание привлекает шоколадный торт без муки — но, как оказалось, и без изюминки: привычный вкус тёмного шоколада и мягкого маскарпоне со сливками, все нежно-кремовое, хорошенькое и банальное. Десерту бы добавить яркий штрих в оформлении и вкусе: кислинку, горчинку, перчинку. В хулиганских интерьерах можно было бы и поиграть с ингредиентами.

  • Паштет из куриной печени, 220 руб.
  • Авокадо краб тост на ржаном хлебе, 560 руб.
  • Зеленое карри с цыпленком, 490 руб.
  • Курица тандури с романо на гриле, 540 руб.
  • Шоколадный торт без муки, 350 руб.

«Мы ориентировались на славные традиции интеллектуальной тусовки. Для нас наиболее важна сама атмосфера места, куда друзья приводят друзей. Мы хотим сохранить ощущение квартиры. Это не место, где ты садишься за стол и сидишь целый вечер. Гости могут взять бокал вина или Негрони, пересаживаться с одного стола за другой, перемещаться по комнатам и общаться со знакомыми. Даже если они захотят прыгнуть в ванну, мы не будем их останавливать, а принесем полотенце и скажем “С легким паром!”».

О традиционном чае забудьте. Здесь на него стоит отвести минимум минут 40: в соседней чайной комнате предлагают настоящие китайские сокровища. Оформлена она в стиле китайского дацана в атриуме со стеклянным колодцем в небо — редчайшая архитектурная конструкция, которая по-театральному зачаровывает. Круглое помещение с диванами и подушками по периметру, приглушенный свет и клубы кальянного дыма напоминают опиумную курильню. Меню чаев и «меню состояний» разработано мастерами клуба Бронислава Виногродского — известного китаеведа и писателя. Персонал несколько месяцев обучали философии чаепития и, стоит заметить, успешно. Наш сопровождающий вечера безошибочно угадал и настроение, и вкусовые предпочтения.

В меню две цены: если заваривать чай самим или доверить дело ученику мастера. Разница между ними порядка 30%. Экономить не рекомендую: провести приятный во всех отношениях вечер, познакомиться с философией китайских чаепитий и узнать что-то новое о себе одним разом удается редко.

  • Посмотреть, как выглядит самая дорогая для аренды квартира Петербурга
  • Заказать китайскую чайную церемонию
  • Посидеть друзьями в баре с интересным вином и коктейлями даже ночью на буднях
  • Сырники с тремя соусами 330 р
  • Пудинг из чиа с бананом 280 р
  • Опаленная скумбрия с печеной свеклой 360 р
  • Салат с боккончини, авокадо и оливками 390 р
  • Чаудер с копченой треской 260 р
  • Бургер с говядиной, баклажаном и козьим сыром 390 р
  • Спринг-роллы с древесными грибами 200 р
  • Мусс из белого шоколада с клубничным гаспачо 380 р

Материалы Restoclub Review не являются рекламными. Журналист посещает заведение инкогнито и за счет редакции. Представленное в статье мнение основывается на субъективных впечатлениях автора и информации, полученной от представителей заведения после визита.

источник

Кто читал хоть часть моих статей, знает, как я не люблю все эти «секретные проекты», квесты по получению кодов на вход в «speakeasy». На сайте, с последующей авторизацией в соцсетях И телефонах, тем более глупо выходит: все равно, даже получив код и инструкции, надо звонить и резервировать стол. Голосом. Девушке. Если бы это была не глупая игра, можно было после бронирования присылать на телефон тот же самый код от двери, СМСкой, точно такой же как присылают. Нет? Ладно, вдруг внутри все так хорошо, в этих исторических залах старого дома, перестроенных в квартиру со стоимостью аренды 5000 евро в сутки, что надо так прятать «богатства»? И бывают ли вообще «секретные проекты», многозальные и размером более ста посадочных мест? Это ж не «Apteka» в «Библиотеке», где укромность бара сама шепчет о скрытной приватности. Все так. Уже после посещения могу сказать: нет, был неправ — логично. Раз уж приняли решение в таком месте делать ресторан (а тут путь к объекту, даже не сравнить с офисными центрами, это именно квартира), то вынуждены были обыграть это. Надеюсь, вся «мысль» шла от этого. Хорошая мысль.

Перед решёткой арки обнаружена лёгкая толпа. Группы гостей из трех-четырёх молодых персон отчаянно отстукивают код. Без результата. Пока стоял три компании сориентировал – «не используйте тут полученный код, жмите просто «8», калитка и откроется». Во дворе – справа первая, она же «самая приличная» дверь – уже там надо ввести код с *# — там уже лифт – 5 этаж, там уже искать в коридоре квартиру «8». А Костя дома? Нету его.

Встреча прекрасна, хоть и деффчёнки такие деффчёнки: бронь на «14», переписанную на «16», оставили без изменений. А вроде говорила по телефону, что поняла… Удивились визиту! Однако встреча оказалась прекрасна другим свойством – экскурсией. Так что мне рассказывать про интерьер совершенно не надо. Если пойдете, и спальню покажут, и ванную, и чайную, и дизайн в совершенно раппопортовском стиле! Поэтому прерогативу рассказать вам об интерьере передаю персоналу, который, надо признать, хорошо обучен.

Меню все разные. В одном, блюда «стоп-листа» помечены «в проработке», в другом — нет. «А какое сегодня верное меню»? Неплохой размер, один лист, но достаточно плотно «набит» строчками. Ошибок много: паста в основных блюдах, фиш энд чипс в бургерах, два вида карри зачем-то, оба с цыпой. Странно для заявлений: «Московский концепт-шеф Дмитрий Беляев, реализует концепцию петербургский шеф-повар Вячеслав Морозов». От такого меню доверие к кухне, конечно, падает до уровня пригородного кафе. Но шашлыка нет. Уже радость.

Салат с угрем и дайконом (500). Вообще, это мисочка холодной вермишели. Морковка «натюрель» совсем без заправки на этом фоне делает это все. витаминным. Четыре с половиной пластинки угря. Два шефа так придумали специально или это линейные повара «потеряли всякую заправку? В чем идея?

Салат с угрем и дайконом

Севиче сибас (550). Да, не идеал, но это хоть похоже на свое название, и рыба на первом месте. Такая радость постигает меня всего лишь раз из пяти приемов пищи такой, под соблазнительным словом «севиче». Не пища – положительное блюдо! Хвалить!

Севиче сибас

Уже два салата съел, а напитков нет. Два напоминания. Нет. О, лимонад несут — 200. Но несколько искупает вину «черепашьего бара», только то, что сразу, перед заказом, на стол приносят воду в графине, и не мучим жаждой, ждешь заказанного.

Татаки из говядины (490) — очень хорошо. И мясо и заправка. Наверное, лучшее блюдо двух обедов.

Татаки из говядины

Салат с киноа и молодым сыром (490). Рассказываю: сочно, зелено, морковка не сырая, а хрустит как-то волшебно. Киноа переварилась в кашку, от этого все внимание потянули на себя огурцы. Сыр был молод, поэтому горяч – прижарили его кубики, вот и стал суховат. (Где ж я ел греческий сыр халуми, тоже жареный – очень похож). Так что, салат на твердую «четверку», и всего парой мазков мог бы стать «пятеркой». Но дорого чересчур для миски крупы.

Салат с киноа и молодым сыром

Фишкейки с манго-майонезом (390) — очень неплохо. Рыбные котлетки, бодрые вкусом и цветом, такие иногда кажутся благороднее, «наполненнее» и «дороже» вкусом иных гламурных крабкейков.

Фишкейки с манго-майонезом

Чаудер (260). Картошка все портит: большие кубики, больше кукурузы, и вот сразу бульон кажется слишком жидким на фоне этого. Нет густоты и основательности супа, путь и рецепты могут быть различны. Треска очень хорошая, но опять же большими частями филе. А вот мидии такие, лучше бы не клали вообще — трухлявая заморозка.

Чаудер

Зачем Фиш энд чипс (420) идёт с пюре зелёного горошка, я не знаю. Может, потому что в разделе «бургеры»? Да, бруски картошки и три бруска рыбы, пусть и поданные на тарелке, можно интерпретировать как означенное блюдо, но зачем же это пюре? Его на дно газеты клали или сверху? Треска хорошая, кстати.

Фиш энд чипс

Карри с курицей и нутом (490) — совсем ужасное столовское блюдо, даже за 120 рублей, ругал бы не меньше. Полтарелки — рис, полтарелки — мелкие кусочки курицы в жидкой-жидкой подливе. А ведь можно было подать раздельно, как бы сразу ценность возросла, а соус сделать концентрированнее и гуще всего лишь в три раза. В общем-то, и все. Если до этого просто говорил «все хорошо» официанту, лишь бы не комментировать, то тут уже не отказался бы от визита повара к столу – посмотреть в его светлые глаза. Конечно, интереснее другое: как «это» приняли учредители на проработке? Но кто ж их покажет.

Карри с курицей и нутом

Мусс из белого шоколада с клубничным гаспачо (380) — густой клубничный соус, вот никак на гаспачо не походит, ягоды нормальные, и комок почти «зефирной» плотности… массы. Муссом точно не назвать, по-моему, переборщили с загустителями. Еще чуть, и рука от ложки потянется к ножу. Густо, от этого даже не верю, что натурально все, появляется ощущение «химии». И вот если и был вкус белого шоколада, ушел на дальний план.

Мусс из белого шоколада

Итого. Люди ходят в приватный ресторан для неких новых ощущений. Тут точно сполна необычности! Место «секретное», так что, можно не беспокоиться — даже если снимут богатые люди пожить эти апартаменты, или же под банкет выкупят весь комплекс помещений, али хозяин вернется в свой кабинет, случайный гость не пострадает. Без звонка сюда точно идти нельзя. Со звонком можно идти сюда, когда подтянут кухню до уровня оценок за концепт, интерьер, сервис. Хороших оценок. Да и к сервису нет почти претензий.

источник